Политика

Александр Кынев: Задавив оппозицию, Лужков одержал пиррову победу

Недовольные группы федеральной элиты, которые не получили соответствующих кусков на выборах в Мосгордуму, теперь свободны от обязательств по отношению к мэру

  
3

Ассоциация «Голос», специализирующая на анализе избирательных процессов в России, опубликовала доклад по результатам долгосрочного наблюдения хода избирательных кампаний региональных выборов, назначенных на 11 октября (этап выдвижения, регистрации и начала агитационной кампании).

Доклад выполнен на основании материалов региональных представителей ассоциации, данных средств массовой информации, кандидатов и избирательных объединений, статистических данных. Общий вывод — власть расширяет использование манипулятивных технологий на выборах, поскольку опасается, что разрастание кризиса приведет к падению результатов «Единой России».

Как это происходит в Москве, рассуждает аналитик ассоциации «Голос» Александр Кынев.

«СП»: — Александр, какова стратегия московских властей на нынешних выборах?

 — Общая стратегия, которая реализуется в Москве, такова: по возможности минимизировать интригу выборов, потому что интрига — это главный фактор, привлекающий явку.

За 1990-е — 2000-е годы сложился вполне определенный стиль электоральной стратегии московской власти. Это опора на подконтрольные зависимые группы избирателей — всевозможные коммунальные и административные служащие, представители зависимых от власти общественных организаций, которые по большим праздникам получают подарки.

Этот контингент хорошо мобилизован и отлажен. Он приходит на выборы при любой погоде, потому что мобилизуется непубличными механизмами. Поэтому выборы в Москве — и выборы советников районных собраний, и выборы в Мосгордуму — стандартно проходят по одному и тому же сценарию: минимум агитации в публичном пространстве, минимум мотивов для прихода на избирательный участок неподконтрольного избирателя.

В итоге возникает ситуация, когда подавляющее большинство «голосует ногами» и игнорирует выборы. Причем чем большее отвращение к выборам, тем для власти лучше. Тем меньше, значит, людей придет на участки, которые недовольны, а свои, зависимые, придут. И чем больше будет доля последних, чем выше формальный процент. Вот и вся стратегия.

«СП»: — Чем отличаются эти выборы от предыдущих?

 — На нынешних выборах описанная стратегия реализуется еще более явно, чем раньше. Если раньше ситуация была все же более благоприятная экономически, что-то можно было говорить о достижениях, о социальных проектах, на этих выборах публичной агитации нет вообще.

Вы посмотрите, что творится в городе, посмотрите газеты, ТВ. Агитации просто нет. Реально в городе сегодня есть две агитационные кампании. Первая — это кампания Московской городской избирательной комиссии в поддержку явки, но она абсолютно никакая. Это, скорее, программа общего социального оптимизма, которая по факту работает на ту же власть. Вторая — кампания коммунистов. В виде пикетов, которые раздают газеты.

Все остальное — спорадическое. Например, хэппенинги «Яблока» со сбором подписей, которые затрагивают минимальное количество избирателей. Подавляющее большинство, которое не заходит читать новостные интернет-ресурсы, честно говоря, вообще не в курсе этих проблем.

В этом смысле стратегия на демонстративное отстранение всех кандидатов оппозиционных по одномандатным округам имеет целью по максимуму отвадить весь протестный электорат от хождения на избирательные участки.

«СП»: — Зачем это делается?

 — Выборы пройдут по двум бюллетеням: по округу и по партиям. Допустим, оппозиционный кандидат идет по округу. У него нет шансов победить. Но он поднимает общий градус недовольства, задает неудобные вопросы, актуализирует их, мобилизует людей вокруг каких-то проблем. А власти этого страшно бояться.

Есть и другая проблема — с точки зрения властей. Придет, допустим, человек на избирательный участок голосовать за Яшина (в 2005 году он получил, кстати сказать, 14%). Один бюллетень будет по округу. А второй — по партиям. Ну как вы думаете, если человек пришел за Яшина проголосовать, или за Надеждина, он что, по второму бюллетеню будет голосовать за «Единую Россию»? Конечно, нет.

Как показывает практика, оппозиционные голоса с легкостью перетекают от одной оппозиционной партии к другой. Потому что если человек не готов голосовать «за» власть, он голосует методом «от противного». У нас есть масса примеров в регионах, когда там снимали коммунистов — люди голосовали за ЛДПР, снимали ЛДПР — люди голосовали за коммунистов. Это сообщающиеся сосуды, потому что люди голосуют не по идеологии, а в знак протеста.

Поэтому мотив отсеивания одномандатников-оппозиционеров очень простой. Чем меньше оппозиционных кандидатов, тем меньше мотивов для тех избирателей, которые на них ориентированы, приходить, тем выше процент будет у «Единой России» за счет тех, кто голосует по партийному бюллетеню.

Вот вся простая философия, которая на этих выборах реализуется.

Дополняется это все стремлением действовать нагло и образцово-показательно, чтобы не было и намеков на попытки сопротивления. По возможности, выработать отвращение и у оппозиционного избирателя, чтобы он, не дай Бог, до участка не дошел, и у оппозиционных политиков — чтобы в следующий раз и не совались.

«СП»: — Протест, получается успешно задавлен?

 — Никакой дискуссии на острые темы, никаких ответов на острые вопросы просто нет. Вопросы игнорируются и обходятся. На этом фоне есть параллельная кампания, которая присутствует в виде поднятия в прессе основных городских московских проблем — Черкизовского рынка, строительства, вопросов с жильем. Но вся эта тематика присутствует сама по себе, никакие партии не упоминаются. Однако совершенно очевидно, что любые критические материалы оказывают кумулятивный эффект. У меня сложилось устойчивое ощущение, что Лужков, одержав победу при формировании списка «Единой России», одержал пиррову победу.

«СП»: — Это почему же?

 — Потому что в результате те недовольные группы федеральной элиты, которые не получили соответствующих кусков, теперь свободны от обязательств. И поскольку очевидно, что вопрос о власти в городе неизбежно будет решаться в ближайшие год-полтора, естественно, в этих условиях само наличие контрагитационной кампании, поднятие неудобных тем для властей города, тоже повышает градус протестных настроений населения.

Можно сказать, с одной стороны есть оппозиция, а с другой — есть независимая от нее общественная кампания, которая поднимает критические для московских властей темы, и направлена на то, чтобы исподтишка подгадить, ухудшить результат московской власти. А чем хуже получит результат «список Лужкова», тем слабее будут позиции его элитной группы при решении вопросов о будущем власти в городе.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня