Политика / Кризис на Украине

В поисках милостивого пана

Протоиерей Олег Трофимов о польском ответе на вопрос «Что хочет Украина?»

  
4206
В поисках милостивого пана
Фото: Zuma/TASS

Чтобы говорить о польском ответе на вопрос «что хочет украинец и Украина», следует рассмотреть ментально-психологический портрет поляка, его историю взаимоотношения с русскими-украинцами, и религиозную политику. Это, конечно, очень широкая тема — не меньше многотомной диссертации. И мне приодеться пройтись коротко по вводным тезам, что бы перейти к главной.

Польша из-за своей же политики великопольскости претерпела три разделения, в ходе которых потеряла большую часть своей территории. Все это глубоко ментально-психологически отобразилось на портрете поляка, державные чаяния и амбиции которого не реализовались, но дух и настрой остался тот же. Большинство поляков прекрасно знает свою историю (хоть и идеологически интерпретировано), при этом среди европейских стран это суперкатолическое государство, где уровень религиозности почти самый высокий по статистке в Европе. Католик — это поляк, твердо закрепилось на Украине. Ток-шоу, что набрали у нас популярность в 2000-х, уже были популярны в Польше в 90-х, в политическое обсуждение вовлечено значительная часть населения. Политическая карта русофобских настроев всегда востребована. Так что, «во всем Кремль виноват» — это не изобретение Украины.

Почти основополагающим политическим и историческим инструментом воздействия на непольское и некатолическое население в Польше была насильственная, тотальная политика унии (соединения), политическая и религиозная колонизация с ассимиляцией, которая проводилась по отношению как к православным, так и к протестантам. Из-за этого возникали религиозно-политические, этнические конфликты (взаимная массовая резня), память о которых глубоко таится сегодня в ментальности оппонентов. Я помню, как в 90-е, отправляясь на работу в Польшу, украинец от «брата поляка» мог спокойно услышать в свой адрес «ty byd? o», т.е. невежественный и тупой скот.

В противовес поместным православным Церквям создавались параллельные структуры — патриархаты, подчиненные Риму. Таким геополитическим гибридом (смесь католичества — вероучение и подчинение Папе, и православия — внешний обряд), обеспечивающий политику Польши, является на Украине униатская церковь (УГКЦ — Украинская Греко-Католическая Церковь). Если посмотреть дореволюционные служебники, их митрополит указывается как Российский, но не как Украинский (!), язык богослужения — славянский. Только при независимой Украине эта церковь стала себя позиционировать как единственно украинская и патриотичная. Цель ее совсем не уния (единение церквей), а разрыв единства православных народов и усугубление религиозного конфликта. В этом контексте православные расколы на почве национализма — УПЦ КП и УАПЦ — вписываются в униатскую политику Ватикана. Если рассмотреть украинские или русские диаспоры, где в начале была униатская национальная церковь, то с ними полностью расправились. Поэтому, даже на основании сугубо украинского национализма, униатская церковь не имеет отношение к патриотизму, не смотря на внешнюю оболочку «в вышиванке».

Взять такой хотя бы факт, что чиновникам разных рангов на Западной Украине уже в середине 90-х, перед тем как вступить в свою должность, необходимо было пройти катахизаторские курсы в УГКЦ или РКЦ.

Как-то товарищ Сталин сказал такую фразу: «кадры решают все». Поставщиками кадров в органы украинской власти сегодня служат местные католические диаспоры. И если это уже давно существовало на Западной Украине, даже при Союзе, то теперь экспансия продвинулась намного глубже.

Каковы же амбиции Польши, ее претензии к Киеву, и какое место в конечном итоге в этих планах занимает Украина?

Претензии Польши — «Polska od morza do morza» — «Польша от моря до моря» (от Балтийского до Черного), а Киев — «Kijów bramy do Polski» — это ворота в Польшу. Но сейчас, когда очевидна утеря суверенитета Украиной, как аппетит приходит во время еды, так и великопольские амбиции предполагают еще больше, чем утраченные земли Восточной Польши (Западная Украина). А это и претензии и на Донбасс. Еще в мирное время, при Януковиче, мне приходилось быть в качестве представителя Северодонецкой епархии (Луганская обл.) на ежегодной межконфессинальной встрече в ОГА в Луганске, где было духовенство из РКЦ и УГКЦ. С нами они были поставлены в равных правах, и ярко позиционировали себя единственными украинскими патриотами, больше чем раскольники из УПЦ КП. В реальности, их существование было весьма номинальным и только на бумаге, не в одном из регистрированных адресах, как мы проверяли, не проводилось богослужений и собраний. Зато уже тогда через религиозные организации создавалась своя структура экспансии.

Сейчас украинские националистические политические движения, как и духовенство РКЦ и УГКЦ прямо заявляют, что Донбасс — это тоже их территория. В 2014 году на украино-польской границе польским таможенником был остановлен автомобиль католического священника, несущий миссию «сеяния слова Божьего» на Украине. Служивый спросил у «отца», зачем он возит с флажком украинским еще и бандеровский флажок. Ведь у поляков (а историю свою они хорошо помнят) еще свежая память о «Волынской резне». Ответ от ксендза был ошеломительный: «эти ребята вместе с польскими войсками боролись против русских за свободу Польши!». Этот случай стал довольно известен в украинской прессе. Поэтому польский гарнизон, воюющий в зоне так называемой АТО — это совсем не жест великой дружбы с самостийным «byd?o» Украины…

Зона АТО тоже стала местом экспансии — «сеяния слова Божьего». Стоит вспомнить, что польские военные летчики принимали участие в бомбардировках именно на православные праздники. И дело не только в пропаганде католических военных капелланов. Сейчас украинские войска на оккупированной территории ЛНР в городе Северодонецке и в прифронтовой зоне АТО выдвигают претензии к имуществу каноничной УПЦ МП, ведь «наші віряни (верующие — солдаты-бандеровцы) відчувають себе незручно в московських храмах». Это звучит из уст высшего духовенства УГКЦ и УПЦ КП. Поэтому, дескать, необходимо отдать им храм (по-доброму, ведь УПЦ МП — не патриоты), или ввести поочередное богослужение. Пока националисты обошлись регистрацией нескольких своих общин, проект готов, земля выделена. В связи с кризисом и настроением явно не расположенного к ним местного населения (братоубийство простить нельзя) строительство задерживается.

Еще одна затея, которую они хотят довести до конца — реституция. Это слово уже давно вызывающе звучит в эфире, смысл я думаю, уже всем понятен — возвращение утерянного, отобранного имущества бывшим владельцам или его компенсация. А вот амбиции у поляков, поверьте, очень велики! Стоит «показать палец, откусят по локоть». Хоть самый маленький символичный прецедент, за один цент, запустит титаническую правовую машину ЕС, с уже подготовленными списками. Масса существующих польских общественных, политических, религиозных, учебных учреждений и организаций, не говоря уже и о частных лиц, подготовили иски на кругленькую сумму. Только официально зарегистрированных заявителей более 100 тысяч! Географическое пространство действия будущей программы реституции — вся Украина. А далее (если отъем собственности поддержит мировое сообщество) можно будет перекинуть претензии на «оккупанта» — Россию.

Как это будет осуществляться, ведь не все на это будут согласны, или даже будут противостоять? Можно действовать по накатанной майданной программе. Перед камерой зарежут условно «небесную польскую сотню», ну а дальше все понятно… Провокация развяжет лимит на «справедливую и священную месть». Вспомнят и исторические обиды. Игра стоит свеч (жертв).

А пока официальной программой по окатоличеванию и ассимиляции (ополячеванию) стала раздача украинцам так называемой «Карты поляка». Она дает ряд привилегий: бесплатно получать высшее и среднее образование (а это утечка мозгов с Украины), право заниматься бизнесом и легально работать (а это приток капитала в Польшу). Чтобы ее получить, необходимо сдать экзамены: знать историю Польши, ее государственные праздники, язык, католические праздники.

Обучение ведется в католических религиозных общинах, где нужно пройти католическую катахизацию. Право получить эту карту может тот, кто имеет польские прямые корни, но на практике ее получают даже внуки двоюродной бабушки. При всех существующих финансовых трудностях на Украине, «двоюродные внуки» хватаются за нее, как утопающий за соломинку, предавая свою веру.

К сожалению, Польша стала заложником геополитики США. В ЕС Варшава видит себя равноценным переговорщиком и участником. Но для той же Германии или Англии Польша — это второй сорт. И свою ущербность чиновники из Варшавы хотят компенсировать в панстве (господстве) над Украиной, повысив этим свой статус в ЕС. Уже сейчас прямо и открыто в религиозных общинах РКЦ и УГКЦ тамошние проповедники говорят населению: «мы обязательно войдем в ЕС, но в составе государства Польши». Еще два года назад на собрании благочиния в львовской епархии УПЦ МП епископом был поднят вопрос, чтобы проверить реакцию духовенства и паствы, «в связи гонений на православие перейти в состав Польской Православной Церкви». Явно, что этот вопрос возник не от самобытности, против такой постановки вопроса тогда с резкой критикой выступили представители Львовского православного братства.

Из вышеперечисленных очевидных фактов, на вопрос «что хочет украинец и Украина?», ответ звучит так: «украинец хочет то, что сделает с ним Польша». Не больше и не меньше.


Автор - доктор богословия, магистр религиоведения и философских наук, протоиерей Олег Трофимов



Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня