Американская месть

США наказали Венгрию за сотрудничество с Россией

  
15810
Американская месть

В интервью различным СМИ поверенный в делах США в Венгрии Андре Гудфренд заявил о введенных санкциях против ряда венгерских политиков. В официальном заявлении утверждается, что причиной послужила коррумпированность элит этой страны. За кулисами же говорят о недовольстве американских «ястребов» и брюссельского истеблишмента независимыми действиями нынешнего главы правительства Виктора Орбана, выступившего против отсрочки строительства магистральных путей «Южного потока» и приостановившего реверсные поставки газа на Украину. Действительно ли это так? Или все же причина, как утверждают американцы, в коррупции. За ответом на эти вопросы мы обратились к директору Института новейших государств, политологу Алексею Мартынову.

— На самом деле, на государственном уровне США коррупции не меньше. Просто Венгрия имела наглость выразить собственное мнение. Кроме того, для этой страны нельзя потерять российский рынок, в первую очередь рынок сельхозпродукции. А претензии Будапешта к Брюсселю весьма серьезные — из-за евроинтеграции там почти уничтожена промышленность. Венгрия не хочет поступаться своими интересами в угоду «жандарма» Европы — США, чьи элиты накручивают антироссийскую истерию. Американцы, в принципе, и взращивали евробюрократию, продвигали нужных им людей для того, чтобы лишить самостоятельности национальных игроков.

«СП»: — В связи с этим следующий вопрос. Есть ли среди европейских государств запрос на протекционизм?

— Конечно. ЕС создавался как экономическое объединение, взять хотя бы его фундамент — Европейское объединение угля и стали. А затем оторвавшаяся от граждан бюрократия стала проводить политическую интеграцию. Задачи поменялись. Сейчас в ЕС ущемляются интересы суверенных стран-участников. Даже конструкторы этого проекта — Франция и Германия, многое теряют. Из-за этого слышны голоса евроскептиков, справедливо обвиняющих структуры ЕС в неспособности контролировать ряд процессов. Иммиграция из стран третьего мира — один из них.

«СП»: — А стоит ли России опираться на движения евроскептиков, чтобы влиять на внутреннюю европейскую повестку?

— Евроскептики обрели поддержку потому, что целенаправленно разрушался механизм защиты национального суверенитета. На самом деле, не только евроскептики имеют претензии к бюрократии единой Европы. Россия должна вести диалог со всеми, а не только с консерваторами и националистами, голос которых в нашей стране пока слышен громче всех. Это должно приостановить политику демонизации России, проводимую в европейских СМИ, находящихся под контролем крупного транснационального капитала.

Кстати, на заметку читателям — давление на Венгрию не первый случай, когда США и их союзники в виде европейских структур оказывают давление на национальные правительства с целью изменения принимаемого решения. В июле этого года ЕС вынудил уйти в отставку болгарское правительство и провести досрочные выборы, на которых победу одержала партия «Граждане за европейское развитие Болгарии» — ярый противник сближения с Россией. Пока не будет сформировано новое правительство, и мы не услышим ясных слов о его будущей энергетической и международной политике, сложно будет предсказать отношение взявших реванш критиков «Южного потока».

В Европе достаточно сил, скептически относящихся к проекту Евросоюза и бросающих вызов наднациональным структурам. Это и венгерские правые во главе с Виктором Орбаном, и словацкий премьер Роберт Фицо, и нынешние руководители Сербии, и еще ряд политиков, интегрированных в высшие законодательные органы своих стран. Им не нравится роль военных пешек НАТО и пушечного «санкционного» мяса. Они хотят отстаивать суверенитет своих государств на международной арене и принимать активное участие в формировании нового центра силы. Этим новым центром притяжения, в открытую бросающим вызов евроинтеграционному проекту в том виде, в каком он представлен сейчас, не может не стать Россия.

Многие члены ЕС обвиняют Брюссель в ограничении пространства для маневров в экономической политике, относительно денежной эмиссии для смягчения последствий кризиса в южноевропейских странах. Запрос на протекционизм действительно есть. И он абсолютно не означает ни возобладания антидемократического тренда, ни демонтажа Европейского Союза. Я не вижу наступления на демократию потому, что протест как раз направлен против функционирующих самих по себе бюрократических структур, нисколько не зависящих от итогов выборов в Европарламент. Вот почему мы и наблюдаем в электоральном процессе ЕС и абсентеизм, и протестное голосование за евроскептиков. Просто установившиеся отношения крайне невыгодны как для тех, кто переживает последствия политики жесткой экономии (Греция, Италия, Испания, Португалия), так и для доноров европейской стабильности (Германия, Швеция, Дания, Нидерланды).

То есть мы получаем ситуацию, когда положением дел недовольны как избиратели в суверенных европейских государствах, так и местные элиты, не понимающие, зачем им нужны лишние институты, которые требуют средств на содержание, а взамен создают только проблемы. Вот именно с этого момента и начинается триумф умеренно-националистических и консервативных партий, переосмысляющих место своих стран в европейской системе.

Пока довольными статус-кво являются лишь представители евробюрократии и агенты продвижения НАТО на Восток, выступающие проводниками интересов США. Демократия им абсолютно не нужна, так как она мешает политике расширения, для чего требуется всеобщее одобрение. И они будут продолжать продавливать свою точку зрения, добиваясь её принятия национальными правящими группами.

На самом деле США поступают весьма близоруко. Попытка наказать Будапешт за внешнеполитическую строптивость выглядит жестом отчаяния мошенника, привыкшего ранее загребать жар чужими руками, в частности, немецкими. Например, канцлер ФРГ Ангела Меркель в прошлом весьма емко и лаконично обобщала свою позицию по Венгрии, обещая наставить её «на правильный путь, но без посылки вновь кавалерии». Тем не менее, Виктор Орбан не боится ответных мер европейского руководства, так как прекрасно понимает противоречие в интересах участников панъевропейского проекта. Тем более что Венгрия успевала зарекомендовать себя на ниве демократических и рыночных реформ и стать полноценным членом культурного и политического пространства Европы. Бить своих, чтобы чужие боялись — даже для Брюсселя это не всегда приемлемо. А прогнувшаяся София является скорее исключением, подтверждающим правило — болгарские левые оказались ненадежными союзниками России. Для нас же это урок на будущее: на кого следует ставить, а на кого нет.

Очевидно, что если Россия будет ориентироваться на поддержку правых слоев гражданских общества европейских стран, причем делать это последовательно, без разрыва с внутренней культурной и национальной политикой, то наша страна имеет шанс оформить влиятельную международную коалицию, не ограниченную рамками Таможенного союза. В эту коалицию, на мой взгляд, могли бы войти Франция и Германия, с одной стороны, и восточноевропейские государства, ориентированные на сотрудничество с Россией. Для этого необходим полноценный диалог с населением этих субъектов через СМИ и продуцирование культурного влияния, для чего необходим привлекательный образ России в глазах массового европейского избирателя, поддерживающего на выборах «Национальный фронт» Марин Ле Пен или «Фидес» Виктора Орбана. В перспективе такая поддержка обязательно окупится.

Снимок в открытие: премьер-министр Венгрии Виктора Орбана/ EPA/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня