Политика

Сергей Иваненко: 9/11 у Путина было лишь два союзника — Явлинский и Немцов

11 сентября 2001 года большинство депутатов Госдумы РФ высказались против поддержки США. Президент России тогда пошел наперекор элите

  
121

Траурные мероприятия, приуроченные к 8-й годовщине терактов 11 сентября, пройдут сегодня в Нью-Йорке. На Манхэттене соберутся родственники погибших. Официально считается, что число жертв теракта составило 2 тысячи 752 человека. Память американцев о самом крупном теракте, совершённом на территории страны, не ослабевает. Накануне годовщины трагедии начал работу интернет-сайт, организаторы которого призывают свидетелей присылать им ранее не опубликованные фотографии, аудио- и видеозаписи. Все эти документы войдут в архив музея, посвящённого памяти жертв трагедии. Он должен открыться в Нью-Йорке в 2010 году.

Что значат эти события для России, почему трагедия в Нью-Йорке не стала поводом для сплочения России и Америки, рассуждает первый зампред партии «Яблоко» Сергей Иваненко.

«СП»: — Сергей Викторович, вы в 2001 году были депутатом Госдумы, членом парламентской комиссии в Совете Европы. Какая реакция была после теракта на предложение Путина помочь Америке?

 — Для Путина этот шаг был действительно довольно серьезным. Я хорошо помню, как обсуждался вопрос о поддержке американцев в это трудное для них время. И подавляющее большинстве всех тех чиновников и политиков, которые и сейчас находятся на ключевых постах, высказались против этой поддержки. Путин в определенном смысле шел поперек общего мнения. По сути, тогда его поддержали только Григорий Явлинский и Борис Немцов.

«СП»: — В чем заключалась поддержка Путина?

 — Речь шла о политической поддержке, которая вылилась в какие-то соглашения по линии спецслужб. На самом деле, ключевым является слово «атмосфера». Сейчас эта атмосфера противоположная, но общество — точнее, наша так называемая «элита» — и тогда выступала против. Я думаю, именно это, в конечном счете, поглотило весь тот порыв Путина, который был правильный и перспективный для России.

«СП»: — Если вернуться в тот день, 11 сентября 2001 года, как вы узнали о событиях в Америке. Что происходило в Думе?

 — Я узнал об этом по телевизору. Я был в Думе, смотрел ТВ. Мы сразу сделали соответствующее заявление, которое тоже диссонансом было на фоне общей истерики, типа «так им и надо».

«СП»: — Эта истерика как проявлялась, что говорили депутаты?

 — Я не помню цитат, но знаю хорошо наш политический корпус. Он крайне антизападнический, в основном советский, замешанный на квасном патриотизме. Эти настроения преобладали даже тогда, как сейчас говорят, «в лихие 90-е». Хотя тогда тоже не было никакого всплеска прозападных настроений. Просто воровали более открыто, но тут Запад не причем.

«СП»: — Запад оценил путинскую позицию? Или сам Путин развернулся потом спиной к Западу, потому что в тот момент ему не пошли навстречу?

 — В политике все не так просто. Дело не в том, что кто-то обиделся, или кто-то кого-то недопонял. На самом деле, думаю, руководство нашей страны и до 11 сентября, до Путина, и после него, будет прекрасно понимать, что Россия не может существовать в изоляции. Руководство не может выстроить «железный занавес», потому что Россия просто развалится под грузом своих проблем.

Нужны, значит, формы сотрудничества с западной цивилизацией, которая является сегодня одной из главных действующих сил в политике. Нужно искать такие формы, и позиция Путина 11 сентября была естественна для политика.

А что касается того, что не вышло, не получилось в очередной раз, — ну, тому можно найти много причин. Но я бы выделил то, что я сам видел: персональный состав нашего политического болота. Я же знаю лично почти всех политиков. И хочу сказать, что с ТАКОЙ политической командой — а это же сотни людей на ключевых позициях, может быть, даже тысячи — окно в Европу для нас наглухо заколочено.

Именно это, в конечном счете, привело к таким откатам в отношениях России и Запада. А сегодня состояние, в котором находится Россия — это состояние крайнего и безысходного кризиса. И непонятно, каким образом из него вырываться. О чем, кстати, Дмитрий Медведев написал в своей статье «Россия, вперед!» Очень интересный у него последний абзац. Он говорит, нам с вами, товарищи-граждане, будут мешать вот эти чиновники и вот эти капиталисты. То есть, собственно, та власть, которая его и поддерживает.

«СП»: — Как события 11 сентября отразились на судьбе России?

 — Они изменили мир, с точки зрения, прежде всего, судьбы Америки. На Россию напрямую они не повлияли. Америку эти события изменили очень сильно. И, думаю, уже необратимо. Америка стала гораздо более жесткой и недоверчивой. Это повлияло на мир, конечно.

«СП»: — А на российско-американские отношения тоже?

 — В меньшей степени, у нас они никогда не были добродушными. На Россию — всегда — больше всего влияет состояние нашей внутренней жизни. Наше собственное неумение и неспособность решать проблемы, и перекладывать их на чужих. На кого угодно — Америку, Грузию… В этом — наша главная беда.

«СП»: — Кстати, за что конкретно 11 сентября депутаты считали, что «Америке так и надо»?

 — В мусульманском мире, если помните, после терактов шли демонстрации, люди веселились. У нас это было непубличным, но аналогичные настроения ощущались. Говорили примерно так: «американцев жалко, но Америке так и надо»… А причина одна — действительно, США сверхдержава, которая вызывала раздражение и по делу, и не по делу. Точно так же относились к Советскому Союзу — до того, как он развалился, точно так же относятся к России. Это особенность современной политики.

«СП»: — Сегодня 11 сентября. В России помнят теракты в Нью-Йорке, вообще память о терактах надолго задерживается в головах соотечественников?

 — Боюсь, самая главная проблема России — очень короткая память. Пять лет назад был Беслан, но общее настроение такое, будто терактов у нас не было уже 200 лет. Конечно, короткая память облегчает жизнь: не надо думать о сложностях. Не думаю, что сегодня теракт 11 сентября для России в повестке дня. И не знаю, когда будет.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня