18+
воскресенье, 24 сентября
Открытая студия

С. Бабурин: «Национальная ущемленность русских — главная проблема»

Председатель партии «Российский общенародный союз» ответил на вопросы «СП»

  
145

«СП»: — Сегодня у нас в гостях председатель зарегистрированной партии «Российский общенародный союз», ректор Российского государственного торгово-экономического университета, депутат Государственной Думы четвертого созыва, бывший вице-спикер, бывший руководитель парламентской фракции «Народно-патриотический союз „Родина“», в прошлом заместитель руководителя фракции «Родина», доктор наук, участник «Русского марша» 2006 года, активный сторонник объединения России и Белоруссии Сергей Николаевич Бабурин. Сергей Николаевич, недавно ваш «Российский общенародный союз» был зарегистрирован, это было в июне. До сих пор он был движением, а теперь стал политической партией.

— Он был не только движением: нам уже больше 20 лет, мы действительно были созданы как движение осенью 1991 года и в тот момент стали первой не коммунистической оппозицией Ельцину. Ну а коммунистическая была запрещена в тот момент.

«СП»: — ЛДПР тогда еще не было? Жириновский не обидится?

— Либерально—демократическая партия Советского Союза возникла, когда КГБ создавал многопартийность: в 1989 или 1990. Но на публичном горизонте Жириновский возник позже, когда после разгрома Верховного Совета Российской Федерации РОС подвергался давлению и не был допущен на выборы.

«СП»: — Вы имеете в виду октябрь 1993 года?

— Да. И мы впервые тогда были отсечены от выборов. В первый, но не в последний раз был совершен налет на штаб-квартиру «Российского общенародного союза», и у нас украли подписные листы. С 1994 года мы стали партией и фракцией.

«СП»: — Вы зарегистрированы уже были как партия?

— Конечно. Более того, ведь я же избирался депутатом не только четвертого созыва Думы, но и в первом и во втором, а до этого — в Верховном Совете. Мы как партия существовали весь период пребывания Ельцина у власти, были жесткой оппозицией Ельцину. Только когда пришел Путин, мы решили принять иной статус: уйти в гражданское общество, работать с обществом, а не с государством. И в 1991 году РОС стал вновь движением: общественность потребовала политического единения. В 1992 году была создана Партия национального возрождения «Народная воля», куда вошли члены РОС, члены «Союза реалистов», осколки других объединений…

Заместителем по партии у меня стала Нина Борисовна Жукова, бывший заместитель Баркашова Васин, потому что осколки Русского национального единства (РНЕ) также вошли в нашу партию. Именно в этом качестве мы в 2003 году участвовали в создании блока «Родина». Тогда мы были одной из трех партий, создающих блок. Потом мы преобразовались в «Народный союз». Тем не менее, «Российский общенародный союз» параллельно оставался движением. В 2007 году «Народный союз» не был допущен на выборы, якобы подписные листы оказались недостоверными больше чем 5%. Во время регистрации нас Чуров воздержался при голосовании, потому что «липа» торчала в заключении во все стороны. Уже тогда мы сказали, что вступили в стадию полных фальсификаций при проведении выборов. В 2008 году «Народный союз» как партия окончательно влился в «Российский общенародный союз», и мы стали движением. Мы объявили, что участвовать в выборах, когда итоги выборов утверждают до их проведения, — это участвовать в игре с наперсточниками. Так что итоги выборов в Парламент 2011 года не были для нас неожиданными, степень их бесчестности превзошла терпение общества. Мы были среди тех, кто вышел на площади, на улицы в знак протеста.

«СП»: — Сергей Николаевич, вы же не были на трибунах? По крайней мере, я вас там не видел.

— Я даже выступал на митинге, который проходил на Пушкинской площади. Вообще вся партийная система, сложившаяся в конце 2011 года, на мой взгляд, это был фарс. Государственная Дума сегодняшняя — это некие законодательные судороги.

«СП»: — Итак вы — партия и, стало быть, идете на выборы.

— И — предлагаем свое видение нашего будущего, которое отличается от других политических партий, парламентских и непарламентских. Даже будучи на Пушкинской площади, казалось бы, на одной трибуне с Явлинским, Немцовым или Рыжковым, мы же не стали либералами, и я не стал. Мы говорим: да, нас объединяет требование честных и прозрачных выборов, потому что мы должны альтернативу формировать, опираясь на мнение народа, а не на его фальсификацию. Но в то же время мы остаемся русскими консерваторами. Для нас тот прозападный либерализм, который сквозит во многих выступлениях либеральной оппозиции, был наш главный враг в 90-е годы, и сегодня другом он не стал.

«СП»: — Вы сказали о вашем видении будущего страны и того, с чем вы пойдете на выборы. Можно поподробнее об этом?

— Мы исходим из принципа, что Россия может возродиться только сохраняя преемственность всех эпох. А значит, наша сегодняшняя экономическая, социальная система должна взять все лучшее, что было сформировано в советскую, в досоветскую эпохи и даже многие ростки уже в после советской, когда мы стали формировать многоукладную экономику. Здесь я бы разделил нашу позицию по трем блокам. Духовный — прежде всего, мы должны избавляться от тлетворного влияния, разрушающего наше сознание, все 1980—1990-е годы. Мы говорим, что православие, являясь традиционной религией большинства народов нашей страны, конечно же, по-прежнему должно оставаться духовной скрепой в обществе. И сегодняшние выступления против православия не случайны, потому что наши вековые враги, находящиеся за нашими окраинами, понимают, что обществе может быть консолидировано на основе наших национальных духовных традиций, они пытаются предотвратить это.

«СП»: — То есть вы разделяете точку зрения, что происходящее вокруг РПЦ — это война против нее?

— Это чудовищная диверсия против России. Я не хочу сказать, что каждый священник — идеал. Но если говорить о духе, то, конечно, православие — это стержень общества сегодня. Наша нынешняя Конституция, навязанная обществу в 1993 году, не либеральная, она остается большевистской. Ведь примечательно, что в Конституцию то, что могло бы общество укрепить, не включено. Как записали большевики впервые — отделение Церкви от государства, так у нас и закреплено. Когда в Конституции написано, что у нас не может быть идеологии, у нас запрещена идеология, так это тоже идеология: у нас конституционно закреплен принцип нигилизма, который отвергает все и вся. Поэтому здесь мы остаемся противниками этой Конституции. Вообще вытащить общество из дерьма, в которое нас по уши погрузили, можно только через Конституционное собрание. Государственная Дума должна быть упразднена, чтобы не позорить понятие «органы народовластия».

«СП»: — Вообще упразднена? Такого органа быть не должно?

— Упразднена и заменена другим органом, который должен формироваться по смешанному принципу: и от политических партий, которые представляют идеологические воззрения и от территорий, как это было раньше. Это была ошибка — переход к пропорциональной системе.

«СП»: — Сергей Николаевич, ведь так Государственная Дума в свое время формировалась.

— Сколько у нас было созывов Парламента, конечно, он за эти годы набирал определенный опыт. Я участвовал в первом Парламенте — это Верховный Совет РСФСР. Говорят, РОС — изначально империалистическая организация, потому что мы были против разрушения Советского Союза не только на словах. Из 6 человек, проголосовавших в декабре 1991 года против Беловежских соглашений, 4 были членами «Российского общенародного союза» (они и сегодня являются его членами), а двое других — беспартийными. Поэтому мы говорим, что сегодня именно «Российский общенародный союз» осуществляет последовательную, железобетонную, если хотите, державную политику.

СП: — В связи с тем, что вы говорите и в связи с регистрацией вашей партии в июне, некоторые комментаторы писали о том, что в России зарегистрирована первая националистическая партия. Вы на этот счет что-то можете сказать?

— Вы знаете, я отношусь в чем-то даже с признательностью к этим комментариям, потому что мы не собираемся отмежевываться от таких эпитетов, но мы настоятельно рекомендуем каждому жителю нашей страны задуматься на тем, что такое национализм. У нас ведь боятся говорить «я — русский». У нас боятся говорить «интересы русского народа», хотя мы должны сказать, что русские — это триединство великороссов, украинцев и белорусов, давайте называть вещи своими именами. Кроме того, [термин] «русская нация в широком смысле этого слова подразумевает всех граждан России, которые говорят на русском языке, исповедуют православие и живут в той традиции, которая сложилась на этих нравственных ценностях за 2000 лет.

«СП»: — Это, кстати, тот подход, который был до 1917 года, когда армия была русская, царь был русский…

— Конечно! Когда Багратион говорил: «Мы — русские офицеры». И в этом отношении, национализм — это любовь к своему народу, и ни одна нация, ни один народ не выживет без этой любви. Не надо путать национализм, особенно в нашей стране, с шовинизмом. Вот шовинизм как ненависть к другим нациям и народам должен искореняться. Вот говорят — скинхеды. Скинхеды — это либо глупые молодые люди, которые воспитаны в эпоху безвременья, либо провокаторы, потому что отвергая наш образ жизни, наши этические ценности, они не являются носителями ни культуры, ни идеологии. Они — враги настоящих патриотов.

Октябрьская революцию была социальной реакцией на триумф националистов, на развал страны, на чудовищную коррупцию, на тот произвол, когда в сентябре 1917 года, не спрашивая народа, сказали, что монархия отменяется, устанавливаем республику. Истинных монархистов было в Красной армии больше, чем в Белой, потому что лидеры Белого движения для истинных монархистов были предателями номер один, предавшими царя.

«СП»: — Поскольку они были февралистами.

— В этом отношении трагедия 1991 года один к одному повторяет февраль.

«СП»: — Тогда по логике впереди — октябрь?

— Печально, что сегодняшняя российская власть повторила все ошибки Политбюро накануне 1990 года и все ошибки царя и его окружения накануне февраля 1917-го: через ликвидацию «социальных лифтов» в обществе, через расслоение, через игнорирование позиции общества и, в том числе, позиции интеллигенции, которая всегда была разношерстной — частично охранительной, частично революционной. Но власть должна думать не только о своем самосохранении, но и о людях, которыми она управляет. Одна из бед сегодняшнего руководства Кремля в том, что две части тандема имеют не до конца согласованное видение будущего.

«СП»: — Трещина все шире.

— Я надеюсь на то, что президент Путин на Западе никому не нужен. Я ему говорил: я вас поддерживаю, потому что, вы обречены опираться только на российские внутренние ресурсы.

«СП»: — Когда вы это говорили? Какому Путину — тому, который был пять лет назад или нынешнему?

— Тому Путину, который был во втором сроке. Путин изначально для западников был традиционалистом и «кэгэбэшником», и они изначально его не приняли, хотя постарались его, наверное, подловить на каких-то коммерческих вещах, чтобы взять под контроль. Но не получилось, и на сегодняшний день он остается врагом номер один, отодвинув и Кастро, и Чавеса. Либо Путин будет искать компромисс с проамериканскими либералами, либо он будет опираться на почвеннические силы в обществе. Во втором случае, я убежден, у России есть шанс не просто сохраниться, но и вернуться на свое геополитическое место.

«СП»: — Для этого Путин должен подойти к какой-то черте, когда ему будет нужно делать выбор. Сейчас ему выбор делать не нужно.

— Он на этой черте стоит. Выбор Путину нужно будет делать до конца 2012 года. Мы делаем все, чтобы доказать и ему, и близким ему людям, которые хотели бы ему успеха, что национальный консерватизм является тем фактором, который обязателен для сохранения России.

«СП»: — Как он смахнет с себя, так сказать, обломки либерализма, который его окружает и окружает страну? Это репрессии? Какой путь?

— Не случайно для РОС задача созыва Конституционного собрания является первостепенной. Мы в течение своей двадцатилетней истории никогда не нарушали закон. Даже в 1993 году, выходя из горящего Верховного Совета, мы обратились к своим сторонникам с призывом не брать автомат и отвечать Ельцину на государственный переворот, а идти на выборы и отвечать голосованием. Иначе мы тоже скатимся в революционную либеральную стихию, будут только экстремисты либеральные и национальные. Нельзя допускать, чтобы русский человек стрелял в русского человека. Для Путина выход из сегодняшних внутренних проблем через реформу, через конституционное реформирование всей нашей политической системы. Иначе он повторит судьбу Николая II, который, приняв законы 1906 года, дискредитировал идею народовластия, потому что это была пустышка. Это был такой удар по самодержавию, от которого оно не оправилось.

«СП»: — Это ваш рецепт, как избежать потрясений?

— Конечно. Этот вариант устроит и левых, и правых, потому что это создание работающего механизма обновления, чтобы альтернативы, возникающие в обществе, были в цивилизованной форме. Надо, чтобы политики перестали цепляться за свои должности любой ценой, сейчас они меняют партии, фракции лишь бы остаться в кресле. Я вот курировал в четвертой Думе отношения со странами Центральной Америки, с парламентами и в некоторых парламентах побывал, и мне понравилось, что у них депутатам, например, запрещено баллотироваться на второй срок подряд. И президентам, кстати, тоже.

«СП»: — Сергей Николаевич, а вот в продолжение этого разговора, вы активный сторонник (это просто из логики разговора следует, и на самом деле так) сближения союза России и Белорусии, да?

— Воссоединения. А кто сказал, что мы сближаемся? Мы топчемся на месте с 2000 года.

Меня огорчает, что разногласия в нашем тандеме привели к тому, что мы, с одной стороны, начали формировать единение Белоруссии, России и Казахстана как единое таможенное пространство, единое экономическое пространство, пытались даже сюда подтянуть и Украину, а с другой стороны — ускорили свой забег в ВТО без Белоруссии и Казахстана. Но это нельзя, нельзя.

«СП»: — Это разнонаправленные вещи.

— Это разные вещи. И поэтому вот то, что мы сегодня вступили в ВТО без Белоруссии и Казахстана, для любого серьезного и вдумчивого человека означает, что мы нанесли удар по нашему Союзу очень опасный. И если мы не ускорим интеграцию (а для нас важнее, конечно, объединение на постсоветском пространстве, ВТО никуда не денется) и поэтому вот здесь, через союз Белоруссии и России, через провозглашенное, но не созданное Российско-Белорусское союзное государство и через вот эти экономические механизмы, конечно, мы должны собирать наш расколотый народ, и это будет ко благу всех сегодняшних суверенных республик.

«СП»: — Ну вот смотрите, практически совпало по времени вступление в ВТО и создание таможенного союза. Что, в Кремле непонятно, что это вещи, которые расходятся?

— Не отвечаю за Кремль, никогда там не работал. И могу только сожалеть, что отмеченный вами факт имеет место, он очень опасен, и те, кто нас втянул сейчас в ВТО, как бы приняв нашу позицию, они заинтересованы в том, чтобы мы не объединились с Белоруссией и Казахстаном.

«СП»: — Понятно. Тогда еще несколько вопросов от наших читателей. Один из них: «Как ваша партия относится к росту напряженности в межнациональных взаимоотношениях?»

— Мы очень серьезно смотрим на то, что происходит в межнациональных отношениях, потому что это та болевая точка, по которой разваливали Российскую империю, по которой разрушили Советский Союз, ведь поджигать начинали с Карабаха, Таджикистана, Прибалтики, Закавказья вообще и с той же Молдавии. И сегодня попытка расширить присутствие ваххабитов на нашей территории, попытка столкнуть вообще мусульман и православных, попытка спекуляции на межнациональных отношениях очень проблемна для нас. Но мы должны очень четко понимать: до тех пор, пока у нас будет проблемой ситуация с русским населением, мы не решим ни одного межнационального вопроса. Национальная ущемленность русских — сегодня главная проблема Российской Федерации. Не нужно для русских особого положения, но не нужно и считать нормой, когда их принижают и заставляют постоянно оправдываться, постоянно уступать.

«СП»: — Сергей Николаевич, верите, что оппозиция способна объединиться и создать какую-то платформу, выдвинуть единого кандидата, если не в президенты России, то, может, хотя бы в губернаторы?

— Очень хороший вопрос, спасибо. Это, наверно, один из центральных вопросов сегодняшней политической реальности, потому что случайно или неслучайно, но наша регистрация как партии затянута до сентября. Ведь важно было не только получить федеральную бумагу на старте, важно было зарегистрировать еще и минимум 42 региональных отделения, чтобы войти в повседневную политику. Вот на сегодняшний день я могу сказать: у нас зарегистрировано только 33, в стадии регистрации еще 30. Нам необходим этот минимум 42, чтобы мы могли выдвигать кандидатов. Но на сегодняшний день мы не сможем участвовать в осенних выборах. Но там, где наши организации уже зарегистрированы, делаем все для того, чтобы появился единый кандидат. В решение съезда в декабре мы сказали: «Мы не доверяем ни одной политической партии, но мы обращаемся ко всем без исключения кандидатам в президенты, что если вы понимаете остроту кризиса и поддерживаете конституционный выход через созыв Конституционного собрания, если вы признаете преемственность нашей истории — досоветской, советской и нынешней за последние 20 лет — как нашего достояния и не вырываете страниц из прошлого, а берете это прошлое таким, каким оно было, если вы выступаете за традиционалистский подход в нашем обществе, то мы готовы поддержать вас на выборах». Я считаю, что мы должны искать единых кандидатов, мы должны честно сказать, что «Единая Россия» доживает свой срок, она банкротится у нас на глазах. Может быть, попытаются вместо нее создать некий фантом на базе «Народного фронта». Но мало радоваться банкротству этого профсоюза бюрократов, нужно понять, что мы получим взамен.

«СП»: — Со стороны партии и власти?

— Вообще со стороны нашей партийной элиты, не глядя на их пристрастия. Вот если лидеры нынешних ранее зарегистрированных партий будут по-прежнему играть в поддавки и соглашаться на те проценты, которые им там рисуют, политическая система не выздоровеет. Поэтому мы готовы проиграть, но в честной борьбе.

«СП»: — Но вы же реалист.

— Именно поэтому я и говорю, что если мы не пойдем по пути Конституционного собрания, революционные потрясения будут неизбежны. И вина в этом будет не каких-то происков ЦРУ: просто общество устало от фальши.

Благодарим читателей за присланные вопросы


Смотреть видео на: Youtube или Svpressa



Часть 1:



Часть 2:



Часть 3:



Часть 4:


Онлайн-трансляция:

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров