18+
вторник, 24 мая
Политика

Кто разрушил СССР

Олег Кашин об одной незаметной исторической сенсации

  
66671
Кто разрушил СССР

Все-таки недаром я несколько недель назад назвал Владимира Федорина выдающимся русским журналистом — теперь ему принадлежит первенство в обнаружении одной, как мне кажется, очень важной исторической сенсации: на никем в России не читаемом сайте президентской библиотеки Джорджа Буша-старшего опубликованы стенограммы его, то есть Буша, телефонных разговоров с советскими лидерами осенью 1991 года. Эта публикация тем важнее, что о заключительном периоде истории Советского Союза мы не просто ничего не знаем, а знаем слишком много лишнего, то есть либо прямой неправды, либо полуправды с переставленными задним числом акцентами.

Современная пресса жила какими-то совсем неприличными иллюзиями, а позднейшие мемуаристы от Коржакова до Гайдара были слишком увлечены поисками оправданий собственным действиям той осени. Есть еще один совершенно позорный источник, по которому, я боюсь, еще много поколений исследователей будет формировать свое представление о последних днях СССР — несколько раз переиздававшаяся Горбачев-Фондом книга «В политбюро ЦК КПСС», состоящая как бы из документальных записей помощников Горбачева, но эти записи по многим признакам (в свое время одну из глав этой книги замечательно разобрал и растоптал наш великий архивист Козлов) либо сильно отредактированы задним числом, либо просто выдуманы, но продаются при этом как подлинные кремлевские протоколы времен Горбачева; так нельзя.

В общем, если кто-нибудь когда-нибудь сядет писать свое «Красно-коричневое колесо» о крушении Советского Союза, ему будет невероятно трудно; единственное, на что до сих пор можно надеяться — что в западных архивах еще лежит много неопубликованных сокровищ наподобие тех, которые нашел Федорин.

Итак, телефонные разговоры Буша-старшего с Горбачевым, Ельциным и Кравчуком. Прежде всего впечатляет в них собственно роль Буша как верховного арбитра во всех советских делах последних месяцев девяносто первого года. У нас как-то не очень принято это проговаривать вслух, но Советский Союз к моменту его роспуска в Беловежской пуще был настоящим сателлитом США, и если бы Горбачеву каким-нибудь чудом удалось предотвратить «крупнейшую геополитическую катастрофу», то мы, может быть, даже дожили бы до пресловутых «баз НАТО в Севастополе», которые бы, впрочем, никого бы не расстраивали; история вообще очень причудливая штука, давно пора привыкнуть.

Самая неинтересная роль во всей предбеловежской интриге — роль Кравчука и Украины, и это тоже поражает: никакого права на субъектность ни Буш, ни Горбачев, ни Ельцин за Украиной не признают и совсем этого не скрывают. Украина — это просто карта в конфликте между Ельциным и Горбачевым. Недаром Буш разговаривает до референдума только с ними двоими, не с Кравчуком (с ним он поговорит после — просто поздравить, не более того).

Да, на Украине вот-вот пройдет референдум о независимости, процедура вполне ритуальная и предсказуемая — такая же ритуальная и предсказуемая, как и мартовский референдум о сохранении СССР, на котором Украина, как и все лояльные Москве республики, проголосовала за Союз. По поводу декабрьского референдума сомнений нет ни у кого — конечно, проголосуют за независимость. Но и для Горбачева, и для Ельцина украинская независимость — только повод представить Бушу свое видение дальнейшего развития событий. Версия Горбачева — ничего страшного в независимости Украины нет, в обновленном Союзе все республики будут независимые; Горбачев даже ссылается на США — там ведь тоже каждый штат суверенен, но что с того?

Ельцин из украинского референдума делает совершенно противоположные выводы — он настаивает на том, что слово «независимость» надо толковать по самой радикальной шкале, Украина уходит немедленно и навсегда, а без Украины нет и не может быть никакого Союза. Читается это вполне однозначно: нет Союза, нет и Горбачева. Ельцин не заинтересован в том, чтобы был Горбачев, и именно поэтому ему не нужен Союз.

Безумно интересны дополнительные аргументы, с помощью которых Горбачев и Ельцин склоняют Буша каждый на свою сторону. Оба завуалированно угрожают — но каждый своим способом. Горбачев вынимает из рукава то, что мы привыкли называть «доктриной Лукьянова» (еще раз хочется вздохнуть, до какой степени неточный термин — конечно, это именно Горбачева доктрина, его идея и его козырь): если союзная республика встает на путь сепаратизма, то союзный центр имеет право стимулировать уже просоветский сепаратизм внутри самой республики, как в Приднестровье и Южной Осетии. Забавно читать это в 2014 году — Горбачев угрожает применить «доктрину» в Крыму и в Донецке, но сам же и демонстрирует неминуемость своего поражения: ресурсов для крымского и донецкого сепаратизма у самого Горбачева нет, и он говорит Бушу про каких-то мифических людей из окружения Ельцина, которые готовы настаивать на пересмотре российских границ (единственным таким человеком на тот момент был ельцинский пресс-секретарь Павел Вощанов, который в августе 1991 года робко высказался на эту тему в «Независимой газете»; после Беловежской пущи Вощанова отправят в отставку, а новые «имперцы» в Кремле появятся уже сильно позже).

Но самое невероятное и единственное в тех стенограммах, что заставляет сейчас, читая их, воскликнуть «ну ничего себе!» — это аргументация Ельцина. Ельцин объясняет Бушу, что Россия как славянское государство без Украины окажется в горбачевском Союзе наедине с мусульманскими государствами, и для славянского государства такое положение дел недопустимо. Трудно удержаться от бранных эпитетов; нет, я понимаю, что политик должен быть лицемером и использовать в переговорах именно те аргументы, которые подействуют на его собеседника, но всему же есть предел — изображать исламофоба и защитника славянства (вообще, слышали ли вы слово «славянский» в официальной риторике постсоветской России хоть когда-нибудь?) — это какой-то запредельный, нечеловеческий цинизм, особенно с учетом дальнейшей судьбы славянского населения в тех мусульманских странах, от которых, если верить стенограмме разговора с Бушем, хотел дистанцироваться Ельцин.

Мы знали, конечно, что соглашения в Беловежской пуще и роспуск СССР преследовали своей основной целью именно лишение власти Горбачева, и никаких фундаментальных исторических или, как тогда было уже модно говорить, геополитических идей у участников беловежского сговора не было. Опубликованные библиотекой Буша стенограммы просто показывают в деталях, как именно наша страна подошла к Беловежью, за кем было последнее слово и как оно звучало. Понятно, что сейчас это уже не имеет значения, но все же — когда кто-нибудь в очередной раз скажет вам, что Советский Союз развалил Горбачев, чтобы тусоваться красиво, покажите ему эти стенограммы. И если Владимиру Путину когда-нибудь еще раз захочется поговорить о «геополитической катастрофе» — пускай придет на Новодевичье кладбище, где на центральной аллее под бело-сине-красным валуном лежит настоящий автор этой катастрофы.

Фото: Андрей Бабушкин /ТАСС

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье
Жестокая правда без любви Жестокая правда без любви

Никита Михалков в Пензе говорил о «Ельцин-центре», травле «Утомленных солнцем» и потерянных поколениях