Как спасти Великобританию

Почему только левые могут вернуть величие Соединенному Королевству

  
3866
Как спасти Великобританию
Фото: ZUMAPRESS.com/ Global Look Press

Одновременно с развитием конфликта Лондона и Брюсселя, в Великобритании нарастают экономические трудности. Неоимперская политика Кэмерона не обеспечила обществу стабильности, что в частности привело к революции внутри партии лейбористов. Все идет к тому, что Британия станет первой страной ЕС, где евролоялисты вытеснены на обочину политики.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон недавно заявил, что ЕС не учитывает интересы его страны. Он высказался против «слишком тесного союза», и напомнил, что в нем имеется много валют, а не один евро. Была вновь озвучена угроза выхода Соединенного королевства из состава Евросоюза. Причина столь жесткой позиции, неудовлетворенность английских деловых кругов экономической политикой Брюсселя и его стремлением расколоть страну. Поддержка еврократией шотландских сепаратистов не является тайной для британского руководства. Важно и то, что ЕС все более контролируется Германией. И этот контроль, обеспечивает выгоды немецкому крупному капиталу не за счет роста и развития, а благодаря разрушению производства и перераспределению богатств других стран ЕС.

Как только Камерон пришел к власти, позиция Британии изменилась на 180 градусов, отмечает Алексей Фененко, доцент факультета Мировой политики МГУ им. М. В. Ломоносова. «Он назвал свою политику неоимперской. Сейчас ее так называют и другие, при том, что в Британии идет подъем неоимперских настроений. В Европе с конца 2011 года Кэмерон берет курс на жесткое противодействие немецким инициативам. Немцы выдвигают проект объединения общей бюджетной политики, Британия активно ему противодействует. Британия вмешивается в конфликт с Ливии. В октябре 2011 года Кемерон заявил, что ливийская война снова сделала Британию силой на Средиземном море. Сразу после военного переворота в Египте, когда пришел к власти Ас-Сиси, в 2013 году Кэмерон сказал, что в случае масштабного кризиса Лондон и Париж должны будут взять Суэцкий канал под свой контроль». Во всем этом виден интерес к международным делам, при том, что население Британии ощущает себя, как минимум, забытым.

Проблема Кэмерона, как и всей его политики в том, что она направлена во вне. Она является копией немецкой политики на континенте. «Британский избиратель не любит ЕС не потому, что там всем заправляют немецкие финансисты, а потому, что видит разрушительность социально-экономической политики ЕС. Он видит деградацию индустрии, жуткую безработицу, паралич местной демократии, вызванный концентрацией власти в руках еврокомиссаров. Избиратель не хочет, чтобы положение в Британии стало еще хуже из-за подчинения требованиям еврократии, — подчеркивает директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. — Это, к сожалению, в России не склонны замечать. Избиратели также спрашивают, где обещанный Кэмероном референдум о выходе из ЕС? Может быть его так и не объявили из-за того, что британские правящие круги все еще тешат себя надеждой перехватить Европу у Берлина? В любом случае, ЕС вызывает отторжение. А на левом фланге политики, в Лейбористской партии идут исторические изменения. Ее возглавляет теперь человек не либеральных взглядов».

Читайте по теме

«Наверное, выход Британии из Евросоюза или пересмотр ее участия в Евросоюзе — это будет логический итог всей неоимперской политики Кэмерона, — говорит Фененко. — В Британии идет соперничество двух партий. Первая партия выступает за сохранение членства в Евросоюзе, потому что это выгодно британской финансовой системе. Благодаря членству в Евросоюзе, Лондон стал финансовым мостом между США и остальным Европейским Союзом. Есть вторая партия, я так понимаю, Кэмерон с его неоимперской политикой относится ко второй партии, которая говорит, пора бы нам создать собственный интеграционный блок на базе бывших стран британского содружества». Однако, похоже, что в стране рождается и третья партия — обновленная партия лейбористов.

Джереми Корбин — депутат — «заднескамеечник», затираемый в парламенте прежним неолиберальным руководством партии, был недавно избран лидером лейбористов. Его избрание произошло в результате низовой активности и вопреки воле аппарата партии. Ныне команда Корбина разрабатывает новый курс для партии, который явно не будет лояльным к ЕС. Одновременно разворачивается борьба в ячейках партии, что может привести к обновлению ее фракции в парламенте: циничных неолибералов заменят люди с реальными левыми взглядами.

Большие изменения у лейбористов являются результатом провала курса Кэмерона. Увлечение внешней политикой не обеспечило экономике устойчивости, не повысило уровень жизни британцев, не подарило новых хороших рабочих мест. Отражением неудачи большой международной игры стала девальвация фунта стерлингов. С 1,7 долларов в июне 2014 года британская валюта опустилась до 1,5 долларов в ноябре 2015 года. Причем спад продаж на рынке жилья, отток капиталов и стагнация в промышленности создают условия для продолжения девальвации, что понизит доходы британских трудящихся и еще более ослабит международные финансовые позиции страны. В этих условиях консервативное британское руководство может еще вмешаться в тот или иной военный конфликт, создать новые военные базы, но все это не меняет намеченной тенденции к развитию второй волны кризиса в стране.

Среди левых британских экспертов, как отмечает Кагарлицкий, усиливается мнение, что не нужно бояться оттока капиталов из-за того, что страна откажется от политики неолиберального толка и выйдет из ЕС. «Все капиталы все равно уйти не могут, одни из-за того, что невозможно вывести офисы, склады и производства, а те, что уже утекают или наметили уход — уйдут вне зависимости от того, кто окажется у руля страны». В любом случае теперь борьба за власть в Великобритании будет вестись между силами не ориентирующимися на Брюссель. Причем меняющиеся левые видят в нем откровенного врага, а вовсе не партнера с вредными установками. Все это создает неприятную ситуацию для еврократии. Зато у самой Британии «после 40 лет хождения по пустыне» есть шанс вернуться к политике развития собственного производства, возрождения социального государства и самостоятельности во внешней политике, включая возможное расширение связей со странами БРИКС.

Читайте по теме

С 1980-х годов Великобритания находится в плену неолиберальной политики. В стране проводится курс деиндустриализации, дерегулирования и демонтажа социального государства (наследия прежних лейбористских правительств), при стремлении правящего класса сохранить международное финансовое значение страны. Во времена Маргарет Тэтчер была фактически уничтожена угольная индустрия. Страшный удар получила металлургия, потери понесли другие отрасли. Военные и дипломатические успехи не сгладили этих проблем, и в 1992 году курс фунта опустился. Вторая волна девальвации произошла недавно, что говорить об усилении болезни страны, лечить которую необходимо внутри нее самой.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня