Немецкая обида

Президент Германии видит в современной России страну сталинского ГУЛАГа, в чьих лагерях его отец пробыл 4 года

  
4897
Немецкая обида

Одна из крупнейших ежедневных берлинских газет — Die Tagesspiegel (тираж 113 885 экз.) опубликовала статью, озаглавленную «Разрыв традиций с последствиями».

Под заголовком пояснение: «Обида Йоахима Гаука (нынешнего президента ФРГ — С.Д.) по отношению к Путину осложняет дипломатические решения. Президент преследует тени призраков прошлого».

Автор статьи — протестантский теолог, лауреат множества престижных премий в области гуманитарной деятельности, кавалер ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германией», доктор философских наук Антье Фольмер, занимавшая в период с 1994 по 2005 год пост вице-президента Бундестага. Она пишет:

«Со времён Бисмарка один из основных принципов европейской внешней политики гласил: «Плохие отношения между Россией и Германией угрожают существованию не только этих двух народов, но и являются тяжким бременем для всей Европы». Даже во времена холодной войны этот принцип для Аденауэра, Вайцзекера, Брандта, Геншера, Херцога, Коля и позднее Шрёдера считался неоспоримым фактом, который должен был приниматься во внимание тем, кто брал на себя ответственность за германскую политику. Йоахим Гаук сломал этот принцип. По прошествии лет, в ретроспективе, возможно, будет даже более отчётливо видно, как были поколеблены сами основы традиций внешней политики и насколько лично он причастен к началу катастрофического развития европейской дипломатии.

Катастрофа началась с Сочи, продолжает Фольмер, точнее с дискуссии о бойкоте Олимпийских игр. Так же, как за четыре года до этого за считанные недели до открытия Олимпиады в Пекине, масс-медиа призывали к их бойкоту, так и в случае с Олимпиадой в Сочи в СМИ разгорелась интенсивная антироссийская кампания, сопровождаемая явными и скрытыми сравнениями с гитлеровской Олимпиадой 1936 года.

Но сегодняшняя Россия так же похожа на Советский Союз времён Сталина, как нынешний Китай — на диктатуру Мао Цзэдуна. Обе эти страны, принимавшие Олимпийские игры, надеялись, что они получат шанс продемонстрировать всей справедливой мировой общественности свой социальный прогресс. После поражения в холодной войне и полных хаоса ельцинских лет с их насильственными социальными потрясениями, продемонстрировать свои достижения стремился не только Путин — к этому стремилась вся Россия. Не только Путин, но вся Россия ждала того, что мир оценит проделанные ею изменения и затраченные усилия. То, настолько это было важно, было видно по жесту президента России, отпустившего на свободу олигарха Ходорковского и участниц панк-группы Pussy Riot. Это был его сигнал всем правозащитным организациям — даже при том, что сам его метод оставался сомнительным с правовой точки зрения.

Тем не менее, бойкот не прекратился, только начали искать другую тему. И нашли: Украину. Но это было позже. А тогда, несмотря на все усилия России, призывы бойкотировать Олимпиаду не утихали. И Гаук первым объявил, что принял решение не удостаивать своим вниманием путинские Игры. Ну а раз туда не поехал президент, то не поехала и канцлер, которая редко отказывается от участия в подобных мероприятиях. А раз не поехали президент и канцлер, то не поехал ни один министр и ни один депутат, которые очень любят путешествовать.

Зато потом немецкий президент, который не очень любит ездить с визитами на Восток, поехал в Киев на церемонию приведения к присяге новоизбранного украинского президента, и даже тепло обнимал его.

Он даже мероприятие, посвящённое годовщине начала Второй мировой войны в польском Вестерлатте использовал для наступления на Россию, что ещё больше расшатало и так уже крайне нестабильную ситуацию между Россией и Германией.

Так что движет Йоахимом Гауком? — задаётся вопросом Фольмер, и сама же отвечает:

«Известно, что наш президент в связи с четырёхлетним пребыванием его отца в заключении в Сибири (Отец 74-летнего президента, Вильгельм Йоахим Гаук, с 1934 года был членом нацистской партии; в 1951 г. арестован и приговорён действовавшим на территории ГДР военным трибуналом группы советских войск к 25 годам лагерей и сослан в Воркуту, но в 1955 г., уже после смерти Сталина, освобождён. — С.Д.) в силу биографических причин имеет проблемы в работе со страной, в которой он видит исключительно прежний Советский Союз. Но вправе ли президент брать в заложники отношения между двумя европейскими странами из-за своей семейной истории? Неужели он не должен, не взирая на личности, служить миру и демонтажу вражды и старых обид между народами? Но вместо этого он преследует тени былых призраков».

Свою статью Антье Фольмер завершает призывом к разуму политиков:

«Чтобы преодолеть это, нужно обладать высоким искусством умения разрядки конфликтов и наведения мостов для преодоления, казалось бы, непреодолимых противоречий. Но это искусство, похоже, забыто. Зато вводятся санкции, проводится политика изоляции, объявляются бойкоты. И вот уже под аплодисменты СМИ раздаются голоса, призывающие бойкотировать назначенный на октябрь „Петербургский диалог“ и тем самым оборвать последнюю тонкую нить официальных контактов между немцами и русскими. И остаётся только гадать, когда, наконец, найдётся кто-нибудь разумный, кто сумеет все эти осколки разбитых европейских надежд и растоптанных дипломатических традиций собрать воедино».

На снимке в открытие статьи: президент Германии Й. Гаука / Фото: ТАСС/ EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Владимир Шаповалов

Историк, политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня