Открытая студия

Д. Юдкин: «Братья по крови убивают друг друга под аплодисменты олигархов»

Ополченец станицы Луганской рассказал об истреблении народа Донбасса

  
3701

(продолжение см. ниже)

Алексей Полубота: — Уважаемые читатели сайта «Свободная пресса», добрый день. В эфире «Открытая студия», ведущий Алексей Полубота и сегодня у нас в гостях Дмитрий Юдкин — ополченец, председатель литературно-исторического клуба «РусичЪ» Луганской области. Добрый день.

Дмитрий Юдкин: — Здравствуйте.

А.П.: — Сегодня большой интерес вызывают события на Юго-востоке Украины, который сегодня уже получил название Новороссия, поэтому вопросы будут в основном вокруг тех событий, которые происходят в тех местах, где Вы живете, откуда Вы приехали. Я, понял из Вашего разговора: для того, чтобы попасть в Россию, пришлось даже перенести обстрел. То есть это было не так просто. Вот, скажите, пожалуйста то, что происходит в Новороссии «геноцид русского народа»? Уничтожаются десятки, сотни, а может быть и тысячи людей. Вот Вы жили все эти годы, после того, как Украина обрела независимость в Луганской области. На ваш взгляд, как произошло то, что мы наблюдаем сейчас?

Д.Ю.: — Точнее, как это готовилось.

А.П.: — Да, как к этому пришло? Как это стало?

Д.Ю.: — Ну, началось это далеко не вчера, не полгода и не год назад. Если углубиться в историю, но не будем так далеко углубляться, возьмем даже момент самого разрушения, развала, точнее Советского Союза. Разделились на отдельные независимые государства, стала Украина Незалежной. И, в принципе, с того момента духовный геноцид русского народа пошел, когда превращали жителей Украины, территорию жителей Украины в отдельный народ. Постоянно рассказывали, что мы не являемся даже родственными народами. Много среди историков украинских рассказывали про каких-то финогурах, монголоидах, типа украинцы, это были всегда европейцами. Ладно, когда касается разговора Западной Украины, мы уже давно осознали, и жители Юго-востока осознали и поняли это давно, что мы с ними являемся двумя разными народами. Одной крови хотя, но разной ментальности.

Западная Украина, она исторически была в отрыве от большой России, лет 600−700, примерно. То в составе Польского королевства, то Австро-Венгрии, частью в составе Румынии. Вероисповедание там другое — униатское, католическое, культура, соответственно, другая. Они больше себя считают представителями Европы. А мы всегда тяготели к России, так как сами являлись русскими и никогда об этом не забывали. Хотя нас все эти годы пытались превратить в украинцев.

А.П.: — Вот этот момент навязывания этой «западной ментальности», он сразу начался, или он как-то постепенно усиливался?

Д.Ю.: — Практически сразу. Я же говорю, если углубиться в историю, то можно сказать, что это начиналось раньше, еще с Петра Первого, но не будем этих моментов касаться. С момента 17-го года, когда была развалена Российская Империя, уже зашел разговор об Украине, появились гетманы украинские.

А.П.: — Если вернуться, все-таки, к последнему отрезку историческому, после 92-го года,

Д.Ю.: — 91-го…

А.П.: — - Да, этот пресс «западенской ментальности», он сразу стал ощущаться, или это происходило постепенно?

Д.Ю.: — Первые годы не так заметно, первые годы. Ну вот, допустим, даже принятие государственного флага, государственного герба, этот флаг использовался вовремя Великой Отечественной Войны, его использовали УПА. УНСО — отряды, которые служили в СС. Они носили нарукавную повязку желто-блакитную, трезубец на шапках носили. Эти государственные символы были приняты Украиной. Еще Кравчуку задавали этот вопрос в Верховной раде в первый год его правления Ветераны Великой отечественной Войны: «Ну как же так? Мы же сражались против бандеровцев, День Победы, все-таки, в Украине официальный государственный праздник. Почему приняты знаки, государственные символы именно бандеровские?» Он сказал: «Это временно. Временно, пока в Украине не появится своя государственная символика, пока ее не разработают, воспользуемся пока этими, но это не надолго». Это «ненадолго» длится уже 23 года. Об этом уже все забыли. Даже с жителями Луганской области общался, разговаривали на эту тему, это мало кто помнит. Больше помнит старшее поколение, и то стараются об этом не говорить, потому что это оскорбление государственной символики, получается. Об этом не стоит вспоминать, говорить. Потихоньку все происходило. Помните в знаменитом докладе Алена Даласа, о котором говорят, что он не существует, есть еще такое выражение «Пресловутый доклад Алена Даласа», на самом деле, он не существует, но он действует. На Украине это произошло в точности один к одному, когда были истинные ценности духовные, заменены другими — материальными, именно присущими западному менталитету,. То, что было неприсущее русскому человеку, который был всегда в основном труженик, в основной своей массе. Это все заменялось материальной выгодой. Это ментальность больше западного мира — протестанского.

А.П.: — В какой момент вот вы для себя ощутили, что без вооруженной борьбы не обойтись на Украине? То есть, наверное, это не сразу понимание происходило?

Д.Ю.: — То, что война будет развернута на Украине, мы понимали уже очень давно, если честно. Соратники об этом били в колокола, но голос у нас сильно негромкий. Русским организациям голову сильно поднимать не давали. Не было доступа, практически ни к телевидению, ни к журналам, ни к газетам. Там где-то собирайтесь вместе, чай пейте, разговаривайте, на площадях можете кричать, но не при сильно большом сборище народа, так скажем. То, что война готовилась, это было видно невооруженным взглядом. И я, кстати, об этом писал в своей статье «За что убивают жителей Донбасса».

Готовилась она поэтапно. В принципе, готовилась даже с первых дней незалежности. Свидетельство этому, что лагеря боевиков на Западной Украине, они стали работать уже с первых дней. Туда и молодежь завозили, спокойно обучали военным действиям, стрельбе. Они проходили спортивную подготовку. И не только на территории нашей страны, такие организации действовали и в Прибалтике, такие организации, насколько я слышал, действовали на территории Болгарии. Так что к этому они готовились давно. Последние приготовления — это последние годы, то, что уже было окончательно ясно, что война будет. С Юго-востока Украины вывелись практически все воинские части, были вывезено арсеналы, оружие было вывезено со складов. Все перебазировались на запад Украины.

А.П.: — Это еще при президентстве Януковича?

Д.Ю.: — Да, дело в том, что войска выводились в последние годы. Восток Украины остался практически безоружным перед Западом. Вы помните майдановские события: почти сразу они захватили львовский склад вооружения, цифру не помню, по-моему, сразу, 12 тысяч автоматов Калашникова они сразу получили в руки. И потом захваты пошли по всей Западной Украине. Доступ к оружию они получили практически сразу.

Основная причина, по которой можно было понять, что война неизбежна — это ограбленная уничтоженная экономика Украины. Просто это уже давно было видно. Заводы грабились, развозились, все развозилось на Запад. Даже по Луганской области можно сказать, это промышленный край был — много заводов, но они практически все разорены, если работают, то на очень малых мощностях.

За счет воровства и спекуляции долго государство существовать не может. И за счет кредитов. На кредитной игле Украина сидела очень давно, еще начиная с президентства Кравчука, уже сразу. Янукович получил уже готовую экономическую, политическую ситуацию, которая сложилась на Украине. Поэтому это было неизбежно, выход тут был один — война. Все смыть кровью — людям сейчас не до экономики

А.П.: — Война, как некое заметание следов, того, что происходило эти 20 с лишним лет на Украине?

Д.Ю.: — Да. Поэтому говорить о том, что это было резко из-за того, что Луганск и Донецк объявили о создании Луганской и Донецкой народной республики, это далеко не так. Это был повод. Причины, они коренятся гораздо глубже. И все это подготавливалось намного серьезнее, конечно, поэтапно, методично, спокойно, как это делалось в тех же: Ливии, Египте, Ираке, Сирии, Югославии. Мы подошли к «югославскому сценарию», один к одному, очень похоже.

А.П.: — Сейчас часто пытаются представить войну в Донбассе, как конфликт русского населения двух областей с «западенской властью» в Киеве. В то время, когда я там находился, обратил внимание на такой момент, люди, которые говорят на украинской мове, те, кто относят себя к малороссам, к этническим украинцам, они даже с большим паритетом относились к России и поддерживали референдум 11 мая, и вообще были настроены более проросийски. А вот люди, которые говорили на русском языке, встречались, не много, но встречались такие люди, которые относились либо равнодушно ко всему происходящему, либо даже отрицательно. Как Вы можете такой парадокс объяснить?

Д.Ю.: — Парадокса в этом никакого нет. На этот вопрос я дал предыдущий свой ответ. Если вспомнить Гоголя, который был величайшим сыном Малороссии. Гоголь любил русский народ, Малороссию любил. Величайший писатель был земли русской. И он не разделял нас на разные народы, народности — малороссы, белороссы, поморы, казаки, он считал — это Русь Святая, мы едины, одной крови, одной веры. Помните его знаменитую «Тройку», которую часто любят вспоминать? «Тараса Бульбу», где говорилось о защите русской земли. Это жители Малороссии. Это одно из сильнейших произведений патриотических Николая Васильевича Гоголя. В Украине, практически о нем упоминаний никаких нет. Это уже изначальное построение культуры, построение учебных программ. О Гоголе говорят мало почему? Потому что он любил Россию, любил русский народ. У него много произведений на эту тему. Он был глубоко верующим православным человеком. Больше почитаются — Шевченко, в каждом городе памятник ему установлен, Иван Франко, Леся Украинка. То есть, у тех людей, у которых много именно русофобских высказываний.

Исторически мы были одним народом, одной крови, одной веры и сейчас ими остаемся. Но исторические обстоятельства сложились так, что мы долгое время были в отрыве друг от друга. Это со времен монголо-татарского завоевания, одна часть осталась Русью, другая ушла под поляков. Вот под поляков как раз ушла Западная Украина. Они в польско-литовское попали королевство — Речь Посполитая. Там их попытались окатоличить, они стали униатами, то есть отказались от веры своих предков, они приняли униатство. Для них так придумала греко-католическая вера, где обряды православные остались, а главой церкви считается папа римский. Вот уже в то время начал складываться менталитет Галичины, Волыни. Когда говорят о Западной Украине, забывают о Буковине, Закарпатье. Там живут русины, которые никогда не отказывались ни от русского мира, ни от своей ментальности, никогда не забывали, что они русские, хотя называют себя русинами, русскими людьми. Так что Западная Украина, она тоже разная. Ужгородская область, она была в составе Венгрии, и люди не отказались от своего имени, от имени своих предков. Все эти вопросы, все эти проблемы кроются в глубине истории.

А.П.: — Можно сказать, что сейчас на Украине перемешались разные исторические наслоения, да? Кто-то ментально сохраняет ориентацию на Россию, на русский мир, а кто-то уже больше смотрит на запад?

Д.Ю.: — Вы знаете, вспоминаю, я все-таки прожил всю жизнь в Луганске, до этого Ворошиловград город назывался, никогда никто не вспоминал, кто какой нации. Вы отличите меня, жителя Луганска от себя, от москвича? По разговору, по каким-то взглядам возможно, в чем-то расходимся, кроме того, что у меня борода? Я так же разговаривал с москвичами и не ощущал их людьми другого народа, точно так же общаемся. Я вот долгое время жил в Полтаве, по работе так пришлось. Они разговаривали на украинском, я на русском. Никакой ни агрессии, ни злобы. Шутки какие-то были разные. Но мы были людьми, ощущались, что мы были людьми одного народа.

На Западной Украине, отношение к русским, было неприязненным, у основной части населения. Они воспитывались, что мы «москали» — захватчики, оккупанты. Все это связывается с репрессиями 39-го года, 40-го, когда в Западную Украину вошли советские войска. Это переносится исторически и на нас. Потом опять же установление советской власти после Великой Отечественной Войны, которая действительно сопровождалась и репрессиями и всем остальным, но вину с нашего народа за это никто не снимает, исторически.

А.П.: — Вот здесь есть вопрос от читателей «Свободной прессы», Василий спрашивает: «Как я понимаю, девиз Вашей организации должен служить объединению для русской нации, чего ей как раз не хватает?» Как Вы могли бы ответить на этот вопрос?

Д.Ю.: — Действительно, русские сейчас отличаются большой разобщенностью. События, которые были накануне у нас на Юго-востоке: были не только у нас попытки объединиться, как-то создать координационные советы для взаимодействия. Как правило это не получало успеха. Работают спецслужбы в этом направлении, поэтому я знаю, в России с этим вопросом очень тяжело. В Украине — это была прямая задача СБУ, работать в этом направлении. Я же говорил, приводил примеры, когда на Западной Украине позволялось практически все, вплоть до создания лагерей боевиков и все остальное. Нам любую общественную организацию русской направленности организовать — это вызывало большие затруднения, если шла инициатива именно от народа, а не назначенные люди возглавляли, которые должны были быть под контролем. Поэтому мы получили то, что мы получили. Те партии, которые появлялись у нас, якобы, представляющие интересы русского мира, «Русский блок», «Русское единство», там много было этих партий, но самая популярная, «Русский блок». Последние выборы показали на Луганщине, она набрала 0,05% прорусофильских настроений. Люди уже никому и ничему не верили в последнее время, что кто-то будет реально защищать их интересы. Каждый из кандидатов, когда шел от президента в депутаты местного уровня — район, город, область. Все они обещали, защищать права русского языка, добиваться статуса, вплоть, если президент, он говорил: «В Конституции введем законопроект, обязательно, о статусе русского языка, как второго государственного». И Кучма говорил и Янукович. У Януковича, это вообще первым пунктом шло, о чем он сразу забыл, как стал президентом, даже не вспоминал. Шла такая политика, ну, насчет того, «что не то, что моя хата с краю». Равнодушие к политике, сказывалось, политикой — это плохо, заниматься, интересоваться.

Знаете, мы организовывали литературные вечера и мероприятия массовые. Постоянно это было связано с трудностями, с какими? Именно мешала местная власть. У нас в библиотеке Горького есть русский центр. Хотели безобидное мероприятие провести, вечер, посвященный Шукшину. Три месяца добивались разрешения. Три месяца добивались разрешения, наконец-то получили, но провели не в русском центре, в русском центре его провести не дали. Провели в другом месте. Во время одного разговора с библиотекарем — это все представители русского народа, понимаете? Я к ней по имени обратился, говорю: «Понимаете, это же все делается для русских, чтоб русские вспомнили русскую культуру, что Василий Шукшин — это великий русский писатель. Просто, чтобы хотя бы о нем узнали. Вот бы вам поддержать, как русскому человеку», — «Ой, это политика! Не хочу о политике разговаривать!». Говорю: — «У вас тогда типично-обывательская позиция. Если вы видите в этом политику». «Нет-нет, у вас все политика», — она как вспыхнула: — «Я не обывательница! Я книги читаю!». Я говорю: — «Если Вы живете ради того, чтобы работать, получать зарплату, кушать, читать книги. Вас не интересует жизнь страны, своего народа, будущее своего народа, тем более, как деятеля культуры, представителя этой профессии, то, говорю, Вы и есть обыватель». Она очень сильно обиделась. Понимаете? Людям объясняли, что это нормально. Никуда не влазь, пусть все идет. За тебя все решат. Получай готовое. В принципе, это ожидает и Россию, сразу скажу. Потому что у вас проводится та же самая политика, практически. Именно приучили… народом надо еще стать. Народ, возможно, сейчас выковывается на Юго-востоке, именно русский народ, который вспомнит о том, что он русский. До этого же, даже разговоров не было. Это разговоры считались, чуть ли ни экстремистские, о том, что ты русский. И тут же поправка — а как, мы же на Украине живем? Неправильно это.

А.П.: — Еще вопрос от нашего читателя Никиты: «Какие у Вас и вашего объединения заслуги на украинском юго-востоке в поддержке русских и любящих Россию украинцев?» Ну, вы отчасти ответили, ну, может быть, еще какие-то факты приведете.

Д.Ю.: — Мы неоднократно проводили мероприятия. У нас, прежде всего, вот литературно-исторический клуб «РусичЪ», о нем скажу. В состав нашего клуба входит много писателей, поэтов, публицистов. Так же многие люди, которые не печатаются, не издаются, но интересуются русской культурой.

Создание клуба «Русич» произошло именно по причине не о заявлении русскости своей, чисто кричать, бить себя в грудь кулаком «Я русский!», а первоочередная была задача — начать противостоять натиску массовой культуры. Именно то, что у нас происходит. Я же говорю, это касается и России, подмена именно культурных ценностей русского мира, изменение менталитета, цивилизационного кода. Он уже меняется этот код с 17-го года. Хотя об этом сейчас не любят говорить, но началось это не вчера и не только после развала Советского Союза. Если вы помните первые годы советской власти, как они проходили, очень жесткая русофобская, русоненавистническая политика была, направленная на борьбу с русской традиционной культурой. Борьба, направленная против православия. Сейчас, я подчеркиваю еще раз, об этом не любят говорить. Это в начале 90х очень много разговаривали, сейчас ушло в тень. Тогда это еще все начиналось. Начали людей убивать. Да, это страшно, это очень страшно, когда убивают людей, но духовно-то убивать нас начали еще раньше.

(продолжение часть 2)

А.П.: — В 30-е годы, как известно, произошел русский поворот у советской власти. Ну, хорошо, не будем вдаваться в историю. Вот такой… давайте вернемся к более актуальным сегодняшним событиям. Вот, не так давно пал Славянск. Многие, так сказать, люди сопереживающие тому, что происходит на Востоке Украины, восприняли это как некий такой печальный факт. На ваш взгляд, Вы, как человек знающий атмосферу того, что происходит, допускаете ли Вы, что в принципе сопротивление Новороссии будет подавлено с помощью жестокости, которую сейчас проявляют каратели. Приходят сообщения о том, что многих активистов задерживают, и просто задерживают мужчин от 25-ти до 35-ти лет. Такими мерами, на Ваш взгляд, возможно, задавить Новороссию, сопротивление?

Д.Ю.: — Я думаю такие меры наоборот вызовут ответную реакцию народа. Вызовут еще большую ярость. Те события, которые сейчас происходят на Юго-востоке, они, чем страшны? Убивают братья друг друга. Я смотрел интервью, дают люди, которые воюют в украинской армии, в национальной гвардии. Многие из них говорят на русском языке, не на чисто таком суржике. Некоторые, как Вы говорите, на «малороссийской мове» разговаривают на нашей стороне — на стороне ополчения воюют. Это очень страшно, что братья по крови убивают друг друга под аплодисменты финансовых олигархов, которые все это дело затеяли. Я имею в виду «мировое закулисье», которое этот проект готовило, осуществляло, через своих марионеток, и сейчас осуществляет: «Порошенки, Януковичи», все остальные — все в этом участвовали. Каждый выполнил свою миссию и выполняет ее. Поэтому это очень страшно. Именно вот это страшно.

А насчет духа, духом я вам скажу, никто не собирается падать. Я с ребятами разговаривал. Возможно с военной точки зрения, именно отойти от Славинска и от Краматорска было нужно, чтобы собраться в один кулак для серьезных контрнаступательных действий, не растягивать фронт. Все-таки не так уж много ополченцев, по большому счету. Сконцентрировав их в одном месте, легче нанести удар по войскам хунты. Будем ожидать событий, которые произойдут в ближайшее будущее. Возможно, наши догадки подтвердятся в этом плане. Так что никто духом не падал. За этим, мне кажется, стоят стратегические задачи. Поэтому я думаю, все нормально. Люди, большинство так это и воспринимают. Конечно, непонятна позиция людей, которые остались там. Насколько я слышал, мужчин от 25-ти до 35-ти лет арестовывают. Хотя это тоже, конечно, будет злить, и, обострять взаимную ненависть, злобу. Вот это же говорю, это самое страшное, когда пойдет Запад на Восток полностью, это будет не истребление чего-то, а это будет самоистребление нашего народа, по большому счету, то, что сейчас начинается, это будет самоистребление… Наши предки в гробах переворачиваются.

А.П.: — События, которые сейчас происходят, на Ваш взгляд, это только еще самое начало, будет конфликт только разрастаться?

Д.Ю.: — Да, да. Просто население: кто-то там пострадал, кто-то погиб из близких, и то не все озлоблены. Многие люди хотят мира и на Западе Украины. «Пойдем, вырежем там, Галичину, до самого Львова…», такого нет, к счастью, пока. И у них настроение в войсках, по крайней мере, до последнего времени, пока мы с ними общались, именно нацгвардия, люди, которые воюют за деньги… Я имею в виду, по отношению, хотя бы к погибшим. Я приводил этот пример, еще раз повторюсь, когда убитых закапывают в ров как собак, бульдозером, вы меня извините, чтобы не платить страховки, которые были им обещаны, когда они вербовались на войну. Этих людей сотнями под Славинском и тысячами закапывали в ров как собак и заровняли бульдозером. Вы меня извините, как люди после такого, видя отношение к своим боевым товарищам, могут воевать. Вы меня извините, если честно, мне это непонятно.

А.П.: — Если говорить непосредственно о станице Луганской, откуда вы родом, которую вы защищаете сейчас со своими товарищами, какие настроения у людей, именно у мирных жителей? Мы сейчас не об ополченцах. О мирных жителях, почему еще вопрос, потому что сейчас Киев, видимо, пытается повторить ту тактику, которую он применил под Славянском, то есть обрубаются пенсии, социальные выплаты и прочее, для местного населения и таким образом, местное население настраивают, пытаются настроить против ополченцев. Насколько на Ваш взгляд, эта тактика будет успешна? Насколько готово местное население переносить все тяготы?

Д.Ю.: — Самопожертвование.

А.П.: — Какие-то тяготы, да, для того, чтобы сопротивление продолжалось?

Д.Ю.: — Ну это вопрос очень сложный, я вам скажу, очень сложный. Как показал референдум, провозглашение Луганской народной республики, население почти 100% поддерживает, ну, 90 с чем-то процентов Луганской области поддержало именно создание Луганской народной республики. Но то, что война, жертвы… Возможно это люди до конца сейчас не все верят, что это возможно, в 21-ом веке, на глазах всего мирового сообщества, убивать мирных людей, бомбить мирные кварталы. Людям до сих пор кажется, что в любой момент это может остановиться. Люди не понимают, к чему нашу страну подвели. Это действия, СМИ, работали на это, усыпляли бдительность и все остальное. Просто люди не верят в то, что начался реальный геноцид. Просто даже интервью: «За что нас убивают?», плачут, задают этот вопрос. У людей больше недоумения, так скажем. Проклятья, конечно, сыплются на Порошенко, на всех, на Ляшко. Люди не понимают, что это всего лишь исполнители, это марионетки, это люди, которых поставили все осуществить. Уйдут эти, придут другие, будут делать те же самые действия. Просто настало время для геноцида русских Юго-востока. Просто, я же говорю, для людей, для населения Луганской, Донецкой области, это очень трудно, это в голову не умещается.

А.П.: — Как же так, своя собственная власть, она по нам стреляет, да?

Д.Ю.: — Да. Она нашей властью-то никогда не была, а люди об этом не догадывались.

А.П.: — Но формально люди воспринимали киевскую власть, как…

Д.Ю.: — Формально, да. А так… Больше, конечно, люди верят в помощь России, очень большие надежды. И изначально надежды были связаны, конечно, с Россией. То, что там сначала три-четыре дня продержимся, как независимая республика, Россия введет миротворческие войска. Всерьез вначале никто не думал о том, что народ, простой народ, вооруженный топорами, как вначале это было, топорами, охотничьими ружьями, (так начинали), выстоит против, до зубов вооруженной, армии. Потом разоружать, забирать бронетехнику, все остальное. В это люди, конечно, не особо верили. Сейчас это уже свершившийся факт. Потом надеялись, когда Путин заявил, что 100−200 погибших, войска России войдут. После Одессы ожидали, конечно, ожидали, что войдут миротворческие войска на Юго-восток. Позже, когда начали обстреливать… Начались авиа-налеты, артобстрелы жилых кварталов, тоже надеялись, что войдут войска России. Вы поймите, воюют против до зубов вооруженной армии, простые люди — работяги, бывшие шахтеры, слесаря, токаря. Люди, которые необучены военному делу, любят свою Родину, свой народ, но воюют они против кадровой армии. Поэтому, конечно, надежды на Россию были очень большие. Сейчас поняли, что защищаться нужно самим, нужно готовиться и продолжать эту борьбу. Просто видите, никого щадить эти нелюди не будут. Просто все построено так, чтоб или поднять Юго-восток на еще более… Я же говорю, что у «мировой закулисы», какие цели? Или поднять, чтобы разорила война в полном масштабе… При этом и Порошенко придется от куста к кусту бегать, он навряд ли будет в Киеве давать интервью, и «Ляшки и Тимошенки», навряд ли они будут позировать в центре Киева в окружении горожан, уже придется почаще памперсы менять и бегать от куста к кусту прятаться и окружать себя десятерным слоем охраны. Это когда начнется война на полное уничтожение. Может они к этому варианту подводят, сами не понимая последствия для себя. Или другой вариант — сломать Юго-восток, полностью закабалить, и чтобы признали, что «ми украинци», понимаете?

Я на всех встречах, официально являюсь членом Союза писателей Украины, официально руководитель общественной организации, соучредитель русского православного собрания, в которое входит более 10-тирусских и казачьих организаций. Я всегда говорил, не стесняясь на любой встрече, официальной, не официальной, я подчеркивал «Я русский, но я гражданин Украины», опять же, «Я гражданин Украины, но я русский. Я не хочу забывать, кто были мой отец, дед, прадед» Это не нравилось, конечно, на Украине. Часто, в любом кабинете практически, чиновничьем: «Ой, ну мы же на Украине живем. Вы же понимаете сами…» Или там потом «Да я бы вас… Ты понимаешь, это моя работа» с сочувствием должен относиться к тому, что он наносит реальный вред русскому народу, будущему… Будущему русскому… Особенно это касалось работы с молодежью. Сначала что-то запретит, потом выйдет из кабинета, за локоточек так: «Поймите ж, это работа, должность у меня такая. Я б всей душой!..» Ну, всей душой, но делал-то он дело, которое шло во вред именно русским. Подписывал какие-то законопроекты, какие-то решения то, что в дальнейшем нам повредило и сейчас вот вредит. Учителей это опять же касается. Они люди подневольные, опять же. Но когда рассказывали в школе, что Бандера — это герой Украины, хороший человек. Или Мазепа… Вы меня извините, Мазепа — это символ предательства не только в России, но в учебниках истории записано, что он борец за независимость Украины. Человек, который умер шведско-подданным. Вот такая у нас история была, такая культура.

А.П.: — Это одна из причин, то что дошло до такого ожесточенного противостояния, некоторая пассивность русского населения на Украине все эти 20 лет?

Д.Ю.: — Пассивность…

А.П.: — Соглашательства некоторого?

Д.Ю.: — Да, да. Просто 23 года Запад Украины свободно, практически свободно, приучен слабо… Первые годы да, сопротивлялись. Потом все-таки эти протестные настроения подавили и, я вам скажу, народ спокойно воспринимал те программы, по которым учатся их дети, учебники, эту литературу, учебную программу, из которой убрали, убирали, практически вытесняли все русское. Знаете, замена или общечеловеческими ценностями, или псевдо украинскими. Потому что Украина, да, она была, как Украина, как народ украинцы были, как народность, точнее. Народ-то, мы были все один, вот, народность, это белорусы, украинцы, но вышли мы-то с одного гнезда — с Киевской Руси. И сейчас ученые, украинские псевдо-академики, те же историки, разработали теорию, что Князь Владимир был украинцем, Ольга украинкою было. Что «москали» где-то там бегали в это время в шкурах, а украинцы построили великое государство Киевская Русь, а название опять забрали «кляти москали», вот лишили нас истории. Понимаете? Доходит часто до абсурда. Читал в газете однажды статью известного украинского академика, очень известного… Из памяти вылетело, честно. Можем найти эти материалы, где он пишет, что «Христофор Колумб это был украинский парубок, яки искал мисто, где можно спрятаться от клятых москалей в даляхи. Вот, он открыл Америку». Украинцы забрали вот это великое достижение…

А.П.: — А к испанцам они не пытались претензии по этому поводу?..

Д.Ю.: — Нет. Оттила-котила, вот эти все. И Отелло — это великий украинец был. История, как великие племена непобедимый Украл. Это еще Грушевский начал за австрийские деньги, еще Грушевский начал писать эту историю великого народа. Немцам было очень выгодно перед Первой Мировой Войной создать такую историю, чтобы украинцам доказать, что они отдельный народ от русский. Вспомнили бы жители бывшей Галиции, Волыни, что первые концлагеря на территории нашей страны — это были Талеров и Тирозин. Где убивали русских людей, просто за имя за русское, которые не отказывались от того, что они русские, русины, от своих православных взглядов, и их издевались, мучили, погибали они в этих лагерях. Погибло там более 100 тысяч человек, точную цифру не помню. С 15-го года туда начали свозить этих людей. Именно убивали русофильские настроения в западной части Украины таким образом.

А.П.: — И то же самое пытаются сделать сейчас на Юго-востоке Украины, чтобы превратить в такую русофобскую…

Д.Ю.: — Да, что я хотел подчеркнуть, это убивали именно прадедушек нынешних этих людей, которые сейчас на Юго-востоке творят те же самые зверства, чтобы заставить опять нас быть украинцами, чтобы мы плюнули на могилы своих предков, забыли, кто мы, забыли свою историю. Я же говорю, это все мягко происходило, более мягкими методами, более таким морально-психологическим давлением, все эти годы. Все эти годы нас пытались заставить отказаться от своей истории, от своей культуры, это все делалось на государственном уровне. При приходе, якобы, прорусского президента, пророссийского, Януковича, то же самое, ничего не менялось, действовали те же русофобские программы. Как опять сейчас хотят изобразить такого большого человеколюба и русофила, но далеко это было не так. Обещаний много было, громких слов было много, очень много было громких слов. Но дела были все, как раз, совершенно противоположные его словам. Потому что, опять же, вот только при президентстве Януковича, чтобы вы поняли, впервые пошла свобода по улицам Львова, впервые там несколько сотен молодчиков, первый раз при нем, вышли на улицы Львова, с факельным шествием прошлись. Потом после этого количество этих шествий увеличивалось, вплоть до того, что как раз 14 октября 15 тысяч представителей УНА, УНСО, УПА, они в этот день праздную создание украинской повстанческой армии. Они шли с черно-красными знаменами УПА по центру Киева, кричали «Москалей на ножи!», и все остальное. На это общественность практически никак не реагировала. Воспринимала, что это все нормально. Это как раз вот перед началом всех этих событий. Со стороны Януковича тоже особо никаких действий не было. Все рассказывали, что все это сложно. Вот Луганск наш весь изрисован был всеми этими рисунками, трезубцами, все остальное. Началось это как раз вот последние годы. Создание этих молодежных организаций пробандеровских и даже на Луганской земле. Это все очень сильно финансировалось. Это шел серьезный поток денег на содержание этих лагерей, на создание этих настроений, особенно среди молодежи. Так что это заранее было все спланировано, подготовлено. Это не случайно какая-то вспышка, это готовилось годами. Просто наступила такая фаза уже открытого истребления русских Юго-востока. Это нечто-то, это именно геноцид, начало геноцида.

А.П.: — Ну, и пожалуй последний вопрос. «Свободная пресса» объявляет акции по сбору гуманитарной помощи для жителей Луганской народной республики, в первую очередь для вашего станичного Луганского района, правильно я называю?

Д.Ю.: — Да.

А.П.: — Расскажите, пожалуйста, именно о социальном положении сейчас людей, в чем они наиболее нуждаются? Я так понимаю, какое-то время, вы находились без электричества, и…

Д.Ю.: — И до сих пор без света.

А.П.: — Да. И видимо вот сейчас будут обрезаны вот эти социальные выплаты из Киева, которые до сих пор еще шли, не смотря на все, так сказать, события. Какую помощь, именно гуманитарную, больше всего ждут сейчас?

Д.Ю.: — Ну, прежде всего, медикаменты, продукты питания. Возможно, одежда. Прежде всего, медикаменты и продукты питания. Раненых много. А их будет еще больше, потому что, станицу будут еще и бомбить и обстреливать. В этом я более чем уверен, конечно. То, что хунта действует античеловеческими методами, звериными. У власти стоят нелюди. Лживые СМИ украинские — это такая ложь, Геббельс от зависти там слюной обтекает в гробу под землей. Такая ложь беспрецедентная. Даже когда бомбили станицу, бомбили с самолетов, официально украинские СМИ заявили, что это ополченцы своих собственных, возможно соседей, родственников, обстреляли с минометов. Хотя есть и съемки, как это производился залп по этой улице. Наглость, до такой степени нагло лгут, что это даже наши люди, по крайней мере сейчас, убедились в том, что украинские СМИ… Хотя до этого сколько говорили, в газете написали. Вот люди сейчас реально ощущают то, что политика официального Киева, точнее людей, которые стоят за людьми, которые представляют официальную политику Киева, официальную власть, прежде всего, конечно, античеловеческая и антирусская. И то, что снисхождений от них ждать не стоит и бороться нужно до последнего. Сейчас это понимают, большая часть населения. Доходит это, видите, к сожалению, через страдания, кровь, боль, потерю близких, родных. Это, положение, которое сложилось на Юго-востоке, требует внимания всего мирового сообщества. Наивные, люди, ожидают, что наконец-то обратит Америка внимание на то, что происходит, Европа. Как же так, ведь людям, до сих пор не верится, что начало 21-го века, 15 год, что это может происходить. Что на глазах у всех могут убивать мирных людей, которые и близко и оружия в руках никогда не видели, которые просто живут для того, чтобы воспитывать своих детей, строить дома, работать. Просто в голову им не укладывается. Они, ну, не пони мают, как это может быть. А причина этому — то, что мы вот говорили, о чем мы говорили раньше. Что это просто начало. Был духовный геноцид, начался и давно он начался. Сейчас он перешел в открытую фазу, открытый геноцид русских Юго-востока.

А.П.: — Вы хотели сейчас объявить благодарность людям, которые вам помогали. Я так понимаю, у вас специально было задание сюда, от вашего непосредственного руководителя, найти помощь здесь в Москве. Можете сейчас воспользоваться этой возможностью, зачитать, объявить слова благодарности.

Д.Ю.: — За непосредственную помощь и поддержку, и за желание помочь, хотелось бы поблагодарить, прежде всего, атамана Верхнедонского округа СКВРЗ — Карташова Юрия Ильича, атамана хутора Павловка Хитроковского Юрта Верхнедонского округа — Дегтярева Сергея Васильевича, казаков хутора Белокаменский — Михаила и Руслана Мелиховых, Бориса Петухова, Вадима Коломыцева. Это казаки, где собира

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров