18+
суббота, 25 июня

Запад зовет Россию на протест

Bloomberg оценил вероятность возникновения массовых выступлений в стране, как один к трем

  
17817
Запад зовет Россию на протест
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Американское агентство Bloomberg оценило вероятность возникновения массовых протестов в России в связи с неблагоприятной ситуацией в экономике. Авторы изучили мнение 27 экспертов и пришли к выводу, что она составляет 30%. Только шесть респондентов посчитали, что массовые протесты возможны с 50-процентной вероятностью.

В целом же эксперты сошлись на том, что выборы в Госдуму, которые пройдут в сентябре, не станут катализатором протеста, как это произошло зимой 2011−2012. Причина в том, что за прошедшие несколько лет серьезно изменилась международная обстановка. Глава отдела исследования развивающихся рынков в Toronto Dominion Bank Кристиан Маджо полагает, что напряженность с Западом, ухудшение отношений с соседями и другие внешние вызовы сделали граждан более сплоченными и лояльными к правительству.

В то же время, протесты и волнения среди определенных групп населения не исключены и могут стать более частыми по мере возникновения конкретных проблем. Например, введение системы «Платон» вызвало протесты со стороны дальнобойщиков, валютные заемщики протестовали против банков, а в марте 2015 года состоялась первая за 15 лет забастовка учителей из-за задержки зарплаты. Но у широких масс населения, по мнению экономиста гамбургского Berenberg Bank Вольфа-Фабиана Хунгерланда, реакцией на экономические трудности станет, скорее, не гнев, а апатия.

Согласно февральскому опросу «Левада-центра», 82% россиян согласны с тем, что в стране сейчас экономический кризис. По сравнению с декабрем этот показатель вырос на два процента. 21% респондентов считает, что кризис будет продолжительным, 23 — что он продлится не менее двух лет, 18% называют срок в год-полтора, остальные затруднились ответить. Участники опроса связывают трудности с падением цен на нефть (47%), коррупцией (33%), особенностями экономики страны (29%), западными санкциями (27%), ростом расходов на оборону и госаппарат в ущерб социальным нуждам (26%).

Если верить другому опросу, проведенному ВЦИОМ 20−21 февраля, 65% российских граждан считают, что властям следует разработать экономический курс, отличный от нынешнего. Больше всего респондентов высказались за новую индустриализацию страны, сокращение расходов госбюджета и проведение рыночных реформ.

При этом большого недовольства властью у россиян не наблюдается. Еще один февральский опрос «Левады» показывает, что если бы выборы в Госдуму прошли завтра, 39% поддержали бы «Единую Россию». Работой президента страны довольны 82% граждан, а работу премьера позитивно оценили 56% респондентов.

Насколько же справедливы оценки Bloomberg в отношении вероятности массовых протестов в России?

— Российское общество воспринимает кризисные явления в экономике достаточно спокойно, — считает директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов. — Готовность к протестам вследствие ухудшения финансового положения и уровня жизни во всех регионах крайне незначительная, что фиксируют исследования и государственных, и независимых аналитических компаний. В первую очередь, это связано с достаточно высокой планкой уровня жизни, которая была в последние годы. Граждане готовы к некоторому ухудшению материального положения. Условно говоря, они избавятся от излишков, будут меньше брать кредиты и покупать технику. Но это касается примерно 30% населения.

Остальные будут реагировать по принципу: «Никогда хорошо не жили, нечего и начинать». Люди чувствовали некоторое повышение уровня жизнь, но не слишком существенное. Они воспринимают кризис, как нечто обыденное, так как уже проходили через такие периоды. Кроме того, патриотическая накачка, когда экономический кризис объясняется кознями внешних врагов, крайне хорошо воспринимается этой частью аудитории. Они готовы потерпеть ради величия государства.

Для третьей части населения свойственна как раз апатия. Люди готовы потуже затянуть пояса, а не стремиться к активным действиям и пытаться повлиять на власть или поменять собственную жизнь. Они даже в условиях кризиса не готовы искать более высокооплачиваемую или вторую работу, а скорее будут сокращать расходы.

«СП»: — Но какие-то проявления социального протеста возможны?

— Есть небольшая группа в высшей части среднего класса и в самых малообеспеченных слоях населения, для которых нынешний кризис будет восприниматься болезненно. Первые смотрят на него, как на вину власти, которая совершила ряд политических шагов, и потому будут готовы протестовать. А для второй категории любое снижение уровня жизни является критичным. Они находятся на грани выживания. Когда люди приперты к стенке, они готовы к протестам.

Возможно, появится еще и третья категория. Это те, кто набрал ипотечных или потребительских кредитов и не сможет их выплачивать. Они будут готовы к протестам, потому что вдруг окажутся в маргинальной категории, поставленной на грань выживания.

— Это достаточно абсурдное исследование, — комментирует политолог Глеб Кузнецов. — Банковские экономисты комментируют социальные процессы, которые, во-первых, находятся вне поля их компетенции, а, во-вторых, в принципе не могут быть оценены в процентах. Что значит вероятность протестов один к трем? Если бы совет епископов Лютеранской церкви начал обсуждать судьбу финансовых производных третьего порядка на Нью-йоркской бирже, это выглядело бы смешно. Так же смешно выглядят усилия банковских экономистов оценить социальные процессы во «внутренней России», о которой они не имеют представления.

«СП»: — Но разве вероятность протестов на фоне экономического кризиса не повышается?

— Протест — это нормальная обыденная вещь, свойственная всем государствам, включая Китай, который мы привыкли видеть единым монолитным общество. Когда у людей возникают проблемы с работой, жильем, повседневным существованием, им свойственно громко и публично выражать свое недовольство. Это и называется протестом. Другой вопрос, имеет ли этот протест выход на антигосударственные, антисистемные действия в дальнейшем и может ли он быть канализирован антисистемно оппозицией для попытки смены власти.

Протест — понятие слишком универсальное, а потому — абстрактное. Все мы помним протесты пенсионеров против монетизации льгот в России или движение Occupy Wall Street на Западе. Но ни первое, ни второе никак не поколебало стабильность и основы политических режимов. Сомневаюсь, что старший экономист Toronto Dominion Bank имеет представление о том, что произойдет где-нибудь в Урюпинске с точки зрения протестов, если там повысят тарифы на ЖКХ.

«СП»: — В стране уже прошла серия различных протестов — дальнобойщиков, валютных заемщиков и так далее. Может ли это перерасти в более глобальное движение?

— Конечно, нет. Их протест носит эгоистичную природу и ограничен количеством людей, которые несут потери из-за ухудшения своих экономических условий. Такие фрустрированные группы достаточно невелики, и ни одна из них не показала способности подняться до политических требований, абстрагироваться от частного недовольства. Они не способны сформулировать политическую и идеологическую повестку.

Кроме того, в этом году предстоят выборы в Госдуму. Это традиционный способ сбросить напряжение и дать выход протестным настроениям. Люди идут на выборы и голосуют, а до того перед телевизорами обсуждают дебаты и ролики кандидатов. Это проще, чем ходить на митинги, и всех устраивает. Недаром традиционной формой канализации масштабного протеста являются «досрочные выборы».

«СП»: — Есть ли какие-то обстоятельства, при которых массовые выступления возможны?

— Нужно для начала определить, что мы понимаем под массовыми выступлениями. Это заявленный по всем законным правилам митинг или вооруженные столкновения на улицах? Мы в одну категорию пытаемся запихнуть несопоставимые вещи. Массовые протестные выступления в моем понимании — это Майдан, причем не с первого дня, а когда пошли драки с «Беркутом», начали гибнуть люди.

Мирные политические действия — это когда люди просто пошли на согласованный митинг или шествие, прошлись по городу, а потом разошлись по домам и стали друг друга поздравлять с тем, что они показали власти, что она что-то делает не так — это все-таки не совсем «протест». Это совсем другое дело, и одно из другого не прорастает напрямую.

Для действий, способных создать угрозу для существования политического режима, нужны совсем иные предпосылки, чем для митинга, тусовки или громкого выражения своего мнения в интернете. В этом плане важен пример того же Occupy Wall Street. Нужно понимать, что когда в Центральном парке Нью-Йорка люди играли на гитарах и пели «Нет проклятому капитализму», десятки тысяч людей в костюмах шли на свои рабочие места и продолжали заниматься тем, против чего протестовали хипстеры. Вроде бы «протестное» движение Occupy Wall Street никак не коснулось реальности этой самой Уолл-Стрит. Точно так же, как Болотная или Манежная не оказали существенной роли на политическую реальность России, как бы некоторым этого не хотелось. Люди показали наличие своего мнения, и хорошо. Демократическому государству свойственно наличие разных мнений.

Директор Научно-исследовательского института политической социологии Вячеслав Смирнов считает, что если протесты возникнут, то это будет не Болотная, а Манежная.

— Нельзя сравнивать с ситуацию с 2011−12 годами, потому что тогда протесты в крупных городах на самом деле не были массовыми и носили политический характер. Они были вызваны недовольством итогами выборов. Сегодня если экономическая ситуация продолжит ухудшаться, то весьма вероятны протесты в депрессивных регионах. Они будут связаны не с политикой, а с резким повышением цен, задержкой зарплат или каким-то экономическим конфликтом, например, массовым увольнением. Такие протесты будут нести деструктивный характер, то есть, направлены не за, а против чего-то. В первую очередь, против богатых, против чиновников, возможно, даже против выборов, но за жесткую твердую власть.

«СП»: — Аналитики Bloomberg полагают, что у населения будет апатия, а не гнев.

— Нужно разделять категории населения. У части граждан действительно будет апатия, а у части — протест. Но нужно понимать, что протест не будет направлен против президента. Люди начнут требовать у президента распустить правительство, наказать плохих губернаторов или чиновников.

Власть, скорее всего, будет подстраиваться под народ. В экономических ситуациях приходится быть популистами. Но в этом могут быть и положительные тенденции. Президент сможет сменить правительство, ввести режим экономии и поприжать губернаторов, которые за прошедший период вели себя достаточно свободно в экономическом плане.

«СП»: — То есть повторения Болотной возможно?

— Не Болотной, а Манежной. Речь о правых или левых националистических выступлениях, а не о либеральных. Либеральный протест, может, и будет, но он совершенно не сравним с протестом футбольных фанатов, трудоспособного населения заводских районов или безработных. Когда протест происходит не за демократию, а за хлеб, он более серьезный, жестокий и деструктивный. Если такие выступления произойдут, они будут направлены против беспредела местных властей, против полиции, против чиновников или возникнут на почве какого-то национального конфликта. Естественно, власть должна проводить профилактику в этом плане, потому что негативные тенденции уже намечаются.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье