18+
вторник, 23 мая
Политика

Оппозиция выяснила, что Обама похож на Медведева

На встрече в Ritz Carlton президент США еще раз послушал про ПРО и демократию в России

  
4

Барак Обама встретился с российской оппозицией: той, что представлена в парламенте, и той, что осталась вне стен Госдумы. Состав участников встречи, состоявшейся в отеле Ritz Carlton, где остановится президент, был чрезвычайно пестрый, причем отбором приглашенных на встречу занималось американское посольство. С Обамой, помимо лидера представленной в парламенте КПРФ Геннадия Зюганова, беседовали представители непарламентских политических сил — сопредседатель партии «Правое дело» Леонид Гозман, лидер «Яблока» Сергей Митрохин и два сопредседателя незарегистрированного движения «Солидарность» — Гарри Каспаров и Борис Немцов. О чем шел разговор, рассказывают лидер «Яблока» Сергей Митрохин, лидер КПРФ Геннадий Зюганов и сопредседатель «Правого дела» Леонид Гозман.

Сергей Митрохин, лидер партии «Яблоко»:

 — Я говорил о необходимости развития сотрудничества между Россией и США. Что это одно из условий противодействия деградации демократии в России. Что надо вовлекать российскую элиту — политическую, военную — в совместные проекты с Западом, что именно от этого зависит, будет ли Россия реализовывать свои амбиции через конфронтацию с Западом или через сотрудничество. И если через конфронтацию — это очень опасно для российской демократии. Потому что это нагнетание атмосферы антизападничества, антиамериканизма, и в этой атмосфере демократия может только окончательно задохнутся.

Как пример такого негативного развития событий я привел планы размещения ПРО в Восточной Европе. В качестве альтернативы я предложил вернутся к рассмотрению вопроса о создании совместной ПРО России и США, что еще 10 лет назад предлагал сделать Григорий Явлинский. Я сказал, что это наиболее оптимальный вариант ПРО, когда объединятся два крупнейших ядерных потенциала для противодействия ядерным угрозам со стороны террористов, стран изгоев, и лучшего способа решения этой задачи не существует. В этой связи я просил его внимательно изучить этот вопрос с участием и российских, и американских экспертов, и передал ему наши материалы на эти темы, а также по другим вопросам сотрудничества — по Афганистану, по СНВ-2.

Обама мне ответил, что сейчас находится в процессе пересмотра решений по ПРО, и не исключает возможность совместных действий с Россией. Но это, как он сказал, будет уже совершенно другая архитектура безопасности. То есть он предельно четко понимает эту проблему, это разговор не был ритаульным, он четко понимает суть вопроса.

Обама произвел на меня очень приятное впечатление. Он очень открытый, общительный, без высокомерия. Он прост в общении, ясно, что когда ты с ним говоришь, он тебя слушает, а не просто делает вид, как многие начальники и по ту, и по эту сторону океана. Кстати, в этом смысле он чем-то похож на Медведева. Именно при личном общении, не по картинке по ТВ видишь что-то общее.

Какое у него сложилось общее впечатление от общения с оппозицией — трудно сказать. На этой встрече было много жалоб на нашу ужасную жизнь. Обама ушел от конкретики по этим вопросам. Единственное, он сказал. Что он нас всех очень уважает, что мы ведем такую борьбу, и что хотя это Сизифов труд, не надо опускать руки и становиться циниками, а все равно этот труд даст результат.

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ:

 — Впечатление от встречи достаточно хорошее. Все согласились, что устали от конфронтации, которую навязывала администрация Буша, и с политикой Обамы связывают надежды на улучшение российско-американских отношений. Формат встречи был свободный: с одной стороны овального стола сидел Барак Обама со своими представителями, с другой — представители оппозиционных российских партий. Я сидел как раз напротив американского президента, что позволяло вести разговор в достаточно непринужденной обстановке и свободно задавать вопросы.

Вопросы задавались совершенно разные. Нам был интересен опыт американского руководства по выводу страны из экономического кризиса, когда руководство США более смело идет на усиление государственного регулирования экономических процессов, нежели наши российские власти. Поднимались вопросы защиты прав человека. Я обратил внимание на двусмысленную позицию США в этом вопросе. Барак Обама согласился, что с правами человека в США не все так гладко и хорошо, впрочем, как и в России. Нас беспокоила и политика реабилитации неонацизма в мире, попытка пересмотра итогов Второй мировой войны, чем усердно занимаются союзники США в Восточной Европе. В годовщину 65-летия Победы, в которой принимала участие и американская сторона, это недопустимо.

Рассматривались внешнеполитические проблемы, нас особо интересовало прекращение продолжающейся экономической блокады Кубы. И интересна была судьба пяти кубинских патриотов, которые находятся в заключении в США. Барак Обама, в свою очередь, согласился, что на базе в Гуантанамо было достаточно много нарушений.

Внутреннюю политику мы не рассматривали, поскольку это наш собственный вопрос. Я отметил, что внимательно следил за избирательной кампанией Барака Обамы, что сам принимал участие в президентских кампаниях, и набирал по 30−40% голосов избирателей.

Барак Обама не уклонялся от вопросов, отвечал достаточно открыто и уверенно. В заключении хочу сказать: мы ходили не жаловаться. Мы встречались с американским президентом, чтобы вести диалог, решать проблемы национальной безопасности.

Леонид Гозман, сопредседатель партии «Правое дело»:

— Я ничего у Барака Обамы не спрашивал. Нас было несколько человек, Обама сказал, что много говорил сегодня. И хотел бы не говорить, а слушать, и внимательно слушал каждого, по возможности, отвечая. Там поднимались разные вопросы, в том числе сугубо конкретные. Но я изначально не собирался просить помощи президента Соединенных Штатов в решении наших внутренних проблем, я считаю, он помочь не может. Собственно, это я ему и сказал. Я сказал, что их интерес к нашей демократии не только ценностный, но и прагматичный. С моей точки зрения, только демократическая Россия может быть надежным партнером США. А авторитарная, диктаторская Россия таковым партнером быть не может по определению. И поэтому их прагматичный интерес в том, чтобы мы были демократичной страной. Но при этом я сказал ему, что есть плохая новость. Которая состоит в том, что он, Барак Обама, будучи самым могущественным человеком на Земле, не может, тем не менее, ничего сделать для того, чтобы у нас была демократия. Это не его зона ответственности. В своей стране демократию можем сделать только мы сами.

И что он не может помочь, но может помешать, и я прошу не мешать. Он помешает, с моей точки зрения, если он будет рассматривать Россию как придаток Кремля. Он помешает, если поверит в то, что Россия настолько особая страна, что здесь нужна особая демократия. Демократические принципы и принципы свободы прав человека одинаковы во всем мире. По тому, что мне сказал потом советник Обамы по России, американский президент это услышал и согласился.

Барак Обама производит очень позитивное впечатление, впечатление абсолютно несценичного и искреннего человека. У меня сложилось впечатление, что для него свобода и демократия — не просто слова. Которые он использует, чтобы добиться политических целей, а то, во что он действительно верит.

Фото [*], [*], [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня