Открытая студия

Фёдор Бирюков: «Порошенко впору создавать дивизии из инвалидов-колясочников»

Член президиума Политического совета Всероссийской политической партии «Родина», сопредседатель социально-патриотического клуба «Сталинград» о том, почему Западу нужен кипящий котел на Украине, о либеральном фашизме, о развитии событий по югославскому сценарию

  
2449

Тема: «Будущее России: единство или распад?»

(продолжение см. ниже…)

Антон Мардасов: — Здравствуйте, уважаемые читатели «Свободной прессы». С вами «Открытая студия» и Антон Мардасов. Сегодня у нас в гостях член президиума Политического совета Всероссийской партии «Родина», сопредседатель социально-патриотического клуба «Сталинград». Федор Бирюков,

Начну беседу с вопроса нашего читателя. «Посмотрел ваш фильм, вы были в Крыму, что там было такого, что не показывали по телевизору?», — спрашивает он.

Федор Бирюков: — Не были показаны на телеэкранах, в том объеме, в котором бы следовало это сделать, роль и участие партии «Родина» в крымской кампании, крымской революции. Мы отправились в Крым, потому что чувствовали: он будет одной из главных ретортных точек, одним из главных полей сражения начавшейся войны. Наша цель была — выявить людей, с которыми необходимо сотрудничать, которые могут взять на себя груз русского сопротивления и русской победы, в конце концов, потому что все 20 лет украинской государственности Крым, и на государственном политическом, и на уровне народном, ощущал себя частью России, отторженной частью России. И не просто испытывал, скажем так, фантомные боли после распада СССР, а горячее желание воссоединиться, буквально на клеточном уровне ткани, Крымская ткань регенерировалась в сторону России. И мы поехали… Мой товарищ, сопредседатель клуба «Сталинград» Алексей Рылеев, отправился в Крым и вышел, собственно говоря, на Аксенова и Цекова, которые в тот момент возглавляли партию «Русское единство» и были депутатами Верховной Рады Крыма. Они все эти годы защищали русские интересы, интересы русскоговоряшего населения Крыма. Там порядка 60% этнических русских. В Крыму, последние годы особенно, проводилась агрессивная русофобская политика, дерусификации, насаждение украинского языка. Мы заключили соглашение с партиями «Русское единство» и «Родина» о взаимодействии, создали, учредили движение «Славянский антифашистский фронт» вначале в Севастополе, потом в Одессе. Мы создали там движение «Русский интернационал», в который вошли не только деятели Крыма, но и представители Молдавии, Предднестровья, Белоруссии, Казахстана, Прибалтики. Он ставил свой целью объединение русских усилий на постсоветском пространстве и противодействие неонацизму — антироссийскому, антирусскому прозападному. Мы были там до 16 марта, оказывали политическую, организационную поддержку, приняли самое активное участие в референдуме. Председатель партии Журавлев несколько раз был в Крыму. 16 марта мы в качестве наблюдателей объезжали участки для голосования. Все это, к сожалению, оказалось вне поля зрения российских СМИ. Зато украинские СМИ отслеживали наш каждый шаг, писали, что «боевики Рогозина» приехали, «боевики Путина» пересекли границу. То, что мы увидели в Крыму, настроение, искренность народа, который действительно шел к этой победе, к воссоединению, — сложно описать словами. Референдум был боем, который люди не могли проиграть. С точки зрения демократических процедур он был проведен идеально. Это абсолютный пример подлинной народной демократии, то, о чем, может быть, мечтают либералы в России, но то, чего они не могут никак достигнуть. Сейчас мы готовимся к выборам 14 сентября. Что меня еще поразило, наши соратники, молодые ребята 20 с небольшим лет, когда мы ездили по Крыму, они показывали нам места сражения Великой Отечественной войны, рассказывали так подробно, как будто они сами это видели. Это явно не из учебников прочитано, не по экскурсионным буклетам, они это впитали с молоком матери. Это подлинный патриотизм, который, к сожалению, отчасти потерян уже в России и который сейчас возрождается после того, как Украина показала, что нацизм, который побежден был в 45 году, оказывается, жив и действует, убивает людей. И вот сегодня этот советский компонент, компонент идеологии победы, очистился от официоза, он очистился от неискренности, скажем так, от показушности. И это зерно зарастает в душах людей. Это пошло во многом от Крыма. Кроме того, в Крыму еще важный момент произошел — очищения знамени. Триколор стал действительно символом народного сопротивления, народной победы. Это тоже Крым, это истоки и, вернее, следствие крымской революции, там вопросов таких не возникало вообще, потому что они относились к России не как к стране, которая даст благо, а крымчане относились всегда к России, как к Родине, может быть, не потерянной, но отлученной, вот как потерянная мать, которую надо найти. Они ее нашли. У нас есть фильм «Родина Крымской победы 2014», который рассказывает о том, как весь этот процесс шел с октября 2013 года по нынешний день.

А.М.: — Федор, я тоже смотрел фильм, там была фраза, что вы были в Одессе, лидер партии Журавлев тоже был в Новороссии. Вопрос, который многих сейчас интересует, перспективы Новороссии. Когда шла речь о референдумах в Донецке и в Луганске, предполагалось, что к ним потянутся остальные шесть областей, образуется Новороссия как проект… Сейчас активно заявляются только ДНР и ЛНР, а другие области, стихли. Почему это произошло, трагедия в Одессе испугала народ, не консолидировав его?

Ф.Б.: — Конечно, никто не мог подумать, что будет Дом профсоюзов, когда угроза исходила из Киева на уровне, скорее, вербальном. Но уже законы принимались русофобские, понятен вектор, но не понятна, не явна была степень падения этой хунты, степень концентрации зла с их стороны. Одесса была очень мирным городом, столицей юмора, они так себя, вплоть до 2 мая, наверное, и чувствовали. Потом этот юмор обернулся кошмаром. Это действительно было неожиданно, потому что мы привыкли, что все-таки Украина, Майдан — это некий карнавал такой, это бархатная революция, это некая псевдоевропейская цивилизованность, которая, оказывается, таила в себе зерно жертвоприношения сатанинского в чистом виде. И надо сказать, что она напугала… Конечно, карательные акции пугают всегда и все население. Любой человек, когда к тебе приходит враг с оружием, который не просто хочется подчинить тебя, а убить, когда, особенно, как в Новороссии, идут бомбардировки с использованием запрещенного оружия, это наводит страх. И, собственно говоря, это и есть цель хунты, она называют это АТО (антитеррористическая операция), но, в целом это именно операция террора морального, физического и самого настоящего геноцида. Конечно, люди напуганы и, более того, мирный человек не принимает войну никогда, он хочет мира, продолжения рода, мирной деятельности, жизни — это нормально и этим, собственно, пользуется киевская хунта, которая просто давит силой, потому что за ней Запад. Запад не скрывает своих планов, своего участия, ему все равно, что там иностранные наемники воюют в Новороссии (это доказывается), о том, что они дают деньги открыто, они приезжали на Майдан, их представители, советники, военные специалисты находятся там, они, по сути дела, сбивают самолеты, и абсолютно этого не стыдятся. Россия сегодня, конечно, в этом плане связана по рукам и ногам. И мы, скорее, говорим слова правды какие-то, выступаем как миротворцы, такие практически почти евангельские миротворцы, подставляя щеки, зачастую. Это вынужденная ситуация, в которой мы оказались. И здесь действительно надо отдать должное президенту Путину, он держится молодцом и не поддается на дешевые провокации, потому что Запад и киевская хунта ведут себя как гопник из подворотни. Тут надо действовать тоньше, как сейчас модно говорить, вежливее, от этого зависит и перспектива Новороссии. Надо отметить, что изначально ведь они требовали всего лишь федерализации, то есть это не Крым, который сразу обратился к России, вначале с признанием независимости, а потом вхождения. Там все было понятно. В Крыму был еще один важный момент — там не было майданизации общества, то есть никаких круглосуточных митингов не было, люди выходили на митинг, час-два, заявляли свои требования, расходились работать. Блокпосты организованы были главным образом на горных тропах вне городов, чтобы отсекать провокаторов, еще которые не доехали до городов. Всячески руководство Крыма и представители российской стороны старались, чтобы в мирные кварталы никакие провокации не вошли. Один раз был прецедент — привезли так называемых крымских татар в Симферополь, а на самом деле — западэнцев, они там попытались устроить поножовщину, но это было быстро пресечено, их депортировали. Несколько раз ловились провокаторы из «Правого сектора», тоже на подступах к Крыму. Но в целом никакого Майдана там близко не было. Поэтому удалось провести референдум очень хорошо, поэтому население, ощущая свою ответственность, не было подвержено панике. И, скажем так, они не питали каких-то иждивенческих, инфантильных надежд, что их спасут, они сами, в первую очередь, организовывали и спасали себя, творили свою историю. Изначально в Новороссии пошло все иначе абсолютно. Мы помним, что именно точки в городах формировались по типу антимайданов, те же покрышки там были. С какой это было целью сделано? Случайно или намеренно? Это узнаем мы или нет, не понятно. Может быть, нет. Но то, что момент дезорганизации проходил — это факт. До сих пор действительно и ДНР, и ЛНР все-таки не срослись в единую Новороссию. Есть парламент Новороссии во главе с Царевым, есть все-таки отдельные субъекты: Одесса, Харьков, которые изначально заявили тоже претензии на объединение, но они, по тем или иным причинам, действительно заморозились как республиканские движения, ну, Одесса понятно. Это, в общем-то, такие не боевые, что называется, регионы были, они, конечно, не рассчитывали, что будет такая зачистка. Ведь Киев развязал войну против своего народа, геноцид против своего народа, чего не было даже у нацистов, потому что они не пошли в другую страну, что называется, они стали убивать своих, зачищать своих с помощью Запада. Этого никто не ожидал, думали, что будут да там какие-то меры, санкции, репрессии, может быть, точечные, может быть, даже окружение, но то, что будут убивать в массовом порядке — этого никто не ожидал. А это сильно, скажем так, заморозило первичный порыв на борьбу. Но Киев сам себе вырыл ров могильный, в котором он и погибнет, потому что ситуация уже приняла затяжной характер. Не получилось, скажем так, дереспубликанизировать, дерусифицировать Донбасс, абсолютно не получилось. Это не удалось ни карателям, ни местным олигархам, никакие рычаги не сыграли не только потому, что Донбасс исторически не является Украиной, конечно, они сносят памятники Ленину, но забывают, что именно Ленин включил эту область в состав Украины. Если бороться за незалежную бандеровскую Украину, она гораздо меньше будет и без Крыма, и без Новороссии, без выходов к Черному морю, это понятно. Они это знают, но не хотят признавать. И теперь я думаю, что, так или иначе, будет реализован, скорее всего, югославский сценарий на этой территории, потому что не получается усадить стороны за стол переговоров. Киевская сторона просто не выполняет ни Женевских, ни каких других договоренностей, они настроены исключительно на уничтожение, потому что они могут существовать только в ситуации войны. У них крах экономики, они — банкроты. Запад, конечно, дает деньги. Но он не может взять полностью на содержание. Зачем? Потому что Западу не нужна ни сильная Украина, никакая, ни бандеровская, ни пророссийская. Западу нужен котел, кипящий котел и кровавая рана в подбрюшье Украины. Они хотят принести теперь украинский опыт в Молдавию, теперь кишиневские власти грозятся уже сажать предднестровцев на 20 лет за сепаратизм и измену Родине. Они пытаются перенести это в Прибалтийские регионы, где существует серьезная русская проблема. Там русских, конечно, пока еще не уничтожают, но проводят духовный такой, социальный геноцид. Многие русские до сих пор являются не-гражданами, это сегрегация, это нарушение не только законов Евросоюза, а всех международных норм. Когда мы указываем Евросоюзу, посмотрите, что творится хотя бы в Прибалтике, они повторяют слова прибалтийских администраторов: «А это особый случай». Понимаете? Они, якобы, были оккупированы. То же самое пытаются привнести и на территорию южных и приграничных областей России. Вот для этого, собственно говоря, и созданы «Правый сектор» и прочие банд-формирования. Они не скрывают своих целей проникнуть в Россию, они проникают. Через Калининградскую область были сигналы, в Москве мы сами находили, закрашивали графики бандеровские, то есть Москва далеко от Киева, однако, они уже здесь. В Москве были задержаны так называемые боевики с Майдана. Уже в Новосибирске собираются проводить марши «Хватит кормить Москву». Запущена цепочка распада. То, что было немного придушено появлением Путина на сцене, вот этот парад суверенитетов, разделение России, сейчас реанимируется с помощью Украины. В этом, собственно, миссия этой украинской войны, не борьба с олигархами. С какими олигархами, когда сейчас просто чистая олигархия у власти, они — чисто подконтрольны Западу. Впервые в истории «демократическое» (в кавычках) движение ратовало за вхождение в Империю, то есть это не антиколониальная борьба была, а, наоборот, проколлониальная борьба: «Возьмите нас в Евросоюз». Россия обеспечивает такие-то уступки, такие-то режимы благоприятстсвования, не интересно. Хотим в Евросоюз. Там кризис, там нечем кормить своих, нечем выплачивать зарплаты, пенсии, не важно — хотим. Потому что задурили головы элиты прозападные так называемые. И сейчас они не могут очистить собственный Майдан, у них все начинается по второму кругу. Это никогда не закончится, если эту хунту с корнями не вырвать: как угодно — жестко, мягко. На Украине-то, собственно, все эти 20 с лишним лет никогда не было никакой стабильной власти. Посмотрите, всегда все президенты других обвиняли, свергали, Майдан уже продолжается почти 10 лет беспрерывно. Меняются герои, они раньше представлялись нам в романтическом ключе, теперь это какие-то персонажи Гофмана. Украина ринулась в такую матерую гоголевщину дьяволическую. И, к сожалению, пропаганда работает так сильно, что многие люди этого не понимают. Потому что, конечно, зачем решать экономические проблемы, зачем пытаться наладить жизнь населения, когда надо просто всех отправить на войну? Теперь Порошенко, у которого был шанс откреститься от войны, остановить ее, но который взял на себя всю кровь, он продлил призывной возраст до, по-моему, 65 лет, то есть вообще уже «в бой идут одни старики». Скоро он поднимет инвалидов, наверное, там создаст дивизии колясочников. Это ужасно, это чудовищно и не поддается рациональному осмыслению. Сейчас очевидно, что массы тысяч людей натасканы на то, чтобы убивать своих собратьев, своих соседей, выкладывать это в Интернет. И мы впервые сталкиваемся с образцом войны интерактивного типа, когда не только на поле брани и в городах идет война, она идет в Интернете, подчас запутывая умы, создавая ложные какие-то ориентиры. С этим еще никто не сталкивался. Не случайно один из застрельщиков этой террористической операции Аваков ведет свои боевые действия в Фейсбуке, между прочим, на русском языке. Как и тот факт, что на съемках из Одессы правосеки, которые ворвались потом в этот сожженный Дом профсоюзов тоже говорили по-русски, это националисты. Они даже не пользуются своим языком, который во многом им не придумали, потому что по оценкам лингвистов, язык Тараса Шевченко, украинский, сильно отличается от того, чем сегодня пользуется элита, и то, что пытается насадить в народе. Примитивизированно это — жаргон. Но сами они пользуются русским языком при этом. За исключением таких уже совсем смешных типажей типа Ляшко, который шпарит на мове, ну это очень смешно звучит. Сам факт, что такие люди вообще на коне, что они могут не только присутствовать в парламенте, но еще и принимать решения, указывать, кому командовать чем-то, говорит о степени деградации социума. Я не вижу другого выхода вообще для нормализации ситуации, как, конечно, Международный трибунал. С ними невозможно договориться, то есть надо добиваться перемирия, прекращения огня, безусловно. Потом они все должны быть осуждены. Это судьба, которую они сами себе выстроили, здесь нет сомнений. И я думаю, что, в конце концов, даже Америка, которая устанет от этой непонятной для себя функции такого инфернального кукловода, будет преследовать своих бывших диктаторов, как делает по всему миру.

Америка сейчас, Обама и его администрация в жесткой ситуации, потому что несмотря на то, что Обама ведет одновременно несколько войн… Как мы видим, он спонсирует украинскую войну. Как только там затишье, ему становится скучно, он бомбит Ирак, еще куда-то суется. Его республиканцы обвиняют чуть ли не в пацифизме, в том, что он сократил военный бюджет, в том, что он истощил запасы национальной безопасности, обвиняют его в измене, под этим соусом хотят судить. То есть есть еще более серьезные силы среди американских элит, которые совсем недобро смотрят на мир. Это надо понимать. Есть люди типа Стивена Сигала, которые занимаются на самом деле миротворчеством, защищают справедливость. И Сигал, несмотря на свое американское гражданство, выступает в Севастополе на байк-шоу, приезжает в Россию, и мы уже видели, его выдворяют из Эстонии за это. Сегодня такая игра разных сил, но за которую приходится, к сожалению, расплачиваться простым людям — самое печальное. И быстрого выхода из Новоросского котла уже нет, скорее всего. Россия, на самом деле, могла бы, наверное, после Крыма сразу же, буквально на следующий день, наверное, ввести войска на территорию Новороссии. И тогда бы Запад бы съел бы это, скорее всего, он бы поиграл желваками, стиснул бы зубы, сжал бы кулаки, но промолчал. В тот момент все, Запад был крайне напуган такой решительность России, потому что тоже никто не ожидал. Ну, думали, будет что-то, погрозят, погрозят, и Киев будет держаться в рамках России, а здесь все пошло не по сценарию. Вот сегодня уже быстрого оперативного решения проблемы Новороссии нет, и в том числе из-за того, что до сих пор на месте нет консенсуса никакого. Мы видим череду отставок, ротации элит каких-то. Тем не менее, кольцо сжимается, там идет позиционная война, пропаганда с различных сторон говорит разные вещи. Из из тех источников, которые мы имеем, от людей, которые находятся на месте, можно сказать, что ситуация крайне тяжелая. Но они не падают духом, что, самое главное, ополчение продолжает сражаться. И самые лучшие как бы представители ополчения, самые отважные, они все-таки рассчитывают, в первую очередь, на себя. Этот принцип Че Гевары: «Наше поражение не будет означать, что нельзя было победить», — он держит как бы стержень этих людей. Неслучайно один из командиров Луганского ополчения, у него позывной «Че Гевара». В Новороссии сегодня реанимируются и выходят на первый план многие мифы 20 века: партизанские мифы. Туда приезжают интербригады испанские, это левый миф, Стрелков представляет собой правый миф, такой белогвардейский. Вот антифашистское движение, в том числе и родинское, это, скорее, такое просоветский татистский, татистская модель такого краснознаменного пятиконечно-звездного патриотизма. И все это, конечно, являет собой новое творчество массы. Это очень интересно, это трагическая ситуация, которая обещает все-таки любопытные плоды, то есть некий концепт будет рожден. И я недавно говорил, что Новороссия — это полигон для испытания подлинной демократии, народной демократии, это опыт построения народного государства. Это так и есть, потому что там опробуется сегодня, помимо военных средств, многие средства создания новой экономической реальности в таких стесненных условиях. Новые способы демократии действительно, потому что народ Новороссии и народ России — это одно и то же, он сталкивается с новым видом фашизма, с либеральным фашизмом, представленным Соединенными Штатами, Евросоюзом, колонизированным США, и киевскими карателями, которые действуют совсем неприлично. И здесь, конечно, несмотря на все издержки, я думаю, будет, будет победоносной для России и для Новороссии результат. Другое дело, что это может быть не так быстро, как хотелось бы.

(продолжение часть 2)

А.М.: — Федор, в нашей беседе несколько раз звучало «советский, постсоветский». После распада Советского Союза в постсоветском пространстве, сейчас мы видим, загораются очаги по периметру. Россия какую работу должна вести именно в постсоветских странах? То есть многие говорят о том, что она должна действовать как, скажем, Запад, создавать сеть тех же НКО, вести свою патриотическую деятельность.

Ф.Б.: — Мы должны вести ту политику, которую пытается вести Россия: интеграционную. Я напомню, что первая белоленточная волна и в России, и на Западе началась в 2011 году после публикации статьи Путина, по-моему, в «Независимой газете» Он писал о последнем этапе создания Евразийского Экономического Союза. Вот тогда началось, тогда Путин был объявлен диктатором. Запад стал позиционировать этот образ. И стала накачиваться эта пятая колонна — белоленточный сегмент в России. На наше счастье, этот белоленточный сегмент, он никчемен и слаб. Его, сколько ни накачивай, толку не будет. Причина во многом состоит в том факте, что это люди уже «отстреленные патроны». Их миссия заключалась в 90-ых годах. Все основные лидеры белоленточного, аппозиционного, либерального движения, они сыграли свою разрушительную роль в 91−93 годах. Это и бывшие премьер-министры, всякие помощники Ельцина, депутаты и так далее. Один из лидеров партии «Парнас», напомню, закрывал проект «Наш дом — Россия» в Государственной Думе, нивелировал его. Сейчас они все — бунтари, борцы с коррупцией, борцы с КГБ. Хотя это смешно слушать: они создавали эту коррупционную систему, просто ее выстраивали своими руками. Ничего другого они не могут. Они сами не революционеры, конечно, они не готовы, помимо того, что посидеть 15 суток, максимум, ни на какие жертвы, опасности, они даже не могут как лидеры 93-го года пойти ва-банк. Ведь, смотрите, 93 год, те элиты, они сейчас уже померкли, но тогда люди сделали очень четкий выбор. То же самое, тот выбор, который сделал в Крыму Аксенов, его товарищ, вот «пан или пропал» то есть. И никто не знал, Ельцин пощадит их, расстреляет, все-таки он стрелял из танков по Белому дому. Эти люди на такое не способны. Они воют, что не разрешат митинги. Если разрешен митинг, они не способны заполнить площади, все-таки они не приводили никогда столько людей, сколько было там, в 93-ем году. И сколько бы Запад ни давал им денег, все равно мало. Поэтому Запад теперь экспортирует революцию из Украины к нам, используя этих клоунов, как, скажем так, крючки, червячки на крючках, на которых должны так называемый электорат или массы клюнуть. Потому что, конечно, они не считают граждан России народом, они считают это такой биомассой: «Вот на Украине получилось, смотрите, дебилизировать большое количество людей, давайте попробуем здесь». Русские, россияне в целом, они достаточно консервативны, чтобы такое прокатило. Действительно, к политике отношение очень сдержанное у народа. Мы видели всплеск эмоций, когда шла крымская кампания, мы видим неравнодушие сегодня к войне в Новороссии, боль за то, что происходит, искреннее желание помочь, когда сотням тысяч людей оказывают конкретную помощь. Но это не выражается в сотне тысяч стояний, лозунгов. Это обычная, невидная глазу работа. Просто отдают копейки какие-то, кооперируются, направляют помощь, едут туда добровольцами. Вот такие формы гражданской самоорганизации. Россия должна интегрировать постсоветское пространство, потому что они не могут существовать иначе, как в союзе с Россией, в составе государств, в составе империи, или это конфедерация, или экономический союз — неважно. Но без России они становятся просто, даже не прихожими, а, скорее, чуланами золотого миллиарда, потому что США договаривается с местными элитами, подкидывает им немного денег, размещает базы НАТО и — все. Народ там живет в нищете, едет в Россию зарабатывать деньги, то есть вывозит из России капитал. В Средней Азии это именно так. То есть когда мы начинаем задавать вопрос: «А почему у вас полнаселения работает в России, потом как бы там высылает деньги? А вы еще нам везете наркотики, еще пытаетесь организовать здесь бунты». То нам говорят: «Ну, как же так? Мы же соседи. Давайте мы не будем разжигать национализм, шовинизм. Помогите». Но сами проводят русофобскую политику. Создание НКО и прочих элементов, оно эффективно, когда у государства очень много денег, как делают Соединенные Штаты. Они колоссальные суммы на протяжении десятков лет вкладывают и действительно формируют отряды агитаторов, боевиков, снабжают их всем. Вот у России, мне кажется, нет ни таких задач, ни целей, ни средств вот подобных.

Мы должны просто интегрироваться, создавать реальную жизнь. Как сейчас Россия, посредством опять-таки представителя партии «Родина» Журавлева и организации Евразийской интеграции, строит социальные объекты в Предднестровье. Там порядка 12−15 объектов сейчас строятся: больницы, детские сады, школы — вот оно изменение жизни. Без всяких деклараций, без угроз, просто берут и строят дома, это нужно людям. Вот то же самое необходимо делать везде. Это не секрет, что в Средней Азии, в той же Молдавии, да и в Прибалтике, все отнюдь не безоблачно. Это страны во многом зависимы от внешних источников, да от той же России. Запад пытается их отторгнуть. Но у Запада нет такой задачи — их поднять на высокий уровень. У России такая задача есть. Нам выгодно, чтобы наши соседи, даже если они независимые государства, чтобы они жили хорошо, там высокий уровень жизни был, чтобы не было этих чудовищных миграционных волн в Россию, нищих волн, которые забирают у нас деньги, а приносят преступность, приносят свои нравы, криминализируют целые районы крупных городов. Мы хотим, чтобы эти люди спокойно и достойно жили там, а у нас создавались рабочие места для россиян. Мы предлагаем широкие возможности интеграции, вплоть до конфедеративных основ, в принципе, воссоздание единого государства. Потому что СССР или Российская Империя до этого — это единая Цивилизация, ни для кого не секрет. И как раз то, что 91 год не был оценен, не были наказаны люди, которые это сделали, и не были совершены шаги, скажем так, контрреволюционные по возвращению этих земель, они сейчас отзываются на Украине, потому что там происходит ровно то, что происходило в начале 90-ых по всему Советскому Союзу только в масштабе, урезанном во времени, очень быстро. Украина тоже делится, она находится в войне. Запад вмешивается самым беспардонным образом. Это последствие незалеченных ран 91 года и отсутствие, действительно, во многом внятной внешней политики по отношению к своим соседям и потенциальным согражданам. Потому что только культурные программы, только создание НКО — это фон, на самом деле. И более того, речь не идет о том, чтобы молодежь отучить, например, от европейского образа жизни. Советский образ жизни — он сам по себе европейский. Россия — это неотъемлемая часть Европы. Сегодня Путин предлагает: «Давайте делать единую Европу от океана до океана, никаких проблем нет». Многие азиатские страны стараются, в общем-то, жить в соответствии со здоровым европейским народом. То есть это всего лишь открытость наций, это здоровый демократизм, это использование новейших технических средств. Зачастую национальными традициями или азиатчиной являются, опять-таки, выведенные на Западе посылы религиозного фундаментализма. Так называемый радикальный ислам или другие течения, которые вообще не имеют отношения к истокам истории, так же, как современный украинский неонацизм никакого отношения не имеет к украинской нации. Или русский так называемый неонацизм, национализм, тоже вскормленный с западной сиськи со свастикой — он не имеет отношения к интересам и нуждам русской нации. Это все привнесено не всегда с Запада, может и с Востока, но мы-то, как раз, выступаем за то, чтобы Европа была достойна, чтобы она была Европой великих писателей, композиторов, художников. А не Европой Гитлера, к чему она, к сожалению, сегодня и катится. Европа деградирует, варваризируется. С одной стороны — это абсолютно бесхребетные евробюрократы, которые пляшут под натовскую и вашингтонскую дудки, с другой стороны толпы эмигрантов, особенно из Африки — это не то, что наши таджики или узбеки. В сравнении с этими африканцами, наши эмигранты — это верх цивилизованности. Там активно действует исламские фундаменталисты-радикалы, которые еще с прошлого века создали свои системы жизнеобеспечения. Французы, например, при нынешней власти делают на них большую ставку. Выдавливая свое же население, вызывая огромное недовольство коренных французов. Вот это нынешняя Европа. Запад, Вашингтон, вернее, в лице Обамы хотел бы, чтобы и Россия была такой распадающейся, кипящей ненавистью, бескультурной, варварской территорией, даже не страной, а территорией, через которую проходит труба, труба — самое интересное. Они хотели бы, чтобы мы с вами просто обслуживали трубу. Это политика неоимпериализма, неоколониализма, на которую приговорена Россия. Это надо понимать. На нас, как говорил Сталин, смотрит весь мир, все здоровые силы. В этом миссия России, которая, наконец-то, осознается и нашей властью.

Полная версия на видео «Открытой студии».

Над программой работали: Антон Мардасов (ведущий), Майя Мамедова (продюсер), Александр Фатеев (оператор-монтажер, фото), Татьяна Парубаймех (бильд-редактор).

Примечание: Уважаемые читатели «Свободной прессы», приносим вам свои извинения за возможные технические неточности, с которыми вы могли столкнуться при прочтении данного материала.

Справка «Открытой студии»

Бирюков Фёдор Владимирович — идеолог, член президиума Политического совета Всероссийской политической партии «Родина», сопредседатель социально-патриотического клуба «Сталинград»

Родился в Москве 9 мая 1978 года. Учился на факультете русской филологии Московского педагогического университета, историческом факультете Московского государственного открытого педагогического университета им. М.А.Шолохова, факультете социальной педагогики, психологии и социальной работы Российского государственного социального университета.

В партии «Родина» с 2005 года. Возглавлял московское отделение Союза молодёжи «За Родину!», руководил агитационно-пропагандистским направлением ряда избирательных кампаний.

В период кампании по выборам Президента РФ в 2012 г. работал в составе Центрального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ).

В октябре 2013 года вместе с членом Бюро президиума партии «Родина «Алексеем Рылеевым основал социально-патриотический клуб «Сталинград».

В марте 2014 года принимал участие в подготовке и проведении референдума о присоединении Крыма и Севастополя к Российской Федерации, был наблюдателем в день голосования. Награжден благодарственной грамотой Совета министров Республики Крым «За бескорыстную помощь в деле воссоединения Республики Крым с Россией».

В апреле 2014 года клуб «Сталинград» выпустил фильм «Родина: Крымская победа-2014», в котором Бирюков выступил в качестве автора сценария и одного из главных действующих лиц

Ведущий персонального видеоблога и авторской программы «Стальной эфир» на телеканале «День ТВ».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров