Открытая студия

Александр Липовой: «В Одессу мы приехали с российским флагом»

Трехкратный чемпион мира по кикбоксингу о спорте, патриотизме, антинаркотическом лагере в Крыму и авторской методике тренировок

  
5215

(продолжение см. ниже.)

Антон Мардасов: — Здравствуйте, уважаемые читатели «Свободной прессы». Сегодня мы в гостях в спортивном клубе у известного спортсмена, трехкратного чемпиона мира, рекордсмена книги «Рекордов Гиннеса» — Александра Липового. Здравствуйте, Александр.

Александр Липовой: — Здравствуйте.

А.М.: — Александр, наши читатели могли ознакомиться с Вашей биографией на сайте. Но, я хотел бы Вас попросить немного рассказать о себе, выделив основные этапы Вашей жизни, которые, Вы считаете, сделали Вас таким, какой Вы есть. Т.е. не просто родился, вырос, а, факты, которые не входят в официальную биографию, но на Вас они повлияли в плане чемпионства, в плане бизнесменства.

А.Л.: — В плане чемпионства, Вы знаете, есть факторы, которые движут, — это цель, стимул, вера и естественно любовь. Когда, у меня начиналась карьера, какие-то из них по-своему повлияли. Это была и любовь, конечно, была и цель стать чемпионом, и была вера в то, что я стану чемпионом. Но самая мощная сила, как Вы знаете, это вера. Поэтому все, во что я верил, практически, свершилось. Есть еще кое-какие цели, к которым я иду уверенными шагами. И мои близкие люди, и мой коллектив, и моя команда помогают в этом.

А.М.: — Конкретно по биографии: Вы, родились в Ростове, потом жили в Одессе, потом приехали снова в Ростов, потом вернулись в Одессу, потом приехали в Москву. Перемещение как-то повлияло на Вас? Все-таки, спортивная жизнь — это тоже сбор, в плане подготовки.

А.Л.: — Да, скорее всего именно самая такая пиковая и ключевая роль, и звено в моей карьере — это был переезд в Россию. Т.е. из Одессы переезд в Россию. Мне ничего не оставалось, кроме как каждый день тренироваться. Но у меня был стимул для этого, у меня была вера, и была цель. В Одессе, я начал свою боксерскую карьеру. Перешел потом в кикбоксинг, в Ростове продолжил заниматься, и потом перешел в профессионалы. Конечно, ключевую роль в спорте сыграл мой переезд в Россию. Там было много моментов, благодаря которым я еще больше стал стремиться, чего-то достичь. И это служило очень большим стимулом для меня. Так что я могу сказать, что переезд в Ростов очень повлиял на это.

А.М.: — Вопрос: Вы родились и воспитывались в семье военных. Ваш папа участник четырех войн, герой России. И мама у Вас служила?

А.Л: — Да.

А.М.: — Что значит воспитываться в семье военных? Что значит воспитываться в семье героя России?

А.Л.: — Я Вас поправлю. Он не герой России. Он имеет орден «Красной Звезды», орден «Афганской платиновой звезды» и орден «За службу Родине». У него много медалей, я в них даже не разбираюсь. По-моему, у него даже две «Красные Звезды». Воспитываться в семье военнослужащего — это, прежде всего, дисциплина. Потому что с ранних лет он меня приучал к дисциплине. Даже ранние подъемы, когда с самого детства я гладил ему брюки, рубашки, он приучал меня к дисциплине. Т.е. помогал в чем-то ему, когда он идет на работу. И, естественно, тренировки. Он меня приобщил с детства к спорту, к тренировкам. Всегда отвозил на тренировки. Если он не мог — мама отвозила. Т.е. очень дисциплинировала военная семья.

А.М.: — Ваш отец тоже спортсмен. Он мастер спорта по самбо.

А.Л.: — Да. Он мастер спорта по самбо, по ручному мечу и по плаванию, по-моему, кандидат в мастера спорта.

А.М.: — А почему ударные единоборства? Почему, не самбо?

А.Л.: — Я начал с борьбы. В детстве он меня отвел на самбо. Но я очень хотел пойти на дзюдо. Он говорил, что самбо, все-таки, это лучше. Я потренировался в самбо, в каких-то соревнованиях принимал участие. Но потом, все-таки, пошел на дзюдо. И все детство я занимался дзюдо. Когда карате было запрещено — было то время. У нас был тренер кореец. В самом раннем детстве, когда мне было 11 лет, мы начали заниматься в скрытом помещении тхэквондо. Потому что только фильмы появлялись про карате, про кунг-фу — это все было под запретом. Т.е. вот так я попал именно с борьбы в единоборства.

А.М.: — А сами военным не хотели стать? Все-таки, пример.

А.Л.: — Всю жизнь, все детство я хотел быть десантником. Не знаю почему, но хотел именно пойти в десантуру. У меня мечта детства был — это десантура. Потому что мне нравилось, какие они отважные ребята, духовитые. С характером, постоянно драки. Вот такая мечта детства была. Но потом интересы поменялись, и другой смысл жизни начался и другие интересы.

А.М.: — Вы долго, хотя родились в Ростове, долго жили в Одессе. Как думаете, в Вас кого больше: одессита с их таким неповторимым укладом, которые передается в фильмах, либо, все-таки, ростовчанин?

А.Л.: — Честно сказать. У меня 50 на 50. Это два моих родных города. Я не могу разграничивать. Много времени я провел в Одессе, но и в Ростове я провел не меньше. Ростов очень много мне дал в жизни, понимание многих вещей. И я не могу выделить какой-то из городов. Естественно, больше людей меня знает в Одессе, потому что я вырос там. А уже в зрелом возрасте попал в Ростов. Кто я больше: одессит или ростовчанин — не скажу.

А.М.: — Выступали, Вы под российским флагом и под украинским?

А.Л.: — Да, выступал и под российским и под украинским. Когда переехал в Россию, уже выступал с российским флагом.

А.М.: — Не могу не спросить. Вы как оцениваете события, которые сейчас происходят между Россией и Украиной?

А.Л.: — Как я оцениваю? Все знают: я за мир во всем мире. На Украине, в сложной обстановке, все-таки, удалось открыть еще один наш клуб.

А.М.: — Т.е. это недавно было, да?

А.Л.: — Это было, на мой день рождения, 26 июля мы поехали, и там открыли «Lipovoy Gym», несмотря на все эти события. Мы приехали из Москвы в наших российских футболках с надписями везде «Москва», с российскими флагами. И на открытие пришло очень много людей, много СМИ пришло, каналов. И, независимо от событий, спорт объединяет очень людей, вне зависимости от национальности или какой-то принадлежности к политической партии или к расовой. У меня все равны у меня занимаются люди разных национальностей. Это наш дом, это наш клуб — тут все равны. И туда все люди пришли без всяких «задних» мыслей. Я в России сначала открыл клуб, будучи одесситом, в Москве. Но, все равно, я вернулся в родной город и там открыл. И все это восприняли нормально, независимо от боевых действий, междоусобиц, которые сейчас происходят, и про которые Вы говорите.

А.М.: — Многие спортсмены, и не только спортсмены. Многие политики и, вообще, многие люди жалуются здесь, в России, что испортились отношения с украинскими коллегами. Но отмечают, что полгода назад такой антироссийской истерии не было. Сейчас же многие признают, что очень сложно общаться, потому что на Украине идет пропаганда, что виновата во всем Россия. У Вас есть сложности в отношениях с украинскими коллегами?

А.Л.: — Ну, к счастью, могу Вам сказать, что эти все политические выяснения отношений, эти войны, они мало влияют на спортсменов. Потому что спортсмены, чаще их это не касается. Они сплоченный коллектив. Где бы ни были, их объединяет одно, они единомышленники и делают одно дело. Я со своими ребятами и всей нашей командой с разных городов Украины и России, мы объединяемся, и хотим, чтобы это все прекратилось. Мы общими усилиями, своими действиями, призывами хотим посодействовать в перемирии. Что можем, то делаем. Даже объединение двух клубов — московский (российский) и одесский (украинский) — это тоже, как один из знаков обращения к людям, как спортсмены находят общий язык, независимо от принадлежности. Россия и Украина — у нас как содружество. Мы хотим всех объединить, общими усилиями. Делаем для этого все, что можем. И все, что нас попросят, мы готовы сделать. Поэтому, как говориться, мы за мир. Мы всеми своими действиями хотим это показать людям и донести, что спорт, он не связан с политикой или какими-то притесненными отношениями, как единое целое во всем мире. Мировая связь, мировое содружество, которое обладает единой целью.

А.М.: — Сейчас очень, даже, наверное, модно (можно сказать такое слово) проводить параллели между Россией и Украиной. Вот на Ваш взгляд, на взгляд спортсмена, с точки зрения единоборств, чем единоборства на Украине отличаются от единоборств, в России (я имею в виду по условиям)?

А.Л.: — Я думаю, что в России, это лучше развито, в плане продвижения спортсменов, т.к. здесь лучше финансирование, лучше площадки для подготовки спортсменов разного уровня, более высокие технологии. Россия немного вперед ушла от Украины по подготовке спортсменов, используя разные инновационные методики подготовок, которые еще украинскими спортсменами не использовались. Но это, как мое мнение наблюдателя со стороны по поводу единоборств.

В России сейчас стало модно заниматься единоборствами. Большинство девушек оставляют фитнес-клубы, и идут заниматься единоборствами: тайским боксом, просто боксом, кикбоксингом. А вот на Украине это волна еще не подошла. Может, в связи с тем, что более высокая популяризация в России, и многие бизнесмены, у которых хорошая коммерческая жилка, «чуйка», они стали вкладывать в это деньги, привлекать инвесторов и развивать. Россия шагнула немного дальше, чем Украина, в плане развития единоборств, организации различных мероприятий; в плане спортсменов, которые выезжают также за границу, представляют Россию на различных международных, мировых турнирах.

А.М.: — Вы сказали, что Россия больше продвинута в технологиях, в инновациях. Это если судить вообще по всей России? Понятное дело, что Москва — это сосредоточение всех этих групп, методик и т. д. Вы хорошо знаете Ростов, наверняка Вы хорошо знаете и остальные регионы России. Я, например, сам из Липецка. Наверняка Вы знаете клуб «Ринг». Сейчас он просто перестал существовать. На Ваш взгляд, как в целом ситуация по России складывается в спорте?

А.Л.: — Вы знаете, ситуация, конечно, известная, что некоторые клубы затухают. Потому что самое главное в клубе — это, конечно, финансирование. На одних своих данных и способностях, на одном своем таланте очень тяжело пробиться. Все люди, кто имеет рядом хороших друзей, меценатов, которые заинтересованы в этом, в популяризации спорта, те клубы выживают и идут дальше. В целом эта ситуация знакома, что во многих городах России, в поселениях, в пригородах есть очень талантливые ребята, которые не могут выдвинуться вперед из-за того, что у них нет финансирования. И клубы также затихают, потому что там некому платить аренду, выезды на соревнования, экипировку. Вот такие ребята, они все стремятся попасть в столицу. И, как раз, наш клуб занимается тем, что ищет такие таланты, которые можно брать на обеспечение, которые будут российский флаг прославлять на всех мировых турнирах.

А.М.: — Вы сами находите ребят, либо кто-то к Вам сам обращается за помощью?

А.Л.: — Очень часто, а практически все время, мне пишут в соцсетях, через друзей — все просто знают наш клуб уже. Мы существуем год, наши тренера ездят по всему миру. И со всей страны просто пишут, и ребята приезжают. Даже сейчас, на отборе мы на них смотрим, присматриваемся. У кого данные, мы видим потенциал, который можно развивать. Мы этих ребят берем на обеспечение и начинаем продвигать. Т.е. полностью ими заниматься. Тренировать, чтобы они сначала входили в состав сборной любителей. Потом смотрим и уже постепенно переводим в профессионалы. Т.е. мы сами этим занимаемся. Ну, и, естественно, по знакомым, по бойцам. Потому что я много знаю бойцов, много раз был на сборах, общаюсь. Ребята у меня тренируются известные бойцы, в основном все с Кавказа, Дагестан, Чечня, из разных городов приезжают, хотят тренироваться, выступать за клуб. Уже даже из Литвы звонят, и из Америки просят, чтобы ходить в нашей экипировке, и им приятно представлять наш клуб из-за того, что у нас такая атмосфера, в знак уважения.

А.М.: — Александр, такой вопрос. Сейчас с 29 августа по 2 сентября проходит в Крыму международный антинаркотический лагерь. Центральное мероприятие — турнир по смешанным единоборствам. Вы анонсировали это в СМИ, Вы давали пресс-конференцию. Расскажите о Вашем участии в этом лагере. Кто бойцы? Потому что, бойцы среди выздоравливающих наркозависимых — многие не знают, что это такое.

А.Л.: — Наше участие — это непременно, конечно же, подготовка ребят к этим боям, проведение с ними бесед. Также психологическая подготовка, тренинги перед выходом на бой. И, естественно, отслеживание динамики роста во время тренировок всех нагрузок, как они реагируют на нагрузки. Это ребята, которые раньше употребляли запрещенные вещества, и здоровье у них немножко отличается от здоровья обычного человека. Но мы вывели их уже на такой уровень. И это не слова. Были у врачей. У нас просто клуб отличается тем, что мы постоянно отслеживаем динамику роста, мы не можем человеку дать нагрузку, которая его перегрузит. Т.е. мы дозируем нагрузки, плавно распределяем на цикл тренировок. И ребята показывают очень хорошие результаты, у них очень хорошие анализы, очень хороший пульс у всех, очень хорошо восстанавливаются. Ими движет вера — конечно же, это самая мощная сила. Лекарства бессильны, когда у них есть цель, есть вера и есть желание. Это ломает все стереотипы, и все запреты только у них в голове. Мы, как говорится, помогаем им идти к своей мечте, к своей вере. Поэтому наше участие — это, естественно, тренировки, боевая практика, технические навыки, также контроль состояния здоровья каждого спортсмена во время тренировки, до тренировки, после тренировки, как он восстанавливается, как он реагирует на нагрузку. Мы делаем отбор, кое-какой происходит у нас отсев, в ком мы сомневаемся, кто плохо переносит нагрузки. Моя роль с моим тренером Евгением Шовкоплясом — это создать такую команду, которая сможет выйти, выступить. И мы за них полностью отвечаем, за их здоровье, поэтому на нас вся ответственность, и подходим к этому вопросу очень серьезно.

А.М.: — А подготовка, где они тренируются?

А.Л.: — Они тренируются у нас в клубе здесь.

А.М.: — А ребят выздоравливающих Вы где находите?

А.Л.: — Мы сотрудничаем с «Национальным антинаркотическим союзом», председателем которого является Никита Лушников. После долгих переговоров у них уже был проведен один турнир. Ребята, которые участвовали, — тренируются, сейчас готовятся ко второму турниру. И ребята, которые уже вдохновились участием первых, они захотели заниматься, у них хорошие физические данные, хорошая форма, хороший стимул, хорошая воля к победе, характер, и, самое главное, у них есть вера в себя, в свои силы и то, что они делают. Мы верим в каждого из них, и этим заряжаем их. Поэтому желающих выступать большое количество. Мы всех смотрим, отбираем лучших по физическим данным, по состоянию здоровья, по рекомендациям врачей и по счету тренировок: как они реагируют на тренировки, как организм восстанавливается. Т.е. отбор делаем мы, а ребята все приходят, но, естественно, отбор уже состоялся. Мы сделали уже команду, она готова, которая будет сейчас вылетать. Заключительный этап тренировок сейчас уже был. Ребята сами приходят оттуда. Не все желающие, а только те, кто прошел реабилитацию полугодовую. Только после полугодовой реабилитации они могут прийти, начать заниматься. Если я увижу, что есть стремление, вера в себя, характер и воля к победе, мы, естественно, отбираем таких ребят.

А.М.: — Скажите, а почему соревнования именно по смешанным единоборствам? Их к какой федераций относить? Не секрет, что у смешанных единоборств есть определенные разногласия с «Союз ММА» Емельяненко и «Федерация ММА» Тактарова.

А.Л.: — К смешанным единоборствам можно отнести и кикбоксинг. Я думаю, что там большинство боев будет по кикбоксингу. И мы собираемся сделать свою лигу. Т.е. лигу чемпионов среди выздоравливающих ребят, и среди тех, кто хочет чего-то добиться в спорте. Т.е. они сначала должны пройти через это, чтобы переступить черту и встать на полноценную линию со спортсменами, которые ни разу не употребляли запрещенные вещества. Поэтому в дальнейшем мы собираемся сделать лигу, международную, мировую версию среди таких ребят выздоровевших, которые покажут пример другим, и, я надеюсь, они зарядят стимулом тех ребят, которые сейчас употребляют, и увидят это, и послужат примером, и вдохновят других ребят на то, чтобы они бросили и стали заниматься спортом. Все-таки, победа — это чувство, к которому хочется возвращаться вновь и вновь. И когда ты видишь, что ты можешь, внутри тебя сидит это, я думаю, это можно реализовать, глядя на других ребят. Вдохновение мы им даем. Когда они приходят в зал, где много чемпионов тренируется, они вдохновляются, они приходят заряженные, они полностью выкладываются на тренировках. Я вижу это и это приятно. Я думаю, другие ребята, которые увидят их на соревнованиях, которые еще не выбрали свой правильный путь,, что они сделают правильный шаг и выберут тот путь, который нужен. Мы к этому идем. Это наша цель: помочь всем, и довести до всех, что спорт — это основополагающая дисциплина и в жизни, и в здоровье, и в социальном статусе.

А.М.: — Я так понимаю — это благотворительный проект? Денег он не приносит?

А.Л.: — Нет, это строго социальный проект, некоммерческий, мы делаем его своими силами, кто, чем помогает.

Вторая часть

А.М.: — Александр, такой вопрос. Вы много работаете с молодежь, и вопрос от читательницы Елены был насчет патриотизма. Причем, тема очень важная, даже в связи с Украиной. На Ваш взгляд, как формируется патриотизм и как сделать так, чтобы патриотизм не перерос в национализм?

А.Л.: — Я думаю, это формирование зависит от воспитания, как родители будут воспитывать. Прежде всего, делать все по совести, и это будет правильно. То есть, какой бы тебе ни задали вопрос, если каждый человек делает все по совести, он не отступит влево или вправо, его никто никогда ни за что не осудит. То есть, я считаю себя не патриотом отдельного какого-то государства, а можно сказать, я патриот всего мира, я за мир во всем мире. Я и за Россию, и за Украину, я за то, чтоб везде был мир. Я не могу себя отнести конкретно к какому-либо субъекту, поэтому, я думаю, это происходит с детства. Все меняется, я все детство жил в России, когда еще СССР был, и получается, я был патриотом всех стран. А потом, когда все разъединилось, мы переехали на Украину, и это не значит, что стал патриотом на Украине. То есть, для меня нет национальной принадлежности, и я считаю, правильно будет, если людьми будет править просто добро и благородство, честность, совесть, и тогда не будет таких поворотов: «Я патриот, я националист!» То есть, прежде всего, человеческие качества должны преобладать, и это все решит.

А.М.: — Александр, во многих интервью Вы говорите про свою авторскую методику подготовки к боям, подготовки бойцов. В чем заключается Ваша авторская методика? И если есть методика, значит, можно говорить о школе Александра Липового?

А.Л.:  — Конечно, вот поэтому и создан клуб. Но я не могу его назвать «свой клуб», хотя он так назван. Этот клуб создан моей командой, вместе со мной. Благодаря им, это произошло, они, можно сказать, воплотили цели в жизнь. Да, существует авторская методика, по которой я готовился, которую я провел через себя. Все, что я внедряю, я пробую, прежде всего, сам. Она дала очень хорошие результаты, привела меня ко многим титулам с моим тренером. Этой методикой я пользуюсь для подготовки ребят к серьезным боям.

А.М.: — А в чем она заключается, можете пояснить?

А.Л.: - Ну примерно я могу рассказать, в двух словах. Прежде всего, гипоксика: гипоксическое оборудование, которое мы закупили, которое позволяет, не выезжая в горы, тренироваться на высотах от 1500 до 4500 метров, а также спать в этой герметической палатке, которая дает ощущение горного воздуха. Также отслеживание всей динамики спортивного роста, то есть это отслеживание постоянно всех анализов: как реагирует твое сердце на нагрузку, какие анализы крови. Ты со всеми датчиками на сердце (простыми словами буду говорить), тренируешься, спишь, смотришь, как сердце восстанавливается. Это все заносится, регистрируется. Есть программа, куда ты это заносишь, регистрируешь, и она показывает, где отстает группа мышц, где надо сбавить обороты или прибавить. Это позволяет развивать твои функциональные способности, не прибегая к фармакологическим препаратам, а беря резервы из недр твоего организма. Просто не каждый человек может раскрыть свои способности, и у каждого человека есть свой резерв, свой потенциал. Прежде, чем это делать, делаются специальные тесты, которые определяют в твоем организме твой резерв, твой потенциал, твой уровень подготовки, на котором ты сейчас находишься. Чтобы не было перегрузки, это все плавно расписывается в тренировочный график, и, естественно, подкрепляется правильным питанием, диетическим. У каждого идет учет физических данных, потребления калорий в каждый день по питанию, расход калорий на тренировках. То есть, это очень сложная система, в двух словах это не рассказать. Я провел это все через себя, все конспектировал. Я работал с российской Академией медицинских наук, с научно-исследовательским институтом, с Центром диетической медицины, где, подходя ко всем тренировкам, сначала сдаешь все анализы. Это, показывает: каких у тебя аминокислот не хватает, каких белков, каких витаминов переизбыток. Это в совокупности соединяется, что-то добавляется, что-то убирается. Это очень трудоемкий процесс, очень энергозатратный, и мне самому было очень тяжело этим заниматься, мне помогали доктора, профессора. Я, это конспектировал, чтобы в дальнейшем у меня это осталось. Исходя из этого в совокупности, я сложил, сделал некую схему, составил алгоритм, по которому нужно двигаться, по которому необходимо идти, и при правильном использовании своих ресурсов, своих возможностей, своих подручных средств можно в любом возрасте выходить на пик формы. Поэтому до сих пор, в 38 лет, я остаюсь в спорте только из-за того, что знаю, как правильно расходовать свои силы, свою энергию и правильно отдыхать, правильно делать график и режим тренировок составлять.

А.М.: — Скажите, а Ваша сеть клубов в Одессе, в Ростове, в Москве, — цель ее? Подготовка профессионалов, подготовка любительских спортсменов (грубо говоря, если мальчишки приходят в секцию)? Либо в это есть коммерческая жилка обеспечения досуга?

А.Л.: -Я вам скажу, что это, прежде всего, проект, направленный на выявление талантливых ребят, которые не могут себе позволить тренироваться, которые не могут позволить себе выезжать на соревнования. Есть люди, которые приходят и платят за тренировки, платят за персональные тренировки за месячные абонементы, за годовые, — этими средствами мы оплачиваем обмундирование, экипировку, переезды на соревнования, на турниры, зарплату тренерам. Поэтому, это абсолютно не коммерческий проект. Это проект, направленный на развитие спорта, на привлечение молодежи к спорту, и на выявление ребят, которые стремятся добиться чего-то, у которых есть потенциал, талант. Просто я помню по себе, когда у меня не получалось ходить в клубы, и ездить на соревнования. Уже в зрелом возрасте, когда кое-какие дела, пошли хорошо, появились кое-какие деньги, я уже начал ездить на соревнования сам за свой счет выступать. Я хочу, чтобы ребята, которые готовы усердно тренироваться днем и ночью, которые готовы жить этим, чтобы моя команда помогала двигаться им вперед. Это, можно сказать, будущее нашей страны, будущие чемпионы, замена наша… Таких ребят очень много. И сейчас, насколько мы обладаем возможностью, принимаем всех, хотя у нас тоже возможности не бесконечны и тоже ограничены… В Одессе открыли клуб, и туда пошли ребята, мы смотрим и здесь. Талантливых ребят мы оставляем, берем на обеспечение.

Это больше социальный проект, он не приносит деньги, он направлен на выявление спортсменов. Может, в дальнейшем, когда мы разовьем сеть по всему миру, она будет приносить какие-то дивиденды. Но также я хочу, чтобы все эти дивиденды тратились на спортивное обмундирование, на экипировку, на тренировки детей из интернатов, из малообеспеченных семей. Можно сказать с уверенностью: я не хочу с этого зарабатывать. Я хочу просто делать свое призвание, делать ту работу, которая мне нравится: помогать, тем, кто приходит к нам за помощью и от этого получать вдохновение и новые силы для другой деятельности.

А.М.: — А направление, на которое Вы делаете упор? То есть, это бокс, тайский бокс…

А.Л.:  — У нас направления все. У нас парень поехал и выиграл чемпионат среди вооруженных сил по боксу. Потом он поехал на чемпионат России по боксу. Правда, проиграл там призеру олимпийских игр, но это тоже показатель для нас, все-таки он отбоксировал три раунда. Поэтому чемпионы по кикбоксингу у меня пока одни, они входят в сборную России, по ММА занимаются ребята, они тоже выступают на различных турнирах, поэтому особой принадлежности или где-то что-то выделить я не могу. Везде есть ребята талантливые, в каждой сфере. Мне ближе, конечно, бокс, тайский бокс, кикбоксинг. У меня ребята в разных сферах.

А.М.: — Хотелось бы остановиться на Вашем рекорде. Это было в 2006 году, то есть Вы рекордсмен ударов по лапам. Насколько я понял, когда смотрел интернет, то есть инициатором рекорда были не Вы, Вас выбрали. Естественно, чтобы готовиться именно к рекорду, нужна была спецпрограмма. Вы в это время наверняка выступали. Это не помешало?

А.Л.:  — Вы знаете, на тот момент я уже являлся чемпионом России среди профессионалов, (и у меня уже был назначен бой за титул чемпиона России), по версии ПАКР, — это профессиональная ассоциация кикбоксинга России. И в период подготовки меня выбрали, для того, чтобы я побил этот рекорд, и мне это в совокупности очень хорошо помогло, потому что все-таки за такое время нанесение ударов — это очень хорошо тренировало моторику, сердечнососудистую систему, функциональную систему. То есть после этого рекорда к бою я подошел на пике буквально. Каждый день, с утра и вечером, я помню, как я готовился, это было дома всегда, в зал не получалось выезжать. Все мои друзья и соседи собрались в комнате, один держал лапы, второй стоял уже за ним, сразу же менял его, чтобы я не останавливался (а они уставали держать). А я, постепенно наращивал — 15−20, 20−25, 25−30, 35−40 минут. Постепенно наращивал, наращивал, наращивал, и вышел такой результат, можно сказать, тем самым и к бою подготовился, и тренировки у меня были. Просто в период тренировок я не мог уже это делать, потому что сил уже не было. Дома, когда я просыпался, когда свободнее был, готовился, и это мне очень помогло.

А.М.: — Перетренированности не могло быть? Все-таки…

А.Л.:  — Была, конечно, и перетренированность. Но я восстанавливался, сосредотачивался, но было нелегко, могу сказать Вам, очень нелегко было. Но все-таки к бою я подошел на пике, и выиграл этот бой досрочно.

А.М.: — Еще такой момент из вашей биографии. В 2011 году Вы совершили, наверно, редкий поступок для мира единоборств, — после боя Вы отдали свою победу своему оппоненту. Расскажите о мотивах этого поступка и насколько в Вашей карьере Вы сталкиваетесь с судейской необъективностью? И что, на Ваш взгляд, в судействе можно было поменять, ведь не секрет, что сейчас в любительском боксе много нареканий по поводу этих одновременных нажатий кнопочек…

А.Л.:  — Я хотел сделать так, чтобы заслуженную победу, не победу по очкам и не победу по предупреждениям (моему оппоненту давали предупреждения и тем самым снимали с него очки). С этим я сталкивался на чемпионате по любителям, когда мне давали предупреждение, я явно вел бой, с меня снимали очки, а оппоненту давали и так продвигали своего спортсмена. Но на тот момент я не был в той форме, в которой должен был находиться ввиду семейных обстоятельств, и отбоксировал не так, как хотелось бы. Но мой оппонент нарушал правила, и с него снимали очки, тем самым очки переходили на мою сторону. Когда мне дали победу и вручили пояс чемпиона мира, естественно, потом на пресс-конференции я сказал, что мне такая победа не нужна, я хочу достойную, заслуженную победу. Началось потом очень много разговоров по этому поводу, потому что, я не скрою, это было явно, — я проигрывал бой. Не все понимают зрители, что давая предупреждение сопернику, чуть-чуть его оппонент, то есть я, начинает выигрывать. Когда мы это все объяснили (сделали пресс-конференцию с моим промоутером Русланом Суноваром), передали пояс в Польшу, естественно, все это восприняли, как хороший спортивный поступок, которых раньше в единоборствах еще никто не делал. На следующий бой я очень хорошо реабилитировался, даже приехал наш друг Рой Джонс посмотреть, потому что он сказал, что у меня отняли золотую медаль и не вернули. У Руслана Проводникова тоже забрали и не вернули. Он говорил: «Я восхищаюсь твоим поступком». Он для меня всегда был легендой и моим кумиром, с детства, его слова очень меня вдохновили перед боем, дали веру в себя, в свои свои. И бой я выиграл досрочно нокаутом, в первом раунде, и реабилитировал себя так, как я хотел. Выиграл заслуженно и никто не может ничего уже сказать и поспорить о моей победе, можно так сказать…

А.М.: — Вы сказали про Рой Джонса. Вы как относитесь к его последним поражениям… На Ваш взгляд, возвращение на ринг было опрометчивым поступком с его стороны, либо нельзя так винить человека за его выбор?

А.Л.:  — Я общался с Роем. Он сказал: «Спорт — это моя жизнь, я без него не могу». Я его прекрасно понимаю, потому что я сам не могу без спорта, очень тяжело уходить с Олимпа проигравшим. Так как он проиграл в нескольких боях, он хочет реабилитироваться, это понятно. Но если судить, по последним его боям, можно сказать, он начинает реабилитироваться в глазах своих фанатов и поклонников. Бой за боем он набирает форму и приходит в тот вид, в котором его хотят видеть. Естественно, это не тот Рой, который был десять лет назад, но нельзя списывать его со счетов, потому что этот человек, действительно, является легендой. Он перевернул мир бокса своими поступками, своими победами, своей техникой ведения боя. Я думаю, это его выбор, ему решать. Но много желающих до сих пор, и будет в дальнейшем, будут смотреть его бои и никто не скажет: «Зачем Рой выходит? Мы не пойдем смотреть». Все равно каждый захочет увидеть, поклонников у него очень много и фанатов. Я думаю, что они дают ему свою энергию и свое вдохновение, потому что люди, которые болеют за тебя, прежде всего, заряжают тебя энергией, вдохновляют тебя. Поэтому не могу его судить… Думаю, что его выбор — это правильный выбор и могу только удачи ему пожелать. Будет бой у него в октябре, в Краснодаре. Я думаю, что я приеду тоже болеть.

А.М.: — Александр, в свое время ходило очень много разговоров о Вашем бое сначала с Хасиковым, потом с Минеевым. На Ваш взгляд, почему все-таки не состоялись эти бои? Вот Хасиков, на мой взгляд, не лицеприятно высказался, он сказал, что этот бой нужен, в первую очередь, вам ради пиара. Что на самом деле там было?

А.Л.: - Много переговоров шло насчет боя. Договорились о том, что я спускаюсь в категорию «75 килограмм», но они решили, что им этот бой не нужен и всем своим видом дали понять, что боя не будет. А началось все с того, когда один из тренеров был на каких-то соревнованиях и речь зашла обо мне, Бату сказал со своей стороны: «Липовой — левый чемпион», хотя и является сам по чемпионом мира по W5-версии. Он сказал, то можно и побоксировать, просто мы в разных весовых категориях находимся. Он выступает в 71 кг, а я в 81 кг. Сошлись на том, что я спущусь в категорию 75 килограмм, но на этом все просто и затихло. Я особо не инициировал, потому что мне тоже нелегко в 75 килограмм спуститься. Хотя я начал подготовку, освоил ее, я просто никогда не боксировал 91 килограмм на то время. Это сейчас я уже боксировал 91 кг в период своей подготовки. У меня был такой период, что я набрал массу, но мой вес 81−86 кг, насколько я знаю, Вова сейчас ушел в супертяжи. Но никогда переговоров о бое с ним не было. То есть они меня выдвигали как кандидатуру вместо Бату, но просто с Вовой у меня не было никаких эксцессов, можно сказать так. Я с ним в хороших отношениях, так как и с Бату я в хороших отношениях, тренировались вместе, где-то пересекались. Что было, то было, как говорится, мы заднюю не давали, но бой не получился.

А.М.: -Александр, скажите, а вот с каким соперников вы хотели бы встретиться, ведь свою карьеру вы еще продолжаете?

А.Л.:  — Я бы хотел встретиться с Артемом Левиным, мне было бы очень интересно побоксировать.

А.М.: — По правилам тайского?

А.Л.: -Нет, по правилам К-1. С Артемом Левиным, с ребятами, которые в «глори» боксируют в категории 86 килограммов, в 91. Нет там 77 килограммов, хотя в 77 я тоже могу спуститься. Ну с какими-то ребятами я бы, конечно, с удовольствием побоксировал. Самый техничный боксер, конечно, Артем Левин и было бы интересно с ним поработать.

А.М.: — Это только планы или уже какие-то переговоры ведутся?

А.Л.:  — Это пока планы, переговоров пока не ведется никаких, это мой промоутер занимается этими моментами, Руслан Суноваров. Мне бы хотелось с ребятами сильными боксировать, чтобы и опыта набираться. Век живи, век учись, как говорится. Нельзя говорить, кто самый сильный, ты или я. Каждый у кого-то что-то берет, какую-то технику, какие-то навыки. Это было бы очень интересно, конечно. Он сейчас номер один, было бы здорово.

А.М.: — Александр, такой заключительный вопрос хотел Вам задать, насчет пиара. Вы не раз говорили, что пиар для бойца — это важно и даже приводили в пример фрагмент «Давай поженимся» — передачу для поднятия рейтинга. На Ваш взгляд, насколько в современных условиях нужна пиар-компания? Вы продвигаете сеть спортивной одежды, и помимо этого у Вас еще линия одежды неспортивной. Для Вас спортивная одежда с целью пиара — это бренд с целью пиара или это для души?

А.Л.:  — Вы знаете, это скорее всего, для души, потому что, создавая спортивные костюмы, футболки (у меня сейчас готовится к выходу 10 футболок, которые символизируют то, что в душе у бойца такими словами как «честь», «доблесть», «вера», с другими рисунками символизирующими), — это мое душевное занятие, которое меня вдохновляет. Я заряжаю эти костюмы энергетикой такой же, как у нас в зале, то есть здесь все делалось своими руками, строилось со своей командой, и здесь ни один человек не был обижен. Здесь хорошая энергетика и каждый человек, который приходит сюда, он ее чувствует, здесь все домашнее. Так же и эти костюмы, футболки, работая над ними, я не преследую коммерческих каких-то целей, я не преследую популярности. Я просто хочу, чтобы это нравилось, чтобы это было красиво. Чтобы человек одевал и чувствовал себя уверенно, чтобы это ему придавало сил. Вся энергия, все мое вдохновение вкладываются в эту вещь. Любой спортсмен, который одевает ее, у него появляется стремление заполучить эту вещь и показать свою принадлежность к нашему клубу, потому что у нас одна сплоченная семья. Этим я просто хочу сплотить всю нашу организацию бойцовскую, именно наше бойцовское сообщество. Вся эта экипировка будет показывать принадлежность к нам, будет создавать дух бойца, характер. Я хочу, чтобы ее носили люди честные, добрые, которые все делают по совести. Мы хотим, чтобы честь клуба была на высоте. Сразу будет понятно, что человек — это порядочный человек, это приличный человек, и какими-то качествами, которые у нас на первом месте, он обладает, если он носит эту экипировку.

А.М.: — Касательно пиар-компании, рекламы, как на Ваш взгляд, ее нужно строить для бойца? И кто может быть правильный образец в пиар-компании?

А.Л.:  — Если бойца вести, естественно, надо заниматься его пиар-компанией. Но понимаете, в чем суть. Как человека не пиарь, если людям он не нравится, как он ведет бой, не нравится его манера боя, нет у него харизмы, все равно они его не будут воспринимать. Поэтому он, прежде всего, должен обладать какими-то качествами, которые будут интересны людям, которых нет у других. Все эти качества надо доносить, поэтому СМИ и телевизионные различные

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Александр Шершуков

Секретарь Федерации независимых профсоюзов России

Комментарии
Новости партнеров