Политика

Наци-Золушка: посудомойка из фаст-фуда стала звездой блогосферы

История Лены Дружининой — наглядное пособие, как блоги становятся эффективным инструментом пропаганды ультраправых

  
48


Цитата из книги (самая миролюбивая):

…Тебе может, к примеру, понравиться тонкое длинное перо, удобно входящее в печень или длинный широкий клинок в брюхе канака, а может, короткий широкий твоего друга, втыкавшийся этому же черному в горло, а может… прислушивайся к своему сердцу — оно подскажет, чем убить.


Эксперты пришли к выводу, что тексты, размещенные Еленой, содержат «открытый призыв к насильственным действиям в отношении представителей неславянской внешности, пропагандирующий идеи нацизма, а также способы и методы насильственной борьбы и преступных действий, направленных против представителей неславянской внешности». Сейчас девушка находится под подпиской о невыезде. Елене грозит до двух лет лишения свободы.

Блогосфера бурлит, причем симпатии явно на стороне г-жи Дружининой, которую аттестуют как пятикурсницу, девушку из бедной семьи, подрабатывающей посудомойкой в заведении фаст-фуда. Короче, комсомолка и просто красавица. Сама Елена божиться, что разместила пост по глупости — якобы, чтобы поднять авторитет своего ЖЖ. Пособие, кстати, представляет собой детальную инструкцию, как проводить групповое нападение с тяжелыми увечьями и возможным убийством жертвы. Плюс дает исчерпывающее описание арсенала уличного оружия, пригодного для этих целей. Эта спецлитература плохо вяжется с образом пушистой и невинной посудомойки. Что на самом деле происходит в блогосфере, рассуждает замдиректора информационно-аналитического центра СОВА Галина Кожевникова.

«СП»: — Галина, как вам кажется, деушка понимала, что размещает в посте?

 — Я не верю, что Елена Дружинина не понимала, что выставляет в блоге. В 22 года нужно быть умственно-отсталым, чтобы этого не понимать. Но место обсуждения этой истории — блогосфера, и тут все очень просто. Реально преследование блоггеров началось неправомерно. Первое дело против блогера из Сыктывкара Саввы Тереньтьева — это вообще цирк с конями. (В феврале 2007 года пользователь интернет-ресурса LiveJournal Савва Терентьев оставил на страничке местного журналиста Бориса Суранова нелестный комментарий о работе милиции. Правоохранители, прочитав его мнение, решили, что пользователь их оскорбил, и возбудили уголовное дело. Городской суд Сыктывкара осудил блогера на год условно — прим. ред.) А дальше пошли уже откровенно политические преследования — можно вспомнить дело кемеровского блоггера Соловьева. В Кемерове, напомню, предъявлено обвинение координатору местного отделения молодежного движения «Оборона» Дмитрию Соловьеву, который, по мнению следственных органов, своими высказываниями в блоге ЖЖ возбуждал ненависть и вражду в отношении сотрудников МВД и ФСБ и унижал их человеческое достоинство. Представители «Обороны» убеждены, что дело в отношении их товарища носит политический характер, поскольку в своем блоге он приводил лишь общеизвестные факты. Блогосфера уже привыкла, что блоггеров привлекают не за дело. Потом, специфика блогосферы — очень многие блоггеры не вникают в детали ситуации. Поэтому когда пишут, что «бедная девочка не понимала», и «политические преследования», блоггер не проверяет эти сведения. Они не читают, что за текст она поставила. Но реакция уже готова: ай-яй-яй, ужас, раньше преследовали, теперь вообще кошмар. Тем более, она женщина, что само по себе вызывает отдельные чувства. Между тем, не нужно забывать, что очень активными участниками блогосферы являются правые и ультра-правые. Они хорошо освоили технологии дискредитации следствия и раскручивания спекулятивных историй в выгодном для себя ключе.

«СП»: — В чем заключается эта технология?

 — В них условно выделяют три этапа: дискредитация следствия и суда, формирования позитивного образа обвиняемого, и — в случае тяжких преступлений — обнародования личных данных присяжных. В случае с Еленой Дружининой идет вторая стадия — формирование позитивного образа обвиняемого. Правые научились умело пользоваться моментом. Когда в 2007 году прошла серия межэтнических драк сначала в Ставрополе, потом в Москве — на Семеновской площади, в Зеленограде, в Марьино, в блогах поднялся страшный крик: ужас, кавказские банды затерроризировали славянское население. И в этот момент на сайте ДПНИ, на форумах и в блогах была размещена информация, что в Омске казахи избили бедных несчастных русских парней. Которые, разумеется, по чистой случайности оказались руководителями местного отделения ДПНИ. На фоне драк в Ставрополе и Москве получился информационный взрыв: вот, и в Омске теперь славян обижают. Омская прокуратура опровергала это информацию, но ей никто не верил. Местной власти — тоже. Скажем прямо, доверие к власти сейчас не слишком высокое.

«СП»: — А что было на самом деле?

 — А там ничего не было. Там было две драки, которые произошли несколькими месяцами раньше, и которые были спровоцированы ДПНИ. А потом это все они подверстали к информационному поводу, сделали хороший пиар — и сформировали положительный образ. К счастью, этот информационный взрыв ни во что не вылился. Я уже не говорю про случай с Анной Бешневой. В сентябре 2008 года в Можайском районе была изнасилована и убита 15-летняя девочка Анна Бешнева. Буквально через несколько дней интернет взорвался, что до сих пор нет уголовного дела, что еще появилось десять изнасилованных девочек. ДПНИ провели два митинга. Потом кто-то подбросил отрезанную голову таджика к управе Можайского района — как месть за это преступление. Все это было раскручено ДПНИ, причем именно через блоги и форумы. Потому что информации не было никакой. Они вбросили ее первыми, и начали на этом спекулировать. История, на самом деле, была еще круче: таджика убили в Подмосковье, нам в СОВУ прислали фото отрезанной головы, и сообщили, куда именно ее подбросят. И через несколько дней ее действительно подбросили к управе. Это было реальное преступление, но ДПНИ его реально раскрутили до масштабов едва ли не этнического погрома. В районе даже рынок были вынуждены закрыть на какое-то время. Это говорит о том, что блогосфера сейчас — самый эффективный инструмент пропаганды ультра-правых. Я уже не говорю о том, что они владеют технологиями выведения в топ своих постов.

«СП»: — Что это за тайные технологии?

 — Это не тайные технологии. Они вбрасывают сообщение с припиской: давайте выводить его в топ. А поскольку сторонников у них по всей России много, живут они все в интернете. То перепостить 30−50 раз для каждого такого сторонника — не проблема. Я не понимаю, честно говоря, технологию — сколько раз нужно перепостить, чтобы это вышло в топ Яндекса. Но это довольно быстро можно сделать. Например, Евгений Валяев постоянно в топе держится. Хотя он, по сути, мелкий провокатор.

«СП»: — Кто такой Евгений Валяев?

 — Это бывший помощник бывшего депутата Курьяновича, бывший активист ДПНИ. Ныне активист «Русского образа». Он уже не скинхэд — вышел уже из этого цыплячьего возраста. Но есть фото, где они с братом нападают на пикет. Бойцы, довольно известные.

«СП»: — И что, он пишет продуктивно?

 — Да, вполне. Я не отслеживаю специально, но вижу, как его новости регулярно выскакивают в ЖЖ. Я видела, как, например, раскручивалось в блогах кампания в поддержку Виктора Макарова по дискредитации следствия. Макаров — саратовский националист. В марте 2009 года Верховный суд подтвердил его приговор за убийство узбека, которое он совершил в конце 2007 года. Убийцу довольно быстро вычислили, был суд, присяжные, обвинительный вердикт. А дальше в блогах началась раскручиваться история: бедный мальчик, у него алиби, он не виноват, из несчастной семьи, мамы-папы нет, только бабушка и дедушка. В интернете появились видеообращения бабушки и дедушки, в которых пожилые люди рассказывали, какой хороший у них внук, что он ничего не делал. Причем обращение было написано очень профессионально. После этого во Всемирной сети были опубликованы фамилии присяжных с припиской — мол, смотрите, какие твари живут в Саратове, письмо Макарова из застенка — как ему там плохо, что он невиновен.

«СП»: — И что, его посадили?

 — Посадили, там большой срок, тяжелая статья. Но история крутится до сих пор: бедный несчастный русский патриот страдает.

«СП»: — Вы считаете, история с Дружининой — из той же серии? Что она имела отношение к националистам, и наци защищают ее в блогах технологиями, которые освоили в последние годы?

 — Никогда невозможно точно утверждать: имел человек отношение к организованным группам или нет. Но мой личный опыт показывает, что «Пособие по уличному террору» вы просто так в интернете не найдете. Чтобы такие вещи повесить, нужны усилия, заинтересованность человека в этом деле. Вообще, в деле Дружининой идут два параллельных процесса. Первый — реакция блогосферы на то, что уже есть множество примеров неправомерного применения закона к блоггерам, которая накладывается на специфическую особенность блогосферы не вникать в обстоятельства дела. Второй процесс — ультраправые действительно давно освоили блогосферу как инструмент манипуляций общественным мнением. Сейчас невозможно понять, какой из этих процессов доминирует. Если бы было точно известно о связи Дружининой с какой-то националистической группировкой, можно было бы сказать, что эту историю раскрутила группировка. Но если она действует автономно, по убеждению — скорее всего, группировки охотно присоединились к общей кампании. И доминировал некритичный подход блоггеров к информации.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня