Политика

Политика Обамы гонит Тель-Авив в объятия Москвы

В Сочи президенты России и Израиля в ходе неформальной встречи обсудят пути сотрудничества

  
7

Президенты России и Израиля проведут сегодня неформальную встречу в Сочи. Дмитрий Медведев и Шимон Перес обсудят ситуацию на Ближнем Востоке и вокруг Ирана. Главной темой станет подготовка к московской международной конференции по ближневосточному урегулированию. Этот визит израильского президента первый после избрания Шимона Переса на эту должность в июне 2007 года. О чем конкретно пойдет разговор, каковы реальные перспективы сотрудничества между нашими странами, рассуждает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

«СП»: — Евгений Янович, в ближневосточном урегулировании мы ставим на Израиль или на арабские страны?

 — Мы ставим на самих себя. Понятно, что по военно-технической линии, по энергетической, по линии нашего МИДа идет серьезное лоббирование собственных интересов нашими арабскими коллегами. Понятно, что лоббирования как механизма воздействия еще никто не отменял, в том числе ведомственного лоббизма. В конце концов, сотрудники российского МИДа, как и американского Госдепартаментв, имеют возможность послепенсионного трудоустройства более чем в 20 арабских странах и почти в 30 исламских. Но существует президент, премьер, с куда более сбалансированными взглядами на ближневосточное урегулирование, чем у большого количества наших мелких и средних чиновников. Израильтян такая ситуация устраивает.

На самом деле, у нас сегодня безвизовый режим с Израилем, у нас очень неплохой уровень сотрудничества по антитеррористическим проблемам, обсуждается стратегическое партнерство, с подачи Авигдора Либермана. Кстати, огромную роль в установлении этого партнерства играет та жесткая антиизраильская политика, которая ведется нынешним президентом США Бараком Обамой. Она просто гонит Израиль в объятия России — если, конечно, Россия будет способна эти объятия раскрыть, а не пытаться, исходя из интересов чиновничества, делать глупости. Например, привести на ближневосточную конференцию в Москве ХАМАС, а то и «Хезболлу» — понятно, под благими предлогами.

Израильтяне по поводу конференции уже сказали, что им, да, милее Москва, чем Париж, поскольку в Иерусалиме прекрасно знают цену инициатив Николя Саркози — не менее антиизраильских, чем инициативы Обамы.

«СП»: — О чем будут говорить Перес и Медведев?

 — Медведев, скорее всего, будет обсуждать вопросы стратегического партнерства. Причем Шимон Перес так рьяно открещивается — буде это позволено сказать о еврее — от любых подозрений, что он будет говорить о вопросах военно-технического сотрудничества, что почти всех уверил, что говорить об этом на самом деле будет. Тем более, в Иерусалиме сейчас всерьез говорят о том, то опора на США, как на единственную страну, с которой у Израиля есть такие отношения — это катастрофа. Что это дает Америке чрезмерное влияние на Израиль, и что срыв контрактов с Россией, например, в сфере авиатехники в 1990 годы (Израиль заплатил миллиардные штрафы за то, что под давлением американцев вынужден был уйти от намечающихся контрактов, по которым на российские летающие платформы должна была ставиться израильская электроника) — не просто ошибка, а ошибка стратегическая.

«СП»: — Чем нам еще интересен Израиль?

 — У Израиля есть высокие технологии в области медицины, фармацевтики, биотехнологиях. Израиль в этих сферах чрезвычайно силен, и, по сути, является в них сверхдержавой, наряду с Евросоюзом и Америкой. И здесь то, что ни европейцы, ни американцы нам разработать не дадут, с израильтянами разработать можно.

При этом Россия из числа так называемых хозспонсоров мирного процесса для Израиля, наверное, наиболее симпатичный. Мы, в отличие от американцев, ни на кого не давим, да у нас и механизмов таких нет. Наши отношения с Израилем куда как прочнее и теплее отношений с Израилем европейцев или ООН. Про администрацию Обамы, которая фактически пересматривает все, что было создано со времен президента Джимми Картера, и говорить не приходится.

«СП»: — А в чем интерес Израиля к России?

 — У нас есть вещи, которые Израиль чрезвычайно интересуют, и доступа к которым больше нет ни у кого в мире. Например, к проблеме Ирана с его ядерной бомбой, так называемое «иранское досье», с весьма тревожной на сегодня внутренней ситуацией. Если кто-то и может выступить в качестве прямого посредника между Израилем и Ираном, то это только Россия. Эскалация напряженности в перспективе может привести к войне, даже к ядерной войне на Ближнем Востоке, и мы хорошо понимаем обеспокоенность израильтян.

«СП»: — Перес часто говорит о ближневосточном мирном процессе, но есть ли он на самом деле сегодня?

 — Разумеется, ближневосточный мирный процесс умер, его нельзя оживить, его можно только зомбировать. Но Перес, пока он жив, будет говорить о мирном процессе. В конце концов, он же не будет возвращать Нобелевскую премию, которую за него получил.

Таким образом, все заинтересованные стороны сохраняют лицо. Россия здесь является очень хорошим партнером для Израиля, Израиль — для России. На самом деле, много из того, что могло нас связать, не реализовалось в 1990-е годы под прямым давлением тогдашней американской администрации.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня