«Нормандский завтрак» в Милане

Путин, Порошенко, Меркель и Кэмерон обсудили урегулирование кризиса на Востоке Украины

  
10533
«Нормандский завтрак» в Милане

В пятницу, 17 октября, в Милане завершился двухдневный саммит форума «Азия-Европа» (АСЕМ). Сначала за завтраком, а потом в «нормандском формате» для диалога об урегулировании кризиса на Востоке Украины встретились: президент РФ Владимир Путин, глава украинского государства Петр Порошенко, канцлер ФРГ Ангела Меркель, премьер Великобритании Дэвид Кэмерон, а также председатели Еврокомиссии и Европейского совета Жозе Мануэл Баррозу и Херман ван Ромпей.

Встреча проходила за закрытыми дверями и продолжалась почти полтора часа. По ее итогам Херман ван Ромпей заявил: «Путин дал ясно понять, что не хочет создания второго Приднестровья, и что Донбасский регион — это часть Украины».

«Все стороны согласились с тем, что необходимо продвигать минский протокол и минский меморандум, особенно в плане прекращения огня, контроля за границами, выборов. Европейские лидеры вновь заявили о своем предложении дополнительных возможностей для мониторинга», — сказал Ромпей на пресс-конференции.

Обсуждался, кроме того, газовый вопрос. «Мы договорились про базовые параметры газового контракта», — заявил Петр Порошенко. По его словам, украинская сторона занимается поиском источников финансирования. Шла речь и о возможности увеличения макрофинансовой помощи ЕС Украине. Как заявил Жозе Мануэл Баррозу, это возможно, поскольку «Украина идет по пути реформ, которые она обязалась провести».

Тема санкций, как заявил пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков, в ходе встречи не обсуждалась.

Итоги миланской встречи стороны оценили по-разному. Владимир Путин охарактеризовал ее как «хорошую, позитивную». Порошенко заявил, что «настроен не особо оптимистично». Сдержанно высказалась и Ангела Меркель. «Я не вижу пока никакого прорыва. Есть прогресс относительно некоторых деталей, но основным вопросом остаются продолжающиеся нарушения территориальной целостности Украины», — отметила канцлер ФРГ.

По мнению Дмитрия Пескова, встреча в Милане была конструктивной, хотя «со стороны некоторых участников завтрака проявилось полное нежелание понять реальное положение дел на Юго-Востоке Украины».

Оптимистичнее других, пожалуй, был итальянский премьер Маттео Ренци. «Думаю, мы сделали важный шаг в конструктивной дискуссии, но еще многое предстоит сделать. Следующей возможностью обсудить дальнейшие шаги будет ближайший саммит ЕС», — сказал Ренци на заключительной пресс-конференции по итогам саммита АСЕМ.

Как выглядят реальные результаты встречи в Милане, и как они отразятся на судьбе Новороссии?

— Судя по заявлениям, конкретных договоренностей в Милане не было достигнуто, да и немудрено, — отмечает директор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев. — Здесь надо понимать: эти переговоры Россию интересуют только с точки зрения ее собственных интересов. Наши интересы — это отмена санкций, возобновление проекта «Южный поток», возможная федерализация Украины. А как раз об этих вещах европейцы говорить не хотят. Песков прямо сказал, что вопрос о санкциях не обсуждался. Раз так, ничего интересного на этих переговорах — для нас — нет.

Единственный вопрос, который остается для обсуждения — шантаж Украины по поводу транзита газа. Но для Европы это такая же проблема, как и для нас. Если ЕС думает, что ее можно решить путем давления на Россию — это ошибка. Давление надо оказывать на Киев. В конце концов, если европейцы такие умные — пусть заплатят деньги за своих украинских партнеров, и вопрос будет закрыт. Но Европа не хочет ни платить за Украину, ни оказывать на нее давление.

«СП»: — Почему Путин заявил (по словам Ромпея), что Донбасский регион — это часть Украины?

— Ну да, Путин может это сказать. Но дело в том, что процессы внутри Украины в значительной степени идут сами по себе. У Запада есть иллюзия, что этими процессами управляем только мы. На деле — объективно — эти процессы возникли по внутриукраинским причинам, и по тем же причинам продолжают развиваться.

Конечно, Путин будет декларировать системную позицию. Ну, а на Украине что происходит? В качестве зеркального примера, люди, находящиеся у власти в Киеве, всячески отрицают, что неонацизм в «незалежной» возрождается. А по факту мы видим, что проходят факельные шествия, легализуются неонацисты. Системная позиция и реальные процессы — разные вещи.

«СП»: — Как после Милана будет развиваться ситуация на Востоке Украины?

— Я не представляю сейчас ситуации, при которой Новороссия сдаст позиции, и Донецк с Луганском вернутся под власть Киева. При нынешнем правительстве, и нынешней политической линии Киева — это невозможно. Возможно ли это в будущем? Думаю, если и возможно, то только в варианте конституционной реформы, и только на пути взаимных уступок.

«СП»: — Что может Киев предложить взамен?

— Пока — ничего. Вообще, участие Порошенко в миланской встрече — чисто символическое, потому что это человек с пустыми карманами, у него ничего нет. Порошенко не контролирует ситуацию даже в собственной стране.

Например, накануне переговоров в Милане украинские вооруженные подразделения начали обстреливать Донецк с Луганском. Это о чем говорит? О том, что кто-то хотел сорвать переговоры.

Но если украинской армией командует Порошенко — как это записано в украинской Конституции — получается, он должен был отдать приказ о срыве переговоров. А если он не отдавал приказа — это значит, что Порошенко никто не подчиняется, и многие люди на Украине ведут свою игру. О чем с таким человеком разговаривать?

На деле, Порошенко — полный политический банкрот. Да, когда-то он сделал хорошие деньги на торговле конфетами и сахаром, но больше — ничего. Никаких политических успехов у Порошенко никогда не было, а сейчас у него, повторюсь, еще и карманы пустые.

«СП»: — Почему тогда европейцы говорят с Порошенко?

— Европейская сторона делится на людей, которые не хотят видеть очевидные вещи, и на тех, которые их видят — типа итальянцев, — но не играют первую скрипку в ЕС. В этом — одна из проблем нынешней ситуации…

— Переговоры в Милане, полагаю, были парализованы американской агентурой, — уверен директор Института политических исследований, член Общественной палаты Сергей Марков. — Думаю, что США (их представители в Милане — Кэмерон и Баррозу) надавили на европейских участников переговоров, чтобы не допустить позитивного сдвига в сторону разрешения конфликта в Донбассе. Недаром Песков сказал, что «со стороны некоторых участников завтрака проявилось полное нежелание понять реальное положение дел на Юго-Востоке Украины».

Что касается второй встречи в «нормандском формате», возможно, на ней были достигнуты некоторые подвижки в газовом вопросе.

На мой взгляд, Вашингтон, через Порошенко и Меркель, хочет добиться, чтобы украинские войска взяли под контроль границу Новороссии с Россией, и тем самым осуществили окружение Донецкой и Луганской республик. Это было бы предпосылкой для акта геноцида в Новороссии.

Понятно, Путин на этот вариант не согласится, но как именно он осуществляет тактическое маневрирование, пока сказать трудно…

— Встреча в Милане, прежде всего, очень важна для России, — считает доктор политических наук Эраст Галумов. — Заметьте, впервые тема Украины обсуждалась без участия США. И это позитивный сигнал, который показывает, что Европа сама начинает решать свои экономические и политические проблемы, возникшие из-за тактики Вашингтона. Я подчеркиваю, это именно победа российской дипломатии, победа нашей концепции в решении украинского вопроса.

Встреча совпала по времени с подписанием Порошенко закона об особом статусе Донбасса. Мне кажется, что миланская встреча стала переломной в украинской проблеме. Россия стала играть ведущую роль. Мы больше не страна, которую приглашают за стол переговоров и которая должна выслушивать решения Европы и Америки. У европейского истеблишмента пришло понимание, что Россия играет ключевую роль в урегулировании событий на Украине. Кстати, об этом говорила раньше и Меркель.

«СП»: — Некоторые склонны считать намек Путина, что Донбасс не станет «вторым Приднестровьем», подтверждением тезиса о «сливе» Новороссии Кремлем…

— Ни о каком «сливе» речи не идет. Сейчас найден консенсус, который решает главную задачу: прекращение войны. Путин сделал свое заявление, решая эту ключевую задачу.

Дальше всё будет зависеть от развития событий на Украине в преддверии выборов в Верховную Раду. На мой взгляд, огонь войны перекинется в другие области. Мы наблюдали националистические марши в Харькове, Запорожье, Одессе. В Киеве идет захват предприятий, люди с непонятными опознавательными знаками продолжают контролировать улицы. Порошенко понимает, что теряет власть.

Игроки, которые участвуют в этом процессе, не раскрывают свои карты. Всё начнется после выборов. Найдутся военизированные «политические» силы, спонсируемые, в том числе, структурами из-за океана, которые не согласятся с результатами выборов. И это несогласие выразится в массовых протестах по всей территории Украины с применением оружия и насилия. Вот это ждет Украину в ближайшем будущем.

Никакого компромисса там достигнуто не будет. Власть Порошенко изначально была эфемерной, но с каждым часом она еще больше ослабевает.

«СП»: — Сильные ли «козыри» были у России на переговорах?

— Украина может говорить всё подряд и продолжать считать территорию Донбасса своей. Но это всё «де-юре», а есть еще понятие «де-факто». Кстати, народ Донбасса мог принять позицию Киева, если бы не было кровопролитных боев, бесчисленного количества жертв и разрушений. Если бы переговоры о статусе Донбасса шли до всех этих событий, то можно было бы говорить о сохранении Украины в прежних границах. Статус, который просили Луганск и Донецк, предполагал меньшую самостоятельность, чем полученную от Киева сейчас. Если внимательно прочитать документы, то видно, что Украина пошла на полную суверенизацию Донбасса. Силовой вариант, которым Киев хотел решить проблему, потерпел фиаско. Теперь, после жертв и разрушений, эти территории имеют полное право говорить о суверенитете.

Россия, как мне кажется, должна отойти в сторону от всех дебатов, тем более это — просто дебаты. Сейчас мы имеем положение, когда бессмысленно говорить о единой Украине. Это понимают и сами украинцы, и Европа, и США, и Россия. Поэтому заявление России в Милане было этаким концептом. Мол, Донбасс это не «второе Приднестровье», мы выступаем за целостность Украины. Но это было сказано в угоду Европе, которая прекрасно всё понимает.

Кстати, Россия была единственной страной, которая выступала за стабильность на Украине, где проходит главная труба, пополняющая наш бюджет. Поэтому глупо говорить, что мы заинтересованы в какой-либо дестабилизации. В экономике существуют свои правила.


P.S. Вечером 17 октября в Милане все-таки началась двусторонняя встреча Владимира Путина и Петра Порошенко. Состоится ли она, было неясно до последнего момента. Ранее Дмитрий Песков заявил, что повторная встреча лидеров в рамках саммита возможна, но не запланирована.

Фото: Алексей Никольский/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня