Террористы загнали Америку в сирийский тупик

Кто развяжет ближневосточный узел

  
1599

Фахед Камнакеш, шеф-редактор Московского бюро сирийского информационного агентства «САНА», один из тех журналистов, кто пишет и знает цену правдивому слову, но более всего — жизни. У него в стране ИГИЛ, значит, война, страх, ненависть. Он говорит о том, какую помощь ждет Сирия от России в этой борьбе. Почему США помогают «умеренной сирийской оппозиции»? Кто на самом деле эта «умеренная оппозиция»? В какие страны рвется дальше ИГИЛ? Есть ли союзники у России?

Василий Колташов: Гость «Открытой студии» — Фахед Камнакеш, шеф-редактор Московского бюро сирийского информационного агентства «САНА».

Сегодня сирийские события в центре мирового внимания. Ситуация такова, что Башар Асад предупредил: если коалиция с участием России не победит, весь регион Ближнего Востока будет разрушен. Насколько велика эта угроза?

Фахед Камнакеш: Это заявление нашего президента Башара Асада прозвучало в интервью иранскому информационному агентству «Хабар». На самом деле так оно и есть. Эта цель поставлена именно американцами, некоторыми европейскими странами, сателлитами Вашингтона, а также Саудовской Аравией, Катаром, Турцией, Иорданией. Они хотят разрушить Ближний Восток по многим причинам. Одна из них — оставить Россию без союзников в регионе. Есть и экономическая цель, связанная с углеводородами: нефть и газ Катара перевести на берега Средиземного моря через территорию Сирии, создав конкуренцию России. Но когда Сирия отказалась это сделать, они пять лет назад и начали всю эту заваруху против нашей страны. И здесь я задаюсь вопросом: почему события так называемой «арабской весны» произошли в определенных странах? Именно в тех странах, которые имеют крепкие длительные исторические отношения сейчас с Россией, а до этого с Советским Союзом. Это — Сирия, Ливия, Ирак, а сейчас пригрозили и Алжиру, сказав, что он будет следующим. Мы видим трагические последствия «арабской весны».

Вместо обещанной американцами демократии, — хаос, кровь, разрушения. Так, над днях бандиты, боевики ИГИЛ* разрушили в Пальмире еще один памятник мировой культуры Арку Победы. Вот, пожалуйста, результаты действий американцев в регионе! Если их не остановить, то они продолжат это разрушение.

В.К.: А по официальным заявлениям Соединенных Штатов, именно они тратят много сил на борьбу с «Исламским государством», с исламским терроризмом — их главным врагом.

Ф.К.: У нас говорят, что на слова таможни нет, платить пошлину не надо. Надо судить по делам: американцы разрушили регион, создали «управляемый хаос» на Ближнем Востоке. Как я сказал, это делается для осуществления своих экономических интересов, конкуренции против России. Смотрите, год назад во главе с США была создана международная коалиция против ИГИЛ. Бомбили, совершили 10 тысяч самолетовылетов, а результаты какие? Численность боевиков ИГИЛ за год удвоилась, удвоились и территории, которые они теперь контролируют в Сирии и Ираке.

В.К.: А что же они бомбили?

Ф.К.: Наверное, воздух бомбят. Там нет ИГИЛ. США не борются против ИГИЛ, они борются вместе с ним. Потому что ставят перед собой ложную цель: свергнуть президента Башара Асада. Господа демократы, вы хотите бороться против терроризма или свергнуть законного президента? Это — прерогатива сирийского народа.

Эта коалиция помогла ИГИЛ распространяться и увеличивать свое влияние. Случилось так, что американцы с воздуха сбросили помощь, оружие, продовольствие для так называемой умеренной оппозиции. А это все получил ИГИЛ. Случайно или нет? Надо разобраться.

Читайте по теме

В.К.: Вы считаете, что Соединенные Штаты не борются в реальности с терроризмом, а, наоборот, его поощряют и усилили его, создав «Исламское государство»?

Ф.К.: Я в этом уверен. ИГ — это американское детище, у него есть штамп прямо на лбу «сделано в Америке». Это не первый случай. Давайте вспомним, кто и для чего создал Талибан, Аль-Каиду? Например, Аль-Каида была создана для борьбы с советскими войсками. Но почему Аль-Каида потом обернулась против американцев? Вспомним события 11 сентября. Сначала создавали террористов, чтобы действовали против Советского Союза, России. А потом, когда эти террористы будут работать против нас, будем думать, как их уничтожить. Кстати, это давняя черта американской политики. Вот они и решили бороться против Аль-Каиды только после 11 сентября. И сейчас они просто играют против ИГИЛ, а если почувствуют, что это становится опасным, тогда будут что-то делать. Но ИГИЛ уже показал, что он опасный, и не только для Сирии, и не только для Ближнего Востока, но и для Европы.

Мы видим потоки беженцев, которые хлынули в Европу, и не только из Сирии. Это очень опасно для европейцев, это меняет ландшафт европейский. А американцы думают, что они далеко и защищены океаном, у них ничего не будет. Но уроков истории нельзя забывать.

В.К.: Соединенные Штаты говорят, что они поддерживают умеренную оппозицию в борьбе против ИГИЛ, режима Башара Асада. Что на самом деле представляет собой умеренная оппозиция?

Ф.К.: Это сказки о вооруженной умеренной оппозиции, не более того. В реальности же это орудие в руках американцев, потому что им стыдно перед мировой общественностью, что они поддерживают ИГИЛ. ИГИЛ — это уже вчерашний день. Я не имею в виду то, как они влияют на ситуацию, они сильная организация, у них материальные ресурсы. Не надо уменьшать их значение и их опасность. Я имею в виду, что ИГИЛ перед миром — это террористическая организация, которую американцы не могут защищать напрямую. Поэтому они ей помогают под видом помощи умеренной оппозиции. Доказательство этому, например, недавно в конгрессе они приняли бюджет 500 миллионов долларов для подготовки членов умеренной оппозиции на территории Турции, между прочим. Где-то 50−60 человек набрали, подготовили и направили на территорию Сирии. Оказалось, что тех, кто воюет, осталось 5 человек, значит, 100 миллионов долларов на каждого человека. Остальные либо пошли к другим террористическим организациям, типа Джабхат ан-Нусра и другие, которые тоже террористические, а не умеренные организации. Или — дезертировали, пошли и сдали оружие, перейдя на сторону правительства. Осталось у них 5 человек, вот вам и «умеренная оппозиция».

В.К.: Практически, никакой умеренной оппозиции нет?

Ф.К.: Нет, как понимаете. Это терминология, которую американцы несколько десятилетий придумывают, чтобы оправдать свои преступления, свою недавнюю политику на Ближнем Востоке. Умеренная оппозиция — это та патриотическая оппозиция, которая сидит внутри страны, предлагает положительные программы, чтобы улучшить жизнь людей. Как только ты берешь оружие, ты уже террорист.

В.К.: Как получилось, что большая часть территории Сирии занята сейчас террористическими силами? У них есть поддержка общества?

Ф.К.: Знаете, очень много факторов, которые им в этом помогают. Во-первых, боевики из более ста стран мира к ним приезжают, потому что, в самом деле, у них очень привлекательные лозунги, призыв: халифат. Сейчас ИГИЛ использует эти лозунги. Отсюда и неограниченный поток боевиков, в том числе, к сожалению, и из России.

В.К.: Есть информация, что среди них порядка 5000 россиян.

Ф.К.: Вы знаете, цифры разные, кто-то говорит 2000, кто-то 7000. Боевики прибывают не только из Северного Кавказа, Дагестана, Татарстана, из бывших республик Союза. Скажу так, их больше, чем из ста стран мира. Помогает им Турция, разрешая бандитам, новым боевикам присоединяться к ИГИЛ. Границы между Сирией и Турцией открыты. Это раз. Второе — источники финансирования. Да, они захватили месторождения нефти, торгуют этой нефтью, продают ее в Турцию, а она продает дальше. Когда баррель стоил 100 долларов, они продавали туркам за 30, а турки в свою очередь за 50. Хороший бизнес, да? Они торгуют артефактами из музеев Ирака, Сирии. Помимо этого дань, налоги на территориях, где они захватили местных жителей. Но самое главное — финансы. Они очень щедро финансируются из Саудовской Аравии и из Катара. Американцы заказывают музыку, Турция и Иордания помогают логистически, а Саудовская Аравия, Катар платят миллиарды.

В.К.: Как местное население относится к этому «Исламскому государству», когда оказываются под его контролем?

Ф.К.: Если они войдут в какой-то населенный пункт и жестко, демонстративно начнут проводить публичные казни, то местное население боится.

В.К.: А что сейчас собой представляет сирийская армия? Как она организована, настроена?

Ф.К.: Сирийская армия — это регулярная, хорошо подготовленная армия. В основном наши офицеры прошли подготовку в Советском Союзе и в России, наше оружие — советское и российское. В армии нет раскола, как это было в других арабских странах, где прошла волна «арабской весны».

В.К.: Но есть слухи, что ударные силы сирийской армии — это наемники, набранные из постсоветского пространства. Насколько они соответствуют действительности?

Ф.К.: Это действительно, только надо повернуть сообщения на 180 градусов. Помните, еще до начала операций российских самолетов в Сирии появились обвинения о жертвах среди мирного населения. Эти разрушения и жертвы были, когда Израиль бомбил Газу, а сейчас они приписывают это российским военным. В Кундузе, в Афганистане американцы разбомбили больницу, погибли 22 человека. Почему они себя не спрашивают об этом?

В.К.: Есть еще курды, еще одна сторона в конфликте. Турки периодически атакуют курдов, считая, что те мешают воевать с ИГИЛ. Каковы отношения с курдскими военными, с курдским ополчением у сирийской армии, у сирийского правительства?

Ф.К.: Курды — это одна из основных частей населения сирийской земли. Они сейчас создали народное ополчение в тех районах, где террористы, и сражаются против бандитов, иногда самостоятельно, иногда сотрудничают с сирийской армией.

В.К.: Каково текущее положение на фронте и в тылу в Сирии?

Ф.К.: Положение непростое. Идет война с террористами. Это новый тип войны. Мы знаем, есть регулярная армия, есть партизанская война, но террористическая война в таких масштабах — это, наверное, впервые. Несмотря на то, что Сирия не такая большая страна, сирийская армия очень большая по численности, хорошо подготовлена, и, главное, она верит в идеи патриотизма — поэтому она борется против терроризма, освобождает территории, которые были захвачены боевиками ИГИЛ.

Читайте по теме

В.К.: Можно говорить о том, что начинается какое-то наступление или оно идет?

Ф.К.: Оно идет, столкновения были все время между нашей армией и террористами во всех районах Сирии. Как в любой войне, ты иногда вынужден отступить от фронта, чтобы сосредоточиться на другом фронте. Но после того как началась российская авиационная операция, на воздухе подготовлены условия для наступления сирийских войск на земле. Это уже происходит, и мы видим первые результаты: террористы бегут.

В.К.: Российские военные утверждают, что они подорвали систему материально-технического снабжения «Исламского государства». Как считаете, что за этим последует? Может ли сейчас развернуться большое наступление?

Ф.К.: Во-первых, надо понять, в какие временные рамки российские летчики это сделают. Они сделают это в течение 3−4 дней, в отличие от коалиции, которой уже больше года, а они ничего не могут сделать или не хотят. Российские летчики сделали, потому что есть настоящее желание бороться с терроризмом, и потому, что они работают в сотрудничестве с сирийской армией на земле. Сирийская армия дает им координаты. Не случайно информационный центр был создан в Багдаде. Его задача — это сбор и анализ информации, снабжение генштабов наших союзников информацией. Поэтому, конечно, успех авиации — в сотрудничестве с нами, потому что наша авиация тоже работает там, тоже наносит удары. Это все подготовит почву для наземной операции сухопутных сирийских войск, чтобы дальше разрушить окончательно бандитов, вытащить их из сирийской земли и победить.

В.К.: Ирак надежный партнер для коалиции России, Сирии и Ирана?

Ф.К.:Премьер-министр Ирака Аль-Абади уже просил Россию предпринимать бомбежки против ИГИЛ на территории Ирака, хотя коалиция, которую возглавляет США, по согласию Ирака бомбит позиции ИГИЛ в Ираке, но, опять же, малоэффективно. А теперь, через 3−4 дня, как выдали в Ираке, что есть результаты работы российской авиации в Сирии — они сами просят, чтобы им помогали. И это законная просьба, потому что официальное законное правительство Ирака просит помогать.

В.К.: У ИГИЛ 2 фронта: сирийский и иракский. Если на сирийском фронте будут успехи, то какова ситуация на иракском? По оценкам специалистов, уровень боеспособности у армии Ирака низкий.

Ф.К.:Там очень сложный вопрос, потому что границ, как таковых, между Сирией и Ираком нет. Все это район для племени бедуинов, которые не признавали границы, она вроде на карте есть, а практически — нет. ИГИЛ в Ираке возник, потом он распространялся в Сирии. Так что, их позиции и в Ираке, и в Сирии подлежат уничтожению, что и делает российская авиация в Сирии, но не знаю, будет ли в Ираке.

В.К.: Турция и Великобритания назвали российское вмешательство в борьбу с «Исламским государством» ошибкой. А почему США ведут себя относительно тихо?

Ф.К.: На днях 7 стран подписали документ, в котором просят Россию остановить свои военные воздушные операции в Сирии. Там были США, Великобритания, Франция, Германия, Саудовская Аравия, Катар, Турция. Они считают, что бомбежки России касаются не ИГИЛ, а умеренной оппозиции. Это ложь. Но почему американцы не идут напрямую против России? Потому что они чувствовали, уже видели, что такое российская сила. Это уже не Афганистан, когда они могли «Стингером» снабжать членов Аль-Каиды, чтобы работать против советских самолетов. Американцы на этот раз будут считать до ста, прежде как подумают об этом. Россия, наверное, не пошла так спонтанно, а шла очень хорошая подготовка и военная, и разведывательная, и политическая. Не только авиационная база работает сейчас близ города Латакия в Сирии, но есть и группировка военных российских кораблей в восточной части Средиземного моря. Никто, ни американцы, ни европейцы не могут сунуться туда.

В.К.: США впервые будут напрямую помогать оружием умеренной оппозиции, чтобы укрепить ее в борьбе, видимо, с ИГИЛ. Не получится ли так, как было в Афганистане, что Соединенные Штаты дадут самое лучшее, самое современное вооружение «Исламскому государству»?

Ф.К.: Они это делают все время. ИГИЛ — американское детище. Это они родили ИГИЛ. Как ты можешь бороться с терроризмом и быть с террористами одновременно? Так не бывает. Или ты против терроризма или ты с террористами. Конгресс США делал это и будет делать, но против российской группировки они ничего не смогут сделать. А так продолжать с Турцией, с Катаром, с Саудовской Аравией что-то против нас делать — конечно, они все, что могут, будут делать. Потому что цель, которую они преследуют — это снять президента Башара Асада, законно избранного президента.

В.К.: Американские военные говорят, что сейчас борьба с «Исламским государством» у них зашла в тактический тупик. Грядущие выборы в Америке, новый президент окажут влияние на ситуацию в борьбе с ИГИЛ?

Ф.К.: — Ноль влияния. Потому что и демократы, и республиканцы выполняют одну задачу: интересы Америки. Кто бы ни сидел в Белом доме, он будет проводить политику, которая служит американскому империализму. Второе: американский народ сам по себе не интересуется, как мы с вами, тем, что происходит в Африке, в Азии, в Латинской Америке, в Северном Ледовитом океане, везде. А американцам это до лампочки. Любого американца, обывателя вы спросите, где находится Сирия или Швейцария, так вы должны ему дать лупу и карту, чтобы он искал, где это находится. Их политики сделали так, что американцев интересует только внутренняя ежедневная жизнь, а не внешняя политика. Поэтому для американцев главное, что делает Обама внутри страны, а не за рубежом.

В.К.: А если «Исламское государство» победит? Это вообще возможно, как считаете?

Ф.К.: Давайте без «если». Они не победят, потому что идут против истории, против народов, естественной жизни, ислама. Есть сирийский, иракский, другие народы арабских стран, которые, несмотря на руководство Саудовской Аравии или Катара, не дают им побеждать, и Россия не дает. Потому что, повторяю, терроризм опасен не только для Сирии, не только для Ближнего Востока, а для всего мира. Для России, которая близко расположена к Сирии, это тоже очень опасно.

В.К.: После российских авиаударов много заявлений, что боевики «Исламского государства» деморализованы, оставляют фронт. Это так?

Ф.К.: Это правда, наши источники в Сирии видят все своими глазами. Если убежит боевик с территории ИГИЛ, то он идет к своим родственникам, рассказывает им об этом. Есть настоящие сведения, помимо фотографий, которые с воздуха делаются, что боевики оставляют позиции и бегут.

Читайте по теме

В.К.: Как будут развиваться события дальше?

Ф.К.: Прогнозировать — всегда не очень благое дело. Будем исходить из реалий сегодняшнего дня. Мы сегодня видим, что российская группировка, авиация работает эффективно, как и сирийская армия на земле. Сотрудничество сирийцев с земли и России с воздуха должно дать результат. Надеемся, что результат будет.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией. Его деятельность на территории России запрещена.

Полная версия беседы в видеоматериале «Открытой студии».

Над программой работали: Василий Колташов (ведущий), Майя Мамедова (продюсер), Татьяна Парубаймех (бильд-редактор), Александр Фатеев (оператор).

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Вячеслав Смирнов

Директор Научно-исследовательского института политической социологии

Комментарии
Новости партнеров