Атакующий «голубь мира»

Выживет ли на Украине антивоенная партия?

  
4253
Леонид Кожара
Леонид Кожара (Фото: Валерий Матыцин/ ТАСС)

В понедельник, 21 марта, на пресс-конференции в Киеве бывший министр иностранных дел Украины Леонид Кожара объявил о создании общественной организации «Институт мира», целью которой станет мирное урегулирование вооружённого конфликта в Донбассе. По его словам, на сегодня единственным политическим и юридическим инструментом урегулирования ситуации являются Минские соглашения.

«Мы создали эту организацию, во-первых, для того, чтобы влиять на украинское общественное мнение, поскольку мы все против навязывания украинскому обществу мнения о необходимости войны, против того, что военные действия — это единственные средства, способные урегулировать ситуацию на Востоке, — подчеркнул дипломат. — Мы выступаем против навязывания обществу воинственных настроений. Не хочу сказать, что мы такие уж глубокие пацифисты, но военная риторика сегодня вредит общему взаимопониманию в нашей стране и влияет на все сферы общественной жизни в стране».

«Поэтому теми средствами, которые позволяются общественной организации, будем стараться проводить мысль о необходимости установления мира как абсолютной ценности, — добавил Кожара. — Мир нельзя разделить на кусочки, частично выполняя или частично не выполняя. Так сложилось, что на сегодня единственным политическим и юридическим инструментом урегулирования ситуации на Востоке является Минский протокол и Минское соглашение, подписанное год назад».

Ранее дипломат также высказывал мнение, что Украине не стоит рассчитывать на положительное решение о получении безвизового режима с Европейским Союзом до конца боевых действий в Донбассе.

«На территории Украины идут боевые действия, это также реальная угроза не только безопасности ЕС, но и всего европейского континента. И последний пункт, состояние внутренней безопасности гораздо ухудшилось. Мы и раньше представляли определенную угрозу для ЕС из-за наркотрафика, торговли людьми. Сейчас эта угроза приобретает чрезвычайно большие масштабы. Поэтому те факторы, которые против нас играли и в прошлом, они сегодня еще больше стали», — заявил он в интервью УНН.

«Поскольку для Европейского Союза решение не техническое, о введении безвизового режима, а политическое, поскольку будет голосовать Европейский совет, политический орган, поэтому политические вопросы выходят на первый план на сегодня. Я думаю, что пока Украина будет в состоянии активного военного противостояния, внутри страны будет война, нам нечего надеяться на введение безвизового режима», — подчеркнул он.

Отметим, по результаты проведенного Институтом Горшенина в феврале этого года общенационального (за исключением неконтролируемых территорий) социологического исследования, Украинцы не видят выгод для себя в минских соглашениях, не поддерживают референдума о внесении изменений в Конституцию, они против особого статуса Донбасса и не хотят самостоятельности других регионов.

Более половины опрошенных (51,6%) считают, что минские соглашения в той или иной степени не выгодны Украине. 25,3% заявили, что «точно нет», а 26,3% - «скорее нет». Только 6,4% опрошенных считают, что минские соглашения точно выгодны Украине, 21,8% полагают, что скорее выгодны. Еще 20,2% затруднились с ответом.

«Большая часть украинского общества, почти две трети настроена критически ко всем положениям этих соглашений», — отметил заместитель директора Института Горшенина Алексей Лещенко, комментируя результаты исследования.

При этом количество украинцев, считающих возможным военное решение проблемы Донбасса, за год сократилось, но это по-прежнему значимая величина. Отвечая на вопрос, «какой вариант решения ситуации на востоке Украины вы поддерживаете», 34,1% опрошенных выбрали наступление украинских войск для восстановления контроля над всей территорией Украины. Отметим, что год назад, еще до «Минска-2», таких было 44,8%. Предоставление особого статуса отдельным территориям Донбасса в рамках минских соглашений поддерживают 24,2% респондентов; превращение ситуации в замороженный конфликт — 11,5%; установление мира путем передачи Российской Федерации «оккупированной» части Донбасса — 9,2%; затруднились с ответом 21% опрошенных.

По словам политолога Алексея Блюминова, в условиях глубоко внутренне сегрегированной страны, которой является Украина после переворота февраля 2014 года, понятия «народ» и «большинство» имеют примерно такое же значение, как в ЮАР эпохи апартеида или в Латвии с Эстонией после 1991 года.

 — Вот в Латвии сотни тысяч людей лишены гражданства. Они — народ Латвии или нет? Но их мнения при определении политики страны никто не спрашивает. Они, как и 40% русских в Эстонии, виктимизированы как потенциальная «пятая колонна», вычеркнуты из народа, из национальной общности.

На Украине формально никого гражданства не лишили, однако после «Майдана», ухода Крыма, ухода части Донбасса и фактического поражения в правах оставшейся под Украиной части Донбасса (людям там запретили выбирать себе местную власть, там нет облсоветов и т. д.) мнением 7−8 миллионов человек никто в Киеве не интересуется. Народ — это те, кто поддержал «Майдан». Остальные выключены из политического процесса и не имеют своего голоса в СМИ, что подтверждает низкая явка на юго-востоке. И опросы проводятся с оговоркой «без учета Крыма и Донбасса».

Так вот, большинство народа с поправкой на сказанное мною выше, действительно выступает против особого статуса отдельных районов Донбасса. А треть народа выступает за войну в ее горячей фазе. Потому что милитаристы сильны, как лобби в СМИ, в политике, они задают тренды общественного сознания и создают атмосферу, сходную с той, которая имела место в США эпохи маккартизма. Когда выступить против мнения, задающего тон оголтелого меньшинства означает риск загубить успешную карьеру, например. Или попасть в черный список. Или быть избитым «патриотами». И пока такое положение вещей будет сохраняться, разговоры о мире не будут приносить говорящим морально-политических дивидендов.

«СП»: — Количество украинцев, считающих возможным военное решение проблемы Донбасса, за год сократилось, но это по-прежнему значимая величина (34,1% против 44,8 в прошлом году). Что повлияло на сокращение этой цифры? Военные неудачи? Общее ухудшение уровня жизни в стране? Как в дальнейшем может меняться эта цифра?

 — Некоторое сокращение милитаристских настроений в обществе — это заслуга Порошенко и его усилий, направленных на то, чтобы пригасить милитаристскую истерию в обществе. Но то что достигнуто — это потолок. Ниже нынешней цифры такие настроения снижаться вряд ли будут. Просто потому, что милитаризм уже давно перестал быть чисто виртуальным явлением, он шагнул в реальную жизнь. Сегодня это сотни тысяч людей в форме, это их семьи, это волонтеры — это военные поставщики, это активисты и политики которые делают карьеры на милитаристской риторике. Это молодежь, которая хочет безнаказанно пограбить и поубивать. Куда деть этих людей? Они и давят на власть, заставляя ее плыть по течению, не рискуя рейтингами.

«СП»: — Более половины опрошенных (51,6%) считают, что минские соглашения в той или иной степени не выгодны Украине. При этом, как выясняется, даже многие политики текста соглашений просто не читали. Что это? Категорическое неприятие любого компромисса или просто непонимание ситуации?

 — Я бы разделил ответ на этот вопрос на две части. Первое. Минские соглашения как таковые выгодны Украине как некоей абстрактно взятой стране, желающей сохранить нынешние границы и установить такой-сякой мир. Но в реальности такой абстрактной Украины нет. Есть доминион США, в котором марионеточная власть приведена для того, чтобы реализовывать некую программу. И совсем не факт, что достижение мира как цель вписывается в эту программу. Наконец, второе — не следует забывать о том, что у этих людей, победивших на «Майдане» и пришедших к власти, есть свои представления о том, какой должна быть Украина. У них есть целостный и внутренне непротиворечивый проект украинской государственности, за который боролись не только они, но и их идейные предшественники полвека и более назад. И они вполне искренни в своем желании видеть Украину именно такой. С их точки зрения, реинтеграция Донбасса на минских условиях не только не выгодна Украине, но и вредна.

Подчеркиваю — вредна не абстрактной Украине, а конкретному национально-государственному проекту, который сейчас реализуется. С вот этими миллионами «лишних» людей реализация такого проекта будет существенно затруднена. Поэтому значительная часть милитаристов и общество, их поддерживающее, скорее согласится с полной потерей «зараженных» территорий, чем на жизнь с «сепарами» в одном государстве. И обоснование у такой позиции есть. От «хорватского» сценария, до израильского. Мол, Израиль десятилетиями живет в состоянии войны с соседями и при этом не отказывается от претензий на оккупированные территории.

«СП»: — А как вы оцениваете перспективы организации Леонида Кожары?

 — Я скептически отношусь к инициативам, подобным инициативе господина Кожары сотоварищи. Считал и считаю, что за мир можно и нужно бороться ДО ТОГО как война началась, и пока есть возможности ее предотвратить. В условиях же, когда война уже идет, когда она расколола общество, унесла десятки тысяч жизней и далека от военного завершения, никакого мира с помощью «институтов мира» достигнуто быть не может. Потому что людям как с той, так и с другой стороны нужно будет ответить на главный вопрос: ради чего все это было? Ради чего погибли их близкие? Ради чего миллионы стали беженцами? Иными словами, встанет вопрос оправдания войны. Ответить на него можно лишь с позиции победителя. А это значит, что судьбу войны все равно должны решить на полях сражений. А победитель продиктует побежденному условия мира.

То есть, я вижу это так: сначала военная победа, затем закрепление инструментами дипломатии политических результатов военной победы. Так было всегда в истории человечества. Нет ни одной гражданской войны, которая бы закончилась миром. Зато есть масса примеров того, когда спустя десять лет после своей победы в войне, великодушные победители ставят общие памятники павшим в войне — как с той, так и с другой стороны.

«СП»: — Насколько реально появление на Украине серьезной политической силы, выступающей против войны?

 — До тех пор, пока Украина не потерпит серьезного военного поражения на полях войны, или серии таких поражений, вероятность появления несимулятивных антивоенных сил в стране равна нулю. Пока что «АТО» даже в Киеве коснулась лишь каждого десятого. А не каждого второго. Наконец, важное условие — эти военные поражения должны быть самоочевидны настолько, чтобы никакая пропаганда не смогла при всем желании выдать их за «перемогу». Пока что Украина таких поражений не терпела.

 — Думаю, за этим стоит лишь желание Кожары «сесть на потоки», — говорит киевский публицист Дмитрий Скворцов.

 — Этот человек не раз демонстрировал, что его взгляды на внешнюю политику Украины меняются от места сидения. Будучи в оппозиции предшественнику и куму нынешнего «президента», он выступал за теснейшие связи с РФ. Усевшись в кресло министра евроинтеграционного правительства Азарова, стал проводником извечной политики «Геть від Москви». Теперь же, когда социология указывает на падение в обществе русофобских настроений, Кожара спешит занять эту нишу, под которую, как он рассчитывает, пойдут потоки как внешних заинтересованных сторон, так и украинских олигархов, раскладывающих яйца в разные корзины.

«СП»: — Насколько востребованы идеи мира в современном украинском обществе? Февральские исследования Института Горшенина показывают, что большая часть украинского общества, почти две трети настроены критически к минским соглашениям и выступают против особого статуса Донбасса. Означает ли это, что украинцы по-прежнему, не видят альтернативы военному решению вопроса?

 — На самом деле, судя по тому опросу, за военное решение вопроса выступает меньшинство украинцев. С другой стороны, среднестатистическому украинскому зомби постоянно внушается из всех телевизоров и радиоточек, что Минск — это предательская альтернатива войне. Мол, армия наша сильна ныне как никогда: героическими усилиями Порошенко, Турчинова и Яценюка удалось в кратчайшие сроки создать вторую по силе армию Европы, остановившую под Дебальцево и Мариуполем вторую по силе армию в мире. Так зачем же нам какой-то Минск, который оставляет в руках террористов и агрессоров исконно украинский Донбасс, если мы вон уже нацелились на исконно украинский Крым. Вот этот когнитивный диссонанс массового сознания и отображает опрос Института Горшенина.

«СП»: — Кожара утверждает, что новая организация создана с целью влиять на общественное мнение. Возможно ли это в нынешних условиях массированной пропаганды войны?

 — Это в принципе невозможно в условиях нынешней украинской «свободы слова» и «свободы совести». Тем более, невозможно это для Кожары, давно уж слившего свой некогда и без того не особо заметный авторитет.

«СП»: — Что нужно для того, чтобы изменить сознание большинства населения, и сколько для этого может потребоваться времени?

 — Такую задачу способна выполнить лишь тотальная и жесткая денацификация украинского общества по примеру той, что была проведена после поражения фашисткой Германии. В случае отстранения нацистов от СМИ на это потребуется лишь пара месяцев.

«СП»: — Как известно, на Украине есть «партия войны». Может ли появиться «партия мира», которая могла бы противостоять ей на высшем политическом уровне?

 — Может, если на то поступит жесткое указание Госдепа и Брюсселя. И в таком случае за то, чтобы возглавить её станут бороться многие нынешние «ястребы». Но главный потенциальный претендент на роль такой партии — Блок Петра Порошенко.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня