Политика

Перемога в «Детях райка»

Олег Кашин о том, как богему насильно превращают в оппозицию

  
5974
Перемога в «Детях райка»

Мне кажется, я был первым, кто еще пять лет назад упомянул московское кафе «Жан-Жак» на Никитском бульваре в политической статье в качестве символа московской протестной интеллигенции. С тех пор это стало публицистической банальностью, о «Жан-Жаке» именно в этом контексте пишет, кажется, каждый второй, и ассоциативная связь между «Жан-Жаком» и Болотной площадью, видимо, останется уже навсегда, хотя Москва всегда меняется, и немногие за эти пять лет сохранили привычку проводить вечер пятницы именно во псевдофрацузском кафе на бульваре, предпочитая новые модные места на других улицах. А в те времена, когда такая привычка еще существовала, в какой-то момент всеобщей проблемой стало то, что желающих посидеть в кафе на Никитском стало вдруг больше, чем посадочных мест в «Жан-Жаке», соседнем «Джоне Донне» и тем более вечно переполненном «Маяке» за углом. До поры выручало странное старое, но некультовое кафе между «Жан-Жаком» и «Джоном Донном», но быстро перестало хватать и его, и трудно сказать, чем кончилось бы дело, но как раз в тот уже легендарный период на другой стороне бульвара открылось довольно большое кафе «Дети райка» от создателей «Мастерской» и «Китайского летчика», и с тех пор частью пятничного ритуала на Никитском бульваре стало вот такое перемещение — сначала «Жан-Жак» и «Джон Донн», убедиться, что там нет мест, и потом перейти дорогу и сесть в «Детях райка», в которых попросторнее и места почти всегда есть. Сейчас 2015 год, повторю, в городе много новых модных заведений, но, видимо, секретные методички по политической борьбе давно не обновлялись, и у антимайдановских деятелей из проекта «Россия завтра» все случилось как у московского алкоголика-оппозиционера из 2011 года — не пустили в «Жан-Жак», поматерился, перешел дорогу и сел в «Детях». Николай Стариков и Анатолий Вассерман хотели проводить свою презентацию в «Жан-Жаке», но их туда не пустили, и презентация прошла в «Детях райка». Их совладелица Варвара Турова, известная своей иногда даже слишком бескомпромиссной гражданской позицией, смущена — ее никто не предупредил, и, как оказалось, организаторы презентации «России завтра» договаривались с администрацией кафе, что будут вручать там какую-то премию молодым ученым, то есть обманули — обманывать, конечно, нехорошо, но нехорошо обманывать людей, а если ты на войне, и перед тобой враг, которого ты не считаешь человеком — тогда мораль чуть смещается, на войне хороши все средства.

Антимайдановские деятели действительно на войне. В их картине мира они защищают Россию от злокозненного Запада и его представителей в лице завсегдатаев и хозяев кафе на Никитском бульваре. Не знаю, огорчает ли это их самих — по логике, должно бы огорчать, ведь если ты политический боец, то тебе самому должно быть комфортнее видеть перед собой таких же политических бойцов, бандеровцев каких-нибудь, или еще кого-то, но уж точно не официантов и не очкариков за столиками специализированного кафе для очкариков. Важный парадокс сегодняшней России — за неимением политической оппозиции ее роль который год подряд отходит к богеме. Когда программа «Время» говорит о «Жан-Жаке» как о средоточии политического протеста, очкарик за столиком рано или поздно сам поверит, что он и есть та политическая сила, на которую брошена вся мощь государственной антиоппозиционной активности. Несколько лет назад, в дни Болотной, нашисты практиковали такую идиотскую забаву — бронировали большой стол в «Жан-Жаке» или «Джоне Донне», приходили толпой, садились и кричали — «Этот стол за Путина!» Вокруг сидели испуганные завсегдатаи, какие-нибудь артисты «Гоголь-центра», выпускники «Стрелки» или журналисты «РИА Новости», то есть люди через одного вполне государственные, и для них ведь и для самих становилось сюрпризом, что они не просто тут выпивают, а участвуют в политической борьбе. На пустом месте барную жизнь Москвы зачем-то превращали в политическую, создавали точку противостояния там, где ее не было и быть не могло. «Этот стол за Путина», — Господи, да тут все столы за Путина, зачем же вы кричите. А те уже не могут не кричать. Особенность политического устройства России десятых — где-то рядом обязательно должен быть опасный и коварный политический враг. Сейчас Стариков и Вассерман обманом проберутся в логово этого врага и проведут там свою презентацию — победа, или, если по-украински, перемога. «Антимайдан» — вообще отличное название для политической силы 2015 года, и мне очень нравится кем-то (не мной) придуманная версия их лозунга — «Отстояли Киев, отстоим и Москву». Отстоят, обязательно отстоят, у них очень хорошо получается.

Фото: Юрий Мартьянов/ Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня