Открытая студия

M. Делягин: «Период цивилизованной жизни закончился»

Директор Института проблем глобализации о том, куда инвестируется российский рубль, на каком этапе экономика России и тотальной коррупции монополий

  
11172

Андрей Иванов: — Здравствуйте. Меня зовут Андрей Иванов. Сегодня в гостях «Открытой студии» «Свободной прессы» доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации Михаил Геннадьевич Делягин. Здравствуйте, Михаил Геннадьевич.

Михаил Делягин: — Добрый день!

А.И.: — Многие наши люди озабочены одним простым вопросом: что происходит с российской экономикой? Некоторые говорят, что все стабильно. Другие говорят, что буквально через несколько месяцев нас ждет самый настоящий коллапс, а потому надо запасаться гречкой, солью, спичками и уже этой весной ехать на огород сажать картошку. Хотелось бы Ваше мнение знать, к чему готовиться?

М.Д.: — Сажать картошку за неимением коррупционеров всегда полезно. Что касается того, что происходит с российской экономикой, как Вам сказать, если человека выбросить из окна, он падает. Вот и наша экономика падает, но еще не долетела. Проблемы простые: тотальная коррупция, почти тотальная, т.е. коррупция, которая уже производит впечатление не отклонения от нормы, а некоторой другой нормы. Вот как российское государство сложилось в начале 90-х на руинах «советского» как инструмент для разграбления советского наследства, его легализации и вывода фешенебельных стран, вот так оно и осталось этим государством. Оно разрушает, с моей точки зрения, страну. Поэтому то, что мы называем коррупцией, производит впечатление, скорее, основы государственного строя: произвол монополий тотальный, кромешный. Они разрушают экономику. На это навешивается много-много всяких других недостатков, но эти недостатки вызваны в основном сутью, что государство, огромная часть правящей «тусовки» рассматривает очень искренне свои задачи — не развитие общества, не служение народу, не развитие какого-то общественного блага, а личное обогащение любой ценой. А это значит через разрушение, потому что так проще, и дальше пусть «трава не расти». Естественно, что экономика такой груз выдержать не может. Какое-то время нас держали уникально высокие цены на нефть и уникальное терпение русского народа, за которое пил еще товарищ Сталин. С 2011-го года держать перестала, и экономика начала потихонечку замедлять рост. В прошлом году рост замедлился до 1, 3%, и в этом году мы из затухающего роста перейдем в нарастающий спад. Пытаются остановить этот процесс ослаблением рубля, но ослабление рубля, во-первых, проводится в интересах спекулянтов, т.е. очень медленно, очень плавно, не в один день, как положено, а медленно, что еще более усугубляет ситуацию. А с другой стороны, уже нет тех резервов, которые были даже в 2008-м году, поэтому ослабление рубля — крайне неэффективный рычаг. Других нет, поэтому хватаются за него, но рычаг все равно неэффективный. Дальше экономика сыпется. Если от разграбления страны не перейти к его развитию, например, из-за страха руководства, то этот год мы проживем точно. Поэтому я бы в этом году призывал не запасать продукты питания, а вступить в «Общество охотников и рыболовов», учиться пользоваться спиннингами, делать запасы катушек, лески и прочих вещей, необходимых для членства в этом замечательном обществе. Нужно учиться пользоваться, потому что леска в руках, извиняюсь за выражение, у идиота, это оружие, прежде всего, против него самого. А ближе к обострению кризиса уже может просто прекратиться выдача оружия населению, даже если население является членом «Общества охотников и рыболовов». А без оружия Вы в условиях системного кризиса, труп, пусть пока временно еще и живой. Я надеюсь, что до этого не дойдет, я надеюсь, что государство одумается, я сам в «Общество охотников и рыболовов» пока не вступил, потому что я считаю своим долгом сделать все, что можно для того, чтобы избежать этого; но, скажем так, большинство моих знакомых из «Единой России», практически все, даже те, которые очень не любят охотиться и страшно не любят убивать животных, они являются членами этого «Общества». Я думаю, что в данном случае «жираф большой, и ему виднее». Следует уважать опыт старших товарищей. А в этот год стабильность в обществе сохранится: плохая, удушающая нас, но сохранится.

Дальше мы вступаем в зону неопределенности, и можем продержаться еще некоторое время, но до 2018-го года ситуация развалится точно, потому что, помимо нашего собственного российского кризиса, есть глобальный кризис. Сложился глобальный рынок, на глобальном рынке сложились глобальные монополии, они загнивают, и они обрушат мир в глобальную депрессию, т.е., грубо говоря, ситуация, когда денег нет никаких ни у кого никак. Как это будет происходить, не очень понятно, потому что теория для этих процессов не описана, не написана. Так что впереди у нас, как обычно, веселое время. Я подчеркиваю «как обычно», не нужно заниматься манией величия. Если кто из Вас учил еще в школе астрономию, он должен помнить, что Земля вращается вокруг Солнца по эллиптической орбите и при этом вращается еще вокруг своей оси, причем ось ее наклонена. С точки зрения бытового сознания, это означает, мир летит в тартарары, и это его единственное нормальное состояние. Поэтому не нужно думать, что нас ждут какие-то невероятные потрясения, которых не выпадало на участь наших дедушек, прадедушек и прочих, но период цивилизованной жизни, который начался после Корейской войны, он закончился, наверное, с началом «бури в пустыне» в 1991-м году, с распадом Советского Союза. Просто еще не все это ощутили, в Сомали ощутили, в Югославии ощутили, а мы еще не ощутили. Сейчас ощущают на Украине. В этих условиях можно выжить, но для этого нужно государство, которое будет служить своему народу, и этого государства пока не наблюдается, мы стараемся его создать, но у нас не выходит. Я имею в виду у нас, у оппозиции. Уважаемые товарищи, которые сидят в государстве, искренне наслаждаются жизнью и считают, что жизнь прекрасна, и они достигли своей мечты. Они всю жизнь издевались над политруками, которые рассказывали им про коммунизм, и вдруг они поняли, что были неправы всю жизнь, потому что коммунизм есть, и вот они в нем живут. Но это такой «извращенный» коммунизм, который для всех остальных может обернуться адом.

А.И.: — Вот один из наших читателей спрашивает: «Уважаемый Михаил Геннадьевич, я в экономике особо не разбираюсь, но хочу Вам задать, наверно, примитивный и наивный вопрос. В СМИ постоянно пишется о зарубежных инвестициях в нашу экономику, оттоке и притоке капитала, но все знают, что у страны денег очень много, выделяются «неслабые» средства другим странам или прощаются долги. Почему же государство не инвестирует эти деньги в свою экономику или ему выгодны отсталость и неразвитость страны? И многие действительно задаются вопросом, вроде бы, и нефть, и доллары есть, и у Сталина, когда он проводил модернизацию такого «Золотого дождя» не было…

М.Д.: — Знаете, Вас и Ваших читателей в Правительство Медведева не возьмут. Вы слишком хорошо разбираетесь в экономике, можете сопоставить 2 цифры, это уже неприемлемо. А если серьезно, то вопрос мотивации, чего Вы хотите. Если Вы хотите развивать страну, Вам не нужны нефть и доллар, Национальный банк — это шикарный инструмент, который позволяет кредитовать, выдавать кредиты под строительство тех заводов, которые еще не построены, это называется проектное финансирование. Это было в Советском Союзе, это было в Германии, это было в Америке, это было в Японии, это было во многих странах мира, это есть в Китае и сейчас. А это можно делать с минимальными инфляционными рисками, если контролировать экономику. Но для этого нужно захотеть развивать. А если Вы хотите ее разворовать и построить себе домик в Париже, как Леня Голубков, наши же либералы остались на уровне Лени Голубкова, они хотят украсть здесь и построить домик в Париже. Украсть рубль, разрушить на миллион и построить себе квартирку маленькую. Вот тогда все правильно, потому что тогда каждый рубль, вложенный в экономику России, он уже не украден, он непроизводительно израсходован, его можно было украсть, а его не украли, на него дорогу построили или завод построили. Ну как же так? Мы могли на эти деньги построить себе виллу в Каннах, а вы построили на них завод, на котором работает 500 человек. Я без виллы остался, это преступление, это «безхозяйственность». То же самое, почему, например, глобальный бизнес обслуживающего либерала так терпимо относится к коррупционерам и с такой ненавистью относится к коммунистам и социалистам, особенно к коммунистам? Коммунисты хотят, имея деньги, получив какие-то деньги, они эти деньги отдают народу. Кто-то отдает народу неумно, как отдавал, скажем, Чавес: просто повышал уровень жизни, но люди жили на пособия, новых заводов не создавалось. Кто-то отдавал даже странно, как Каддафи, отдавал: полковник 40 лет у власти не создал собственной военной промышленности, даже автоматов своих не делал. Как такое может быть, непонятно. За что и поплатился. Но эти деньги, которые отданы народу или инвестированы в развитие экономики, как это в Иране, как в Китае, эти деньги не попадают глобальному бизнесу. Они ему не достаются, они его не обогащают, они не приносят ему прибыль. Поэтому это недопустимо, это преступление. А если я вор? Ну, украл я деньги, я их куда понес? В фешенебельную страну, я же их для потребления украл. И я их вложил в итоге в финансовую систему развитых стран. Я эти украденные деньги отдал глобальному бизнесу, и глобальный бизнес работает, зарабатывает, получает прибыль, со мной этой прибылью делится. Поэтому все для глобального бизнеса и обслуживающих его либералов. А на словах они люто не любят коррупцию. Но они преследуют коррупционеров только тогда, когда коррупционеры теряют власть и лишаются возможности приносить им все новые и новые деньги. Пока коррупционер у власти, он — лучший друг, и с ним поддерживаются, по крайней мере, нормальные рабочие отношения. А вот если этот же самый коррупционер вдруг начинает заботиться о людях, его нужно бомбить, это неприемлемо, это нельзя, потому что деньги, отданные людям, или деньги, отданные на развитие экономики, не достаются глобальному бизнесу.

А.И.: — Михаил Геннадьевич, чем же тогда объяснить, что российское центральное руководство поддерживает совершенно разных губернаторов? Есть города, областные центры в Центральной России, где буквально по центру города ходят куры, овцы, нет асфальта. Есть, например, Белгородская область, где развитие на лицо, в чем причина? Т.е., если бы все были коррупционеры и продавшиеся глобальному капиталу люди в руководстве России, у нас были бы только такие губернаторы. И если бы там были только патриоты, были бы только другие?

М.Д.: — Россия вообще разная страна. И я говорю о принципиальном выборе, а каждый же делает выбор для себя достаточно сложный, и пропорции разные. Думаю, что у нас есть губернаторы, которые не платят за свое назначение. Я искренне в это верю: ни в какой форме не платят. Просто люди настолько хороши, что их оставляют просто, чтобы они хозяйствовали дальше. А есть совсем неумехи, которые пришли распылить деньги. Россия — очень разная страна, 83 региона.

А.И.: — Вы сейчас говорили о коррупции, а насколько сильно влияет фактор умения управлять? К примеру, республики Северного Кавказа получают немалые дотации из госбюджета. С другой стороны, в Чечне, например, что-то строится, прокладываются дороги, ремонтируются детские сады, а в соседнем Дагестане часто нет ни асфальта, ни общественного транспорта. И люди говорят, вроде, и войны не было, а ситуация намного хуже…

М.Д.: — Ну, Чечня управляется централизованно. Уже это обеспечивает большую эффективность. Дагестан — в нем только титульных народов 9, управляется по-другому. Но самое главное, что если федеральный центр, выделяя деньги, не контролирует их использование, он тем самым провоцирует, с одной стороны, воровство, с другой стороны, нищету объективно. Вы знаете, еще не так давно в Дагестане, когда осуществляли коррупционные продажи должностью, людей, продающих должность, не увольняли. Купивший должность, должен разобраться с действующим там министром или руководителем госкомитета сам, самостоятельно. Не разбирались, как мы помним.

А.И.: — В контексте картины российских регионов, на какое бы Вы место поставили Москву, столицу?

М.Д.: — С какой точки зрения?

А.И.: — С точки зрения коррумпированности, эффективности управления и эффективности решения проблем.

М.Д.: — На среднее. Безусловно, есть регионы хуже, есть регионы лучше. В Москве очень много шокирующих примеров, например, когда вдруг обнаружили, что тротуары Тверской очистили от стоящих там автомобилей, и значит, можно посадить деревья, можно восстановить то время, когда Тверская была аналогом берлинского «Унтер дер Линдена», где были роскошные липы. Когда они весной цвели, это был потрясающий аромат, а летом была тень. Что делали? Вместо того чтобы посадить деревья, поставили безумно дорогие гранитные вазоны, куда каждую весну дерево высаживают, каждую осень его оттуда забирают, отвозят в теплицу на реабилитацию не иначе, кроме как, публичный цех по разворовыванию денег это назвать сложно. Знаменитая история с тротуарной плиткой, которую меняли, когда хорошую тротуарную плитку заменили на хороший асфальт. Безумная история с велодорожками, безумная история, ничего не скажешь. Т.е. они хороши в парках, но даже мои знакомые хипстеры, которые катаются круглый год на велосипеде, они не катаются по велодорожкам, они катаются по проезжей части, потому что это просто безопаснее. Это нормально. Водитель видит, что едет велосипедист, он ему оставляет место, даже в пробке. Таких примеров очень много. Транспортное движение, слава Богу! Но сказать, что Москва — это катастрофа — тоже нельзя. Обратите внимание, стали говорить, что для расшивки московского движения нужно строить эстакады, я тоже это говорил. Значит, первая реакция была проплачена Мэрией, блогеры, с моей точки зрения, устроили дикий хапарай по этому поводу, что все идиоты. Любой, кто так говорит, это враг народа, мерзавец и т. д., после чего стали строить эстакады. Т.е. до начальства дошло, может быть, они сами до этого дошли, не обращая внимания на общество, стали делать. Дальше — платные парковки. То, что они шагнули за «Садовое кольцо», безумие. То, что поднята стоимость, непристойная вещь. То, что смс-ками Вы переводите деньги на Кипр, то, что многие паркоматы не платят налогов вообще, выведены из-под российского законодательства, это бред, коррупция и безумие. Но сама по себе идея, наверно, единственная. Плохая, но других просто нет для центра. И если так смотреть, смотреть, смотреть, то получается, что московские власти такие средненькие. Конечно, когда мне рассказывают, что отремонтировать фасад здания на Тверской и кусочек крыши, стоит почти 400 миллионов рублей, и это правильно. Вот все что я могу привести в качестве аналога: а мы покроем фасад Мэрии сусальным золотом, а все остальное разделим между собой. 400 миллионов рублей, представляете себе, ремонт фасада и кусочка крыши, части крыши?! Но, с другой стороны, да, Москвой не очень сложно управлять, потому что очень большие финансовые потоки, и дефицит в 260 миллиардов рублей пугает. И то, что простейшие вещи не решаются типа нормализации работы светофоров, которые являются одной причиной пробок. И вторая причина пробок, главная причина, — аварии; это состояние дорожного полотна по-прежнему. Но на общем фоне, Вы знаете, я могу назвать десятка два губернаторов, которые намного хуже московских властей даже с учетом отсутствия денег. А губернаторов, которые лучше московских властей, человека 4 я могу назвать. Так что, скорее, московские власти нормальные. Что называется, нужно взять напильничек и, шершавым языком плаката пошлифовать.

А.И.: — Возвращаясь к теме общефедеральных проблем, многие говорят, что вступление в ВТО нанесло большой ущерб по отечественной экономике, большой удар нанесло. Другие, говорят, что «бросьте, о чем вы говорите», ВТО — это такой всемирный клуб, состоять в нем почетно и престижно. Собственно, правила ВТО минимально как-то влияют вообще на отечественных товаропроизводителей, и беспокоиться не о чем? Вот хотелось бы Ваше мнение узнать поподробнее.

М.Д.: — Насчет всемирного клуба, представьте себе, что есть «Всемирный клуб едоков мяса» и состоять в нем почетно и престижно. Просто одни состоят едоками, а другие в этом же клубе состоят мясом. Вот если Вы будет рваться 12 лет, выпрыгивать из штанов для того, что войти в этот клуб в качестве мяса, то Вы вполне достойны быть членом Правительства Медведева, членом российского Правительства, Вы достойны быть министром экономики, министром финансов, вице-премьером по реальному сектору и прочими замечательными людьми. Наша политика была ровно такая. ВТО — это организация, в которую, во-первых, все вступают на разных условиях, т.е. это конкуренция, она обеспечивает свободную конкуренцию, но это на словах. На самом деле все участники ВТО конкурируют на разных условиях. На каких вы договорились войти, на таких и конкурируете. И Япония, скажем, имеет пошлину на ввоз риса процентов 300. Если вы хотите ввести килограмм риса, вы должны заплатить в качестве пошлины в 3 раза больше его стоимости. То же самое в Евросоюзе, близко к Америке. А всякие Киргизии, Украины, России вступают на кабальных условиях. Насчет того, что это ни на что не влияет, простите, пожалуйста, Киргизия вступила: 2 революции, распад государственности. Украина вступила: революция, распад государственности. Россия вступила чуть попозже, поэтому у нас еще некоторое время есть, но, пожалуйста, революции пока нет, но сразу после присоединения России к ВТО на заведомо кабальных условиях мы из бурного инвестиционного роста в 7 с лишним процентов, перешли в инвестиционный спад. Потому что все равно будут либо инвестиции, либо товар. Все. Говорилось об этом бесконечно, но у нас есть пропагандисты, которые, так сказать, 15 лет назад выучили, что все, чему учит нас Запад, это хорошо; то, что хорошо для «General Motors», это хорошо и для России, солнце всходит на Западе, непосредственно, от города Вашингтон и все эти годы повторяет это.

А.И.: — Некоторые экономисты предлагают в качестве рецепта исправления ситуации — повышать в России внутренний спрос. Другие говорят: «Посмотрите, уровень зарплаты в России практически сравнялся с уровнем Западной Европы, и Германии, и Франции, Испании…

М.Д.: — Простите, пожалуйста, это где же мы сравнялись с уровнем зарплаты Германии и Франции? Ну, Испания, ладно, там безработица 28%. Ну, простите, пожалуйста, средняя зарплата в России менее 30 000 рублей, причем это зарплата «грязными». При этом нужно понимать, что структура распределения денег у нас разная. В Германии, во Франции и в других развитых странах разрыв между богатыми и бедными невелик относительно. У нас он очень велик. У нас средняя зарплата на шахте Междуреченска, как выяснилось, 80 000 рублей была в 2010-м году. Когда это объявили шахтерам, они вышли на площадь, чтобы разобраться, и посмотреть на этих счастливцев, у кого зарплата 80 000 рублей. Потому что самый упорный «стахановец» получал там 40 000 с копейками, в среднем получали 30 000 — 35 000, а то и 25 000 рублей за очень тяжелый труд. Были массовые беспорядки, ОМОН 2 раза сгоняли с рельс на железной дороге, которая была перекрыта, все это из-за того, что людям честно сообщили статистику. Потом выяснилось, что статистику рассчитывали с администрацией. У нас тоже самое: средняя зарплата работников медицины - 32 000−35 000 рублей, разные пропагандисты называют разную цифру. Правильно, только это считают зарплату главврачей и их заместителей и прочих чиновников. А так медсестры получают и 9 000 рублей, и 7 000 рублей, и в одной из областей, прислали письмо, что ставка медсестры — 3 800 рублей в месяц. Москвичу вообразить невозможно, но это будни нашей страны. Германия — «ау»! Ну и пусть. Когда так говорят, то это ложь. Это обычная либеральная ложь. Поскольку либерал отстаивает интересы глобального бизнеса против интересов народа, своего, не лгать в той или иной форме, он не может, есть редчайшие исключения, люди, у которых сложным образом их идеал стыкуются с действительностью. Но большинство сознательно не грамотны, это сознательный вывод. Если они будут грамотны, они смогут быть либералами и зарабатывать деньги.

А.И.: — Так все-таки в нынешних условиях можно повысить внутренний спрос, повысить зарплаты? Вот читатель Игорь спрашивает: можно ли прекратить аутсорсинги и заемный труд, который сейчас…

М.Д.: — Заемный труд — это уголовное преступление на самом деле, это называется рабский труд, это труд, незащищенный. Это деятели из «Федерации независимых профсоюзов России» во главе с господином Исаевым и Шмаковым под сурдинку запрета заемного труда, по сути дела его, с моей точки зрения, легализовали, когда приняли «Закон о запрете заемного труда», где было четко написано, что вот это, это, это заемным трудом не считается. И получилось, что они тем самым, насколько я могу судить, легализовали заемный труд. Но это частный случай. Первое — внутренний спрос можно повысить по-разному. Если Вы Абрамовичу подарите триллион рублей при условии, что он потратит их внутри России, Вы увеличите внутренний спрос, ну и что и кому от этого легче?! Яхты подорожают, недвижимость на Рублевке подорожает, хлеб тоже подорожает, только будут меньше покупать, денег не будет у людей. Повысить внутренний спрос за счет повышения благосостояния основной массы населения, да, это задача. Но, во-первых, тем самым Вы неминуемо отнимите деньги у правящей «тусовки», это же чудесная история, когда на «АВТОВАЗе» руководитель профсоюза получал примерно в 100 раз больше, чем человек, который стоял у конвейера. 2007-й год, реальность, недавняя история. 800 000 рублей, а у конвейера разнорабочий получал 8 000−10 000 рублей. А второе — отлично, повысили уровень благосостояния основной массы людей, но если вы сами, в своей стране, не производите товары, то будет, как у Чавеса. Они купят импорт, и им будет мало. А деньги уйдут из страны, они уйдут вашим конкурентам стратегическим. И Америка на деньги, которые ваш народ же заплатил, будет вас же и свергать. Поэтому нужно создавать производство. Поэтому нужно следовать примеру всех стран «Большой двадцатки», которая в условиях глобального кризиса после 2008-го года, усилила своих протекционистских защит экономик, за исключением России, благодаря нашему либеральному Правительству.

А.И.: — Кстати, нынешнее положение российской экономики как-то скажется на положении России в международных организациях «Большой восьмерки», в «Большой двадцатке»? Некоторые говорят, что, чтобы у нас не происходило, у нас все равно лучше, чем во многих странах. И на Россию смотрят народы с надеждой, та же Венесуэла, Украина, Приднестровье и т. д.

М.Д.: — Вы знаете, пока нефть стоила 100 долларов за баррель, у нас лучше, чем во многих странах. Но мы должны исходить из того, что через некоторое время она будет стоить 60 долларов за баррель, не завтра. Но в 2016-м году Южная Корея достроит газовозы, океанские, которые повезут сжиженный природный газ из США. Я допускаю, что когда Иран выйдет на рынок мировой нефти в этом, 2014-м году, это не будет потрясением для мирового рынка нефти. А вот когда начнется продажа сжиженного газа из США, это может снизить цену и на газ, и на нефть. В первую очередь, конечно, на газ. Это ударит по нам сильно. И я бы всегда помнил Леонида Ильича Брежнева, когда пошли первые «нефтедоллары», в году, наверно, в 1974-и или 1975-м, он вызвал к себе министров финансов и сказал: «Так, какие у вас дополнительные доходы от экспорта нефти? Ну, такие-то там несколько десятков миллиардов долларов». Очень хорошо им сказал Леонид Ильич: «А бюджет ты будешь исполнять, как будто этих денег нет». Но эти деньги направлялись на развитие, направлялись не очень разумно на развитие, но они направлялись. У нас сейчас нефть и доллар замораживаются, вкладываются в наших стратегических конкурентов, но на развитие не направляются категорически. Это, с моей точки зрения, хуже, чем преступление.

А.И.: — Многие из числа оппозиции говорят, как надо делать, вроде бы, рецепты простые, т.е. новая индустриализация, повышение доходов граждан, тем не менее, этого не происходит в нашей стране. Говорят, виноваты либералы. Но мы помним, что был в свое время «Красный пояс», где были губернаторы такие оппозиционно настроенные, нельзя сказать, что в этих областях ситуация была намного лучше?

М.Д.: — Значит, губернатор не может влиять на экономическую политику федерального центра, и никто не мог. Если Вы создали кризис неплатежей, то будь Вы хоть Сальвадором Альенде, хоть Сальвадором Дали, Вы ничего на посту губернатора изменить толком не сможете. Если Вы хороший хозяйственник, Вы можете так вот выкрутиться, и некоторые губернаторы выкручиваются, и тогда выкручивались и сейчас. Но это не большинство, большинство живет в предлагаемых обстоятельствах и не может их перебороть. Политика определяется на федеральном уровне. Экономическая ситуация определяется политикой федерального центра, и губернаторы здесь бессильны. Почему оппозиция предлагает вещи хорошие, ее не слушают? По очень простой причине: разница мотиваций. Оппозиция вместе с российской интеллигенцией исходит из того, что государство должно служить обществу. Господа, четверть века рассказывают о том, что «ах, какие ошибки делало государство». Значит, все четверть века национального предательства — это уже больше жизни целого поколения. Если какая-то ошибка совершается на протяжении жизни целого поколения, это даже не политика, это стратегия. Просто другая мотивация у нынешнего государства, оно ориентировано на личное обогащение за счет разграбления страны. Когда Вы приходите и говорите, что развивать страну нужно не так, над нами добродушно смеются, что, конечно, развивать страну нужно не так. Но мы другие задачи решаем. Мы же ее пилим. Представьте себе, стоят люди. Которые пилят дрова, а Вы приходите к ним, рассказываете, о том, что если эти дрова посадить в землю, из них вырастут прекрасные деревья, они будут шуметь по ветру, людям нужно печку топить. Неловко себя цитировать, как я сказал по другому поводу: «Очень сложно идти в разведку с человеком, который вообще-то идет на рыбалку».

А.И.: — Так все-таки нашим гражданам есть на что надеяться, помимо того, что надейся только на себя, вступая в «Общество рыболовов и охотников», запасаясь крупой, Вы лично теплите надежду, что государственная политика изменится? Что будет опять русский космос, русский прорыв?

М.Д.: — Вы знаете, у меня нет ни малейшей надежды на то, что государственная политика изменится. У меня есть надежда на то, что мы сумеем ее изменить. Само ничего на свете не происходит. Я и мои коллеги, мы пытаемся изменить ситуацию, по-хорошему пытаемся, некоторые пытаются по-плохому. Но без усилий не будет ничего. Политика не изменится сама под давлением обстоятельств. Политика изменится только под давлением людей: если я пойму, что это безнадежно и шансов нет, я уеду куда угодно, куда глаза глядят. Многие мои знакомые европейцы, столкнувшись с экспансией агрессивного ислама, уезжают в Уругвай, например. Но пока есть малейший шанс что-то изменить к лучшему, этот шанс нужно реализовать до последней возможности. Это неприятно, потому что последняя возможность будет уже в условиях системного кризиса. Значит, нужно пытаться ее реализовать там. Желательно, конечно, не доводить дело до системного кризиса, но, Вы знаете, если бы бабушка была дедушкой, то мир был бы устроен чуть по-другому.

А.И.: — Что ж, Михаил Геннадьевич, спасибо большое, что пришли к нам. Напоминаю нашим читателям: в гостях «Открытой студии» «Свободной прессы» сегодня был Михаил Геннадьевич Делягин, доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации. Вел программу Андрей Иванов. Всего доброго. До свидания.

М.Д.: — Счастливо вопреки всему сказанному!

Над программой работали: Ведущий — Андрей Иванов. Продюсер — Елена Наумова. Оператор-монтажер — Александр Фатеев. Фото — Елена Наумова. Текстовая версия — Наталья Святова, Елена Наумова. Редактор — Елена Наумова.

Примечание: Уважаемые читатели «Свободной прессы», приносим вам свои извинения за возможные технические неточности, с которыми вы могли столкнуться при прочтении данного материала.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров