Открытая студия

Борис Литвинов: «Перемирия нет — есть обмен пленными»

Председатель Верховного Совета ДНР о военном поведении ополчения, предстоящей зиме и перспективах социального развития

  
5893

Константин Сивков: — Здравствуйте, дорогие телезрители. У нас сегодня в качестве гостя присутствует довольно интересный человек, это руководитель парламента Верховного Совета Донецкой Народной Республики, председатель Верховного Совета Литвинов Борис Алексеевич.

Борис Литвинов: — Здравствуйте.

К.С.: — Борис Алексеевич, Вы расскажите, что это такое вы здесь на столе поставили?

Б.А.: — 8 сентября на Донбассе великий праздник. Саур-Могила такое трагическое и эпическое, и героическое место, где покоятся наши предки, наши отцы и деды, мой отец в том числе. Оттуда начиналось освобождение Донбасса. Это оттуда с места сегодняшних боев на самой восточной границе Донецкой Народной Республики. Там 7-ого числа похоронили последних 7 бойцов, которые защищали восточные рубежи. Это символические предметы для нас, из нашего музея и там много таких предметов.

К.С.: — Разорванная гильза от 23-миллиметровой зенитной пушки, которыми стреляли по самолетам и вертолетам «хунты». Осколок снаряда и разорванная лента от пулемета.

Б.А.: — Пулемета.

К.С.: — Когда-то вот такие осколки мы находили по истокам боев с немецко-фашистскими захватчиками, сегодня, мы находим после боев с бандеро-фашистскими захватчиками.

Б.А.: — Такие осколки сейчас по все территории Донецкой и Луганской Народной Республик, на каждом шагу.

К.С.: — Борис Алексеевич, расскажите, пожалуйста, какие сегодня проблемы в Донецкой Народной Республике?

Б.А.: — Самая главная проблема — это проблема войны и мира. Мы никогда не хотели и не хотим сейчас войны на нашей территории или на какой-то бы то ни было. Мы, получили 2 миллиона 511 тысяч голосов граждан, проголосовав 11 мая за независимость, Донецкой Народной Республики. Стремились жить, по-своему, не так, как нам диктовал Киев и хозяева из Вашингтона. Мы сказали, что у нас свой взгляд на жизнь. Мы любим Украину. Но мы любим ее, по-своему. Мы хотели разойтись мирно с Украиной. Вы живете так, мы живем так. Это было единственное наше желание. Но началась война, начались жертвы, началась трагедия. И сегодня мы хотим, чтобы нас поняли. Ведь рядовые, простые люди, которые приходят на наши земли, они нас понимают. Повоевав против нас, они не понимают, за что воюют на нашей земле, через некоторое время, они говорят: «Мы думали, что здесь бандиты, сепаратисты, — говорят, да, — и еще неизвестно кто. А когда мы видим, что это такие же шахтеры, такие же металлурги, такие же учителя, как и мы, то, в общем-то, за что нас сюда посылают воевать? За интересы Коломойского, Порошенко или Обамы? Вот за что мы должны свою голову подставлять».

К.С.: — Есть эпизоды, когда 6 бойцов отделения остановили колонну в составе 3-ех бронетранспортеров, танка, нескольких УРАЛов с количеством личного состава свыше 130, и непросто остановили, они еще и разгромили, вшестером. Такой пример говорит о многом.

Б.А.: — 18 бойцов под Артемовском остановили 480 человек, колонну из танков и бронетранспортеров. Вот такой еще есть пример.

К.С.: — Борис Алексеевич, я думаю, всем будет интересно узнать главный вопрос: а каким Вы видите будущее своей страны? Я имею в виду не только с точки зрения социально-экономической, но и с точки зрения геополитической роли места в этой картинке.

Б.А.: — Мы все должны понимать: и в России, у нас это понимают на Донецкой земле и на Луганской, что мы самостоятельное суверенное независимое государство. Это однозначно. И других вариантов у нас нет, и не будет. Есть декларация независимости, есть в последующем решение Верховного Совета. Любые переговоры, любые встречи, любые международные решения по этому поводу должны идти через одну призму только: через призму самостоятельности и независимости. Это должны понимать в Киеве, что другого варианта у нас нет и не будет, это прежде всего. Вся революция наша шла под двумя-тремя основными лозунгами. Это стремление в русский мир, в общинный мир. Мы общинные люди в русском мире, мы живем сообща. Туда, куда нас втянули, в либеральный мир, это мир индивидуализма, мир личной выгоды, мир борьбы за существование. Мы русские, какой бы национальности мы не были. Мы русские. Мы общинники, мы живем вместе, Донбасс и Россия, мы живем вместе, мы строим вместе, мы преодолеваем трудности вместе. Мы такие, по духу у нас в крови, в генах у нас, мы вместе. Это первый посыл. Второй посыл — это антиолигархический посыл. Потому что любая олигархическая власть, которая выстроилась, выстраивалась 23 или больше, лет на Украине, она ведет к разобщению, она ведет к индивидуализму.

К.С.: — Против чего, выступаем.

Б.А.: — Мы, за демократическое народное государство, в дружбе с братьями и сестрами на Евразийском пространстве.

К.С.: — С российской точки зрения геополитики, Россия заинтересована в том, чтобы на нашей западной границе было дружественное нам, родное, государство, которое было бы своего рода фортпостом нашей страны на Западе на этом направлении. Конечно, хотелось бы, чтобы это государство было большим, чтобы обеспечить деблокаду Крыма. Это я уже говорю как человек с военно-стратегической точки зрения.

Б.А.: — Мне часто задают такой вопрос. Я ехал на передачу в Москву, еду и смотрю, как на наших танках и бронетранспортерах, которые наши войска, как правило, это все захваченное у украинской армии, написано: «на Киев», «на Львов», прямо как раньше: «на Берлин». Но это не значит, что мы действительно собрались и завтра поедем, допустим, на Киев. До тех пор пока на той стороне начиная от Днепропетровска, Запорожья, Херсона, Одессы, Киева, пока там люди не поймут, что так жить нельзя, экспорт нашей революции мы не будем совершать, но если надо поделиться опытом, то мы готовы, безусловно.

К.С.: — Это интересно.

Б.А.: — Мы готовы.

К.С.: — Борис Алексеевич, последнее время мы наблюдали процесс активного контрнаступления войск Донецкой Народной Республики по уровню оперативной подготовки, по уровню тактической выучки личного состава, по стратегии ведения, превосходит оперативное искусство, которым владеет командный состав войск «хунты», которые действуют в так называемой антитеррористической операции. Почему, обладая примерно втрое меньшими силами, народная армия Донецкой Народной Республики, сумела провести классическую контр наступательную операцию с таким количеством котлов, которого, наверное, в истории на такой ограниченной территории физически не было. Я могу сказать, как офицер генштаба, в прошлом, выпускник академии Генерального штаба, много нам примеров негативных приводили, но, действие войск антитеррористической операции «хунты» надо заносить в учебники, как образец квинтэссенций оперативной глупости. Вы как прокомментировали это? Откуда? Почему так получилось?

Б.А.: — К сожалению, я не военный человек, в детстве мечтал когда-то, но зрение меня подвело. Есть, я думаю, три обстоятельства: первое — это дух. Это самое первое. И мы уже не раз об этом говорили. Мы ведем справедливую войну, против нас ведут войну захватническую. По нашим данным 1 к 3, но, по данным военным 1 к 5 по живой силе. Они говорят, что 1 к 5 для нас это нормально. Мы победим, если даже будет 1 к 5. Потому что мы за свое. А они за чужое воюют. Это первое.

Второе. Четыре месяца войны кое-чему научили наших военных. Бытует интересное выражение: «Да что ж там, ну что ж там такого в Донбассе, шахтеры, металлурги и учителя, любой шахтер, любой металлург я знаю, с „Града“ на 20 километров попадет в башню танка, это у них в генах заложено». Вот так говорят.

Россия нам помогает, она нам шлет гуманитарную помощь. Большое спасибо России, и другим странам, с Португалии приходит, с Франции приходит, с Греции приходит, наши соотечественники помогают. Если бы не было этой помощи, нам бы нечем было кормить армию, нам бы нечем было кормить народ. За это спасибо.

Но есть N-ое количество добровольцев, которые едут по зову сердца для борьбы с фашизмом, не только российские, есть и французы, и немцы, греки, сербы. Но я сам себе задаю вопрос: а кто едет из России? Едут из России, прежде всего те, кто понимает, куда они едут. Едут специалисты высокого класса. Ведь в России по определению больше людей, которые прошли военную школу. Наука военная достаточно развита, есть много тех, которые советскую школу еще прошли. Едут специалисты, которые знают, что делать. Он молодой пенсионер, он военный, он в отставке, его зовет честь и совесть, въехать на передние рубежи. Потому что он сюда едет защищать интересы славянского мира, русского мира и России. Потому что это форпост, там передняя линия у России. И приезд специалистов, и среди них, я думаю немало и офицеров, которые умеют стратегически планировать.

К.С.: — Можно, напомнить, что украинская армия в первой линии насчитывала около 770 танков. Из них 485, по данным открытых источников, уже уничтожено, и свыше сотни в качестве трофея уже являются боевым элементом боевых частей Донецкой Народной Республики.

Б.А.: — По данным нашей разведки и по данным даже интернета, там «Леопарды» танки появились.

К.С.: — Даже так вот?

Б.А.: — Да. Порядка 30 штук, от Харькова, Артемовск, Скоро у нас появится иностранная техника.

К.С.: — «Леопард», да? Но Вы знаете, это очень важная информация.

Б.А.: — Надо проверить еще.

К.С.: — Да, проверить.

Б.А.: — Но разведчики наши говорят, что видели.

К.С.: — А что можете сказать по поводу иностранных наемников, участвующих в войне со стороны «хунты»? И особенно в части подготовленных офицеров, генералов, которые якобы принимают участие и даже планируют непосредственно, действия антитеррористической операции. У вас есть какая-нибудь информация на эту тему?

Б.А.: — Частные армии, которые с той стороны — Коломойского. Это частные батальоны, с иностранными советниками сформированные на его деньги. Есть просто иностранные наемники. Они едут зарабатывать деньги. Коломойский платит. Они созваниваются, переговариваются между собой, но воюют друг против друга. У нас в аэропорту сидят иностранные наемники. Женщин прибалтийских еще на первых этапах задерживали. Частные военные компании, они присутствуют и воюют часто. Мы даже темнокожих бойцов встречаем.

К.С.: — И среди трупов?

Б.А.: — Да, и среди трупов тоже. С обеих сторон есть добровольцы, как с той стороны, так и с нашей.

К.С.: — Борис Алексеевич, а как Вы оцениваете вот со своей точки зрения, точки зрения Донецкой Народной Республики, начавшееся перемирие? Ведь «хунта» его использует для перегруппировки войск, наращивание ударных группировок.

Б.А.: — Любое перемирие мы приветствуем любой мир. Но мы тоже не сидим, сложа руки. Мы понимаем, к чему это ведет. Ведь это уже, если мне память не изменяет, 4-ое или 5-ое перемирие за это время. И каждое перемирие заканчивается новыми бомбардировками. Да собственно говоря, перемирия и нет. Сегодня утром звонили мне товарищи, сегодня ночью опять из «Градов» обстреляли, и Д-30, по-моему так орудие называется, да.

К.С.: — 122-миллиметровой гаубицей.

Б.А.: — Обстрелян город Донецк, опять Петровский, опять Куйбышевский район, опять горящие дома, трупы. В общем-то, перемирия, как такового нет. Есть обмен пленными. Вчера произошел очередной обмен пленными, это уже всему миру известно. У нас еще порядка там 600 человек находится, после того, как уже обменяли, еще человек 600 находится пленных, работа ведется. Мы отпускаем этих пленных, правда, в Снежном их использовали по расчистке территорий. Я считаю, их надо отпустить, они должны нести туда правду, на ту территорию, против кого они воюют. Мне так думается, что они и будут проводниками видения.

К.С.: — Проходила информация по поводу того, что якобы некоторые пленные не хотят возвращаться. Причем их довольно значительное число. Так ли это?

Б.А.: — Да, действительно так. Мне приходилось даже участвовать в таких переговорах, они просят, чтобы мы приняли отдельных людей, некоторые небольшими группами, в наше ополчение. Но я хочу отметить, прежде всего, это люди, которые призваны в армию с наших территорий. Хотя был случай. Под Красноармейском выехал бронетранспортер, звонят ночью, 2 бронетранспортера, и говорят: «Мы стоим под Красноармейском в таком-то углу там, на такой-то на окраине, возьмите нас в плен. Возьмите нас в плен». Сначала думаю: «Может, подставка какая-то, может быть еще что-то». Начинаю разговаривать: «Почему в плен? Что такое?». Они говорят: «Мы с Кировограда. Там наши семьи, там наши жены, там наши дети. Нам сказали, если не будете воевать, с семьей разберемся. Мы воевать не хотим, но и не хотим, чтобы разборки были. А если вы нас возьмете в плен, нам ничего, и семьям тоже ничего, да». Я передал информацию. К сожалению, не знаю: взяли их в плен или нет. Но это характерный случай.

К.С.: — Да. Это о многом говорит. Борис Алексеевич, скажите, пожалуйста, Ваше мнение по вопросу. Украина переживает сегодня далеко не лучшие годы. Экономический кризис будет только нарастать. В условиях наступающих холодов при отсутствии должного количества топлива вполне возможны сами потрясения на Украине. Кроме того, известно, что между Порошенко и Тимошенко, между этими двумя командами уже пробежала, мягко скажем, черная кошка. Есть такой вариант, что там, возможно начнутся довольно серьезные потрясения уже в осенне-зимний период. Это реальность. Как Вы предполагаете, будет вести себя Донецкая Народная Республика, если на Украине начнется народное восстание?

Б.А.: — Такой вариант, действительно, он просматривается. Уголь у нас, электростанции там, газ из России, труба проходит через наши республики. С учетом геополитической расстановки, зима действительно для Украины и для нас достаточно сложная, ну для нас может быть, она нивелирована некоторыми российскими преференциями в наш адрес, особенно по газу.

К.С.: — В средствах массовой информации даже показывали возможные варианты поставки газа конкретно в Донецк и в Луганск. Обсуждался этот вопрос. Причем очень активно, со схемами маршрутов.

Б.А.: — Что касается народного восстания с той стороны. Вы знаете, время от времени к нам выходят через посредников на контакт полевые командиры, которые были в Киеве, и в других регионах. Со мной, 4−5 раз выходили на контакт, через посредников, безусловно. Они говорят: «Давайте мы отсюда, вы оттуда». Им не нужна такая власть. Мы не хотим идти на своих танках там или свои ракеты засылать в ту сторону, если народ не проснется с той стороны, то трудно будет ситуацию изменить. Но я думаю, что он все-таки проснется. У нас порядка 200 человек из Днепропетровской области сейчас на нашей стороне воюют, создают свою бригаду Днепропетровскую. Это те люди, которые не согласны с режимом Коломойского, «Коломойской республикой» я ее называю. Достаточно боеспособное подразделение, они проходят обучение. Они говорят: «Да, мы готовы пойти на свою территорию и делать то, что вы делали здесь на Донбассе». Есть из Житомира, из Одессы, есть из Николаева большая группа, из Киевской области. Люди духом закаляются у нас, прежде всего, набираются идеологического базиса нашей революции и готовы выехать на места проводить ту политику, которую мы проводим в Донбассе.

К.С.: — Скажите, пожалуйста, на территории Донецкой Республики, Луганской есть люди, которые поддерживают хунту, которые поддерживают проамериканский курс? Как они себя ведут? Пытаются ли какой-то осуществлять саботаж в отношении республик? Что в этом отношении?

Б.А.: — Такие, да, такие люди есть.

К.С.: — Насколько их много там так?

Б.А.: — На референдуме за суверенитет проголосовало 89%. А N-ное количество людей не проголосовало, даже 200 тысяч проголосовало против. Те, кто не захотел, тот просто не пришел на референдум. Конечно, такие люди есть. Но открытого противодействия они не проявляют, с моей точки зрения делают правильно. Если открыто выступать — это провоцировать, это вызывать гнев на себя. Но это неправильно. В условиях войны, в условиях гибели, в условиях жесточайшего противостояния придти в Москве в 41-ом году и говорить: «Давайте мириться с Гитлером».

К.С.: — Это нонсенс? Нонсенс.

Б.А.: — Практически тоже у нас. Хотя такие люди есть. Они были и раньше во время войны, которые надеялись, что придет освободитель из фашистской Германии и освободит, кто-то что-то получит. Некоторые средства массовой информации даже отдельные кадры показывали страдальцев за такой взгляд. Я скажу, что не надо провоцировать. Потому что это ведет к ожесточению противостояния. В основном, те, кто за ту часть, они уже выехали, в основном, из Донецка, из Луганска, они находятся и в Киеве, и в Днепропетровске, и в Запорожье.

К.С.: — Скажите, Мариуполь находится в окружении. Там блокировано около 2-ух бригад территориальной обороны, другие подразделения войск антитеррористической операции (флот), и небольшая часть флота украинского там находится. Вместе с тем это исключительно важный порт. Этот пункт важен не только как порт, но важен еще как одна из важнейших транзитных траекторий поставки газа в Донецк. Вот как предполагается в условиях перемирия решение этой проблемы? Проблемы не только Мариуполя, но и других котлов? Ведь в этих котлах еще до сих пор сидят голодные и несчастные, брошенные «хунтой» солдаты и офицеры.

Б.А.: — Хороший вопрос. Мариуполь важен для всех, с учетом того, что основные линии транспортные разрушены. Перевозка, перевалка груза, в общем-то, очень проблематична сегодня по территории. У нас на электростанции подвезти уголь очень проблематично. Если электростанция эшелон угля в сутки сжигает, то есть просто доставить нечем. Машинами не навозишься. Поэтому порт имеет важное стратегическое значение и для Луганской, и для Донецкой республики, как выход торговых путей. У нас озимых собрано в Донецкой Народной Республике, по данным наших специалистов, миллион 800 тысяч тонн. Хороший урожай, кстати, собрали в этом году.

К.С.: — В условиях боевых действий.

Б.А.: — Чуть-чуть раньше начали собирать в преддверии боевых действий кукурузные семечки, тоже говорят, хороший урожай. Так вот из этих миллион 800, уже миллион 400 вывезено через Мариупольский порт. Отгружено и вывезено за пределы Донецкой Народной Республики. Сейчас соблазн у них большой, чтобы не сдавать порт. Наши войска окружили Мариуполь. Южнее Волновахи создается значительный рубеж обороны украинских войск, туда техника в значительной степени поступает. На севере Дебальцево, Артемовск-Дебальцево и севернее Шахтерска. За Мариуполь будет борьба неслабая, так скажу. Это для всех важно. Но сейчас наша задача перерезать пути коммуникаций подхода к Мариуполю. И пока эта задача выполняется.

К.С.: — Но решение вопроса с Мариуполем будет только военным путем?

Б.А.: — Путем военным и путем переговоров. Это еще важнее, чем Донецк на сегодняшний день, хотя это равнозначно.

К.С.: — А вот в отношении других котлов? Под Донецком есть какой-то котел.

Б.А.: — Южнее линии Донецк-Шахтерск, Снежное, южнее этой линии, там 2 котла еще есть. Но линии снабжения перекрыты, часть из этих окруженных войск переходят время от времени на российскую территорию. Часть сдаются. А потом мы их меняем на своих военнопленных, почему у нас больше, чем у них. Так или иначе, там разрозненные силы остаются, и организованного сопротивления не наблюдается. Севернее Шахтерска, группировка северная шахтерская, такой треугольник есть Дебальцево-Кировская-Шахтерск. В сторону Красного Луча, уже на Луганск. Вот в этом треугольнике сосредоточены значительные силы. Вот там есть подход продовольствия через Артемовск-Дебальцево, вот тут нашим нужно…

К.С.: — Там нет полного окружения, там полуокружение?

Б.А.: — Там есть опасность перерезать нашу дорогу от Донецка до границы с Российской Федерацией.

К.С.: — Сил, чтобы окончательно замкнуть кольцо, пока нет?

Б.А.: — Нет, сил нет. У нас проблема в районе Горловки, Енакиево. Они градусов на 300 окружены, эти 2 крупнейших населенных пункта. И мы ожидаем на Горловку, на Енакиево, самые наиболее опасные участки, наступление возможно в ближайшее время.

К.С.: — То есть мы говорим о том, что в этих местах они сосредотачивают группировку…

Б.А.: — Да, да, вот…

К.С.: — …как бы отсечь и обеспечить окружение вот этих вот сил.

Б.А.: — Они с севера окружают Донецк, отрезают нас от выхода на Луганскую Народную Республику, ну, и такой конгломерат, как Горловка-Енакиево, этот конгломерат городской.

К.С.: — Борис Алексеевич, я хотел бы перейти от военно-стратегических вопросов все-таки к вопросам социально-экономическим. Скажите, пожалуйста, каким Вы видите будущее своей страны? Каким там должен быть социальный строй, социальный экономический уклад? Вот как бы Вы хотели бы в идеале увидеть эту страну?

Б.А.: — Это социально-ориентированное государство со смешанной формой экономики при сильнейшей роли государства в регулировании экономических процессов. Тут должно быть предоставлено поле и для частной инициативы, безусловно. Вот. Но не в стратегических отраслях экономики, а в пищевой сфере, в обслуживании, в быту. Ну, можно перечислять еще некоторые сферы. Помните выражение, по-моему, Карла Маркса, что есть бизнес или частная инициатива может существовать до тех пор, пока государство не будет делать лучше то, что делает это частник, ну, если перефразировать немножко, да. Государство никогда не должно ходить к олигарху с протянутой рукой: «Дай налоги, дай налоги». А олигарх, на то он и олигарх, чтобы уметь увести свои капиталы от налогообложения. Так во всем мире происходит, в общем-то, да. Вот. Государство должно это контролировать. И вот если у государства будет, чем распоряжаться, тогда и не будет ходить с протянутой рукой. Но, а средний мелкий бизнес, наверное, еще долго будет существовать.

К.С.: — Многоукладная экономика.

Б.А.: — Смешанная.

К.С.: — То есть что-то типа НЭПа?

Б.А.: — Нравится китайская высокоразвитая модель

К.С.: — Но там тоже большой олигархат.

Б.А.: — Да, да, олигархат есть, вот, но и страна большая. Я, правда, в Китае не был. Мне импонирует политика Беларуси. Мне не удалось еще побывать. Я надеюсь, что мне удастся побывать в Беларуси, мне хотелось бы посмотреть их опыт, белорусский. Особенно роли государства в управлении экономикой.

К.С.: — Насколько мне известно, в России многие симпатизируют Президенту Беларуси, товарищу Лукашенко, именно так для меня он, «товарищ Лукашенко», я ему симпатизирую. Поскольку одной из причины, которые затруднили развитие российско-белорусского союза, в свое время, был опрос, который был проведен среди граждан России. Когда спросили: «За кого проголосуете, если будет создано единое государство: за Лукашенко или за Путина?», — выяснилось, что 90% сказали: будут голосовать за Лукашенко.

Б.А.: — За Лукашенко?

К.С.: — Да. И после этого процесс развития государства стал тормозиться. Но это было в начале 2000-ых.

Б.А.: — Телезрители, которые, увидят нашу беседу, они должны понимать, что мы стремимся в русский мир, у нас могут отличаться модели государственного устройства. Но неизменно должно быть одно: мы должны быть вместе. Мы можем несколько отличаться по внутреннему государственному устройству. Мы можем отличаться даже несколько по идеологическим параметрам. Но мы должны быть вместе. Белоруссия не такая, мы не такие, Казахстан не такой, Армения другая, и другие, государства могут присоединяться в это единое пространство. Но мы должны быть вместе. Мы найдем пути соприкосновения, всегда найдем, как нам удовлетворить интересы друг друга. Но главное — вместе. Мы общинники. Мы то, от чего я начинал.

К.С.: — Да. Евразийский Союз.

Б.А.: — Евразийский Союз.

К.С.: — Эта модель. Борис Алексеевич, наша передача, подходит к концу. Много интересного рассказали. Что бы Вы сказали телезрителям России в завершении?

Б.А.: — В завершении я хочу поблагодарить, прежде всего, телезрителей России за поддержку, которую нам они оказывают. Если не будет этой поддержки нам, мы все равно победим. Но нам будет очень и очень трудно. Спасибо вам, спасибо руководству Российской Федерации, особенно той части его, которая нас поддерживает, которая нам помогает. Ну, и я желаю нам вместе выстроить огромное, огромное Евразийское поле на благо наших народов, на благо укрепления нашего единства, чтобы мы были могучими во все мире и показали, что мы русские духом.

К.С.: — Спасибо большое, Борис Алексеевич. Еще раз хочу напомнить нашим телезрителям, в передаче участвовал Борис Алексеевич Литвинов, председатель Верховного Совета Донецкой Народной Республики, человек с первой линии и политического, и военного фронта противостояния наступлению западного фашизма на русский мир. Спасибо за внимание.

Б.А.: — Спасибо.

Над программой работали: Константин Сивков (ведущий), Елена Наумова (гостевая организация), Александр Фатеев (фото; видео-монтаж)

Примечание: Уважаемые читатели «Свободной прессы», приносим вам свои извинения за возможные технические неточности, с которыми вы могли столкнуться при прочтении данного материала.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров