18+
пятница, 21 июля
Политика

Новым мэром Москвы будет Сергей Собянин

Чем больше своих депутатов протащит Лужков на выборах в Мосгордуму 11 октября, тем сильнее будут его позиции в торге с Кремлем при отставке

  
19

До выборов в Мосгордуму всего ничего, а кругом — тишина. Эксперты уверяют, что это сознательная тактика московских властей. Победа «Единой России» готовится по проверенному рецепту: сделать московские выборы скучными до тошноты, чтобы нормальный гражданин на них не сунулся, а голосовали бы одни подконтрольные Тверской, 13, ветераны, работники ЖЭКов, поликлиник, школ. За кого будет голосовать этот «контингент» — объяснять не надо.

В такой ситуации партиям, участвующим в борьбе за депутатские мандаты, по логике вещей, следует держаться тактики ровно противоположной. То есть из кожи вон лезть, лишь бы поднять градус скандальности вокруг выборов, привнести в них интригу, и тем самым повысить явку протестного электората.

С чем идут партии на выборы, кто в итоге окажется в городской думе? Почему, наконец, так получается, что именно грядущая столичная Дума оказалась яблоком раздора между федеральным центром и командой Лужкова?

Чтобы ответить на эти вопросы, редакция «Свободной прессы» провела «круглый стол» на тему: «11 октября — выборы в Мосгордуму. Расклад политических сил в борьбе за голоса москвичей. Прогноз экспертов». Отчет с него мы предлагаем нашим читателям.

Консьержка как орудие монополии

«СП»: — Давайте начнем разговор с общего фона нынешней предвыборной кампании. Честно ли, на взгляд наших уважаемых экспертов, ведется борьба за голоса москвичей? Вы смеетесь, Михаил Геннадьевич? Тогда предоставим вам право открыть дискуссию.

Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института глобализации: — Когда я услышал о «борьбе за голоса москвичей», то не мог удержаться от здорового смеха. Сама мысль о том, что в РФ проводятся настоящие выборы, что кто-то борется за голоса населения, и за эти голоса имеет смысл бороться, — эта мысль новая для нынешней политической ситуации. Не могу не вспомнить, как еще в 2008 году один из руководителей Центризберкома сказал потрясающую фразу: «Выборы президента Медведева пройдут в полном соответствии с высшими демократическими стандартами». Лучше о нынешних выборах не скажешь.

В сегодняшней ситуации, когда масштабы только выявленных злоупотреблений чудовищны, когда фальсификация выборов носит тотальный характер, когда даже достаточно поверхностное наблюдение выявляет не только вбросы избирательных бюллетеней, но и подмену этих бюллетеней при их движении внутри избирательной системы, говорить о «выборах» в Российской Федерации — немного нелепо.

«СП»: — Если это не выборы, то что, интересно знать?

Михаил ДЕЛЯГИН: — С моей точки зрения правильнее было бы вести речь о назначении депутатов Мосгордумы. Косвенным подтверждением этому служит факт, что все независимые депутаты, которые шли по одномандатным округам, были отсечены.

Это отсечение проводилось с исключительным уровнем цинизма, вплоть до того, что так называемые эксперты из избирательных комиссий объявляли фальшивыми даже личные подписи кандидатов в депутаты, даже те подписи, которые ставились в присутствии этих экспертов.

В то же время у представителей «Единой России» принимали документы порой весьма сомнительные.

Эти ситуации настолько откровенны, настолько поражают воображение, что у меня ощущение, что ведется подготовка к снятию Лужкова. Потому что история с этими выборами, уже сейчас, до их проведения, достаточна для дискредитации московских властей.

«СП»: — Послушаем нашего общественного эксперта. Впрочем, он на этот раз — не бесстрастный, скажем так, наблюдатель. Прошу, Леонид Иванович!

Леонид КАЛАШНИКОВ, секретарь ЦК КПРФ: — В течение этой предвыборной кампании мы снова наблюдаем, как власть сознательно дискредитирует саму идею выборов. Избирательное законодательство до того «усовершенствовали», что теперь самое милое дело — проводить выборы вообще без избирателей. Особенно наглядно об этом свидетельствует отмена порога явки для признания выборов состоявшимися.

Если раньше требовалось заманить на избирательные участки хоть какое-то разумное количество народу, и для этого предпринимались определенные действия — реклама на ТВ и т. д., то сейчас задача противоположная: желательно, чтобы подавляющее большинство людей вообще не знали о выборах. Тогда чиновники смогут все решить сами: проголосуют за себя и приведут своих домочадцев и подчиненных. И пенсионеров еще запугают. Например, так: действующие депутаты от партии власти на встречах говорят пенсионерам, что, если Лужкова снимут, то их лишат всех региональных надбавок. Как будто он в самом деле им из своего кармана платит.

«СП»: — Посмотрим, согласен ли со столь пессимистичной оценкой еще один наш гость, давний критик столичных властей, политолог Александр Кынев. Александр, ваш ход!

Александр КЫНЕВ, политолог: — Совершенно очевидно, что те правила игры, которые существуют, при объективных социально-экономических условиях в Москве, работают на партию власти. Это эффект масштаба, который, по сути, является неформальным цензом, имущественным и финансовым.

Мосгорума крайне немногочисленна, 35 депутатов — примерно 1 депутат на 200 тысяч избирателей. А если говорить об округах (их всего 17) — в среднем на 1 депутата 400 тысяч избирателей. Это больше среднего регионального центра. Стать депутатом по такому округу сложнее, чем стать, допустим, мэром Костромы или Брянска.

Конечно, в таких гигантских округах рассчитывать на успех могут только люди с очень большими финансовыми и организационными возможностями. Такие возможности, в первую очередь, имеет власть.

Осложняется ситуация спецификой самой Москвы: огромный город, отсутствие социальных сетей, внутренняя миграция. Я не говорю о том, что многие приехали в Москву уже взрослыми, с детства не знали соседей. Это касается и тех, кто здесь родился: люди живут в одном районе, работают в другом, учились в третьем.

Связи внутри города очень слабы, самоорганизация населения крайне низка. Все это дополняется домофонизацией, кодовыми замками, консьержками. Поэтому пробиться к населению для людей, не включенных в систему власти, крайне сложно. Только власть, по сути дела, имеет сегодня неограниченный доступ к населению через тех же старших по домам, консьержек и так далее.

Барьеров, которые бы создавали неравные условия для власти и иных сил, очень много, и преодолеть их практически невозможно. Это базовый фон, то, что действует на избирательную кампанию независимо от того, какие правила проведения выборов.

Но отягощается все это избирательными законами: драконовскими условиями регистрации, когда можно отказать при желании любому кандидату, крайне высоким количеством тех же подписей, которые нужно собирать. Получается, объективно порожденная спецификой Москвы и малочисленностью МГД сложности дополнительно усиливаются поведением власти в городе.

«СП»: — Хотелось бы уточнить: Лужков на этих выборах идет «паровозом» списка «ЕдРа». Рейтинг Лужкова действительно поможет втащить в Мосгордуму нужных депутатов?

Александр КЫНЕВ: — В существующих условиях выигрывают представители власти, независимо от рейтинга Лужкова. Лужков, несомненно, среди значительной части москвичей пользуется уважением, но надо понимать специфику ситуации.

Конечно, в середине 1990-х, многие искренне обожали мэра, считали его успешным руководителем. Давным-давно от этого не осталось и следа, сегодня доминирование мэра — это рейтинг безальтернативности. Никаких иллюзий по поводу качества управления в городе у подавляющего большинства москвичей нет. Никто давным-давно розовых очков не носит, и ничего экстраординарного не ждет.

Гетто для оппонентов

«СП»: — Ей-Богу, картина получается удручающей. Все же давайте посмотрим на расклад сил: какие оппозиционные партии — или, может быть, конкретные кандидаты — все же прорвутся в Думу, несмотря на все рогатки? Как вам кажется, Александр?

Александр КЫНЕВ: — Московская власть воспринимается как неизбежное зло, и люди голосуют за власть обреченно, поскольку в условиях крайнего монополизма в городе, информационного в том числе, заявить о себе неким альтернативным фигурам просто невозможно. Люди поддерживают власть только потому, что никого другого не видят, кто мог бы конкурировать за руководство городом.

Это — следствие эффекта масштаба и той самой политики городских властей, которые делают все, чтобы таких фигур не было, чтобы не было площадок, где такие фигуры появятся.

«СП»: — Мосгордума — одна из таких площадок?

Александр КЫНЕВ: — Разумеется. И появление там сильных публичных политиков — тоже угроза с точки зрения власти. Поэтому важно, чтобы в МГД таких ярких фигур не было. Чтобы она не только соглашалась со всем, что делает московская городская власть, не мешала ей. Но чтобы, не дай Бог, оттуда кто-то не вырос в потенциального оппонента.

Поэтому всегда делается все, чтобы на выборах в Мосгордуму никаких федеральных политиков и близко там не было, чтобы они в депутаты МГД не попадали.

Исходя из этого, доминирование «Единой России» будет полным. Вопрос в том, что получит оппозиция.

Здесь есть, несомненно, поведение устойчивого недовольного электората, который, невзирая ни на что, все равно придет и проголосует. Понятно, наиболее мобилизуем электорат, поддерживаемый КПРФ.

Что касается остальных, понятно, что отказ от регистрации в округах представителей демократической оппозиции, и даже системной оппозиции — я имею в виду «Правое дело», — это элемент четкой электоральной стратегии власти, смысл которой очень прост: сделать все, чтобы выборы вызывали у обычного москвича как можно больше неприятия.

«СП»: — Неприятия выборов? Зачем?

Александр КЫНЕВ: — Условно говоря: чем более эти выборы будут выглядеть неприглядно в глазах общества, тем для власти лучше. Меньше людей придет на участки, и большую долю пришедших составит административно-зависимая группа электората.

Это коммунальные и муниципальные служащие, члены их семей, представители лояльных власти общественных организаций, у которых с властью партнерские отношения, и которые получают от нее льготы, субсидии, пайки и так далее. То есть, тот самый городской актив, который ходит на все выборы, и голосует за власть независимо от наличия агитации за нее.

«СП»: — Это такой фирменный московский стиль выборов?

Александр КЫНЕВ: — Да. Выборы в Москве всегда проходят при низкой явке, которая стала оружием московской власти. В этом смысле отказ от регистрации кандидатов от оппозиции в округах — как раз осознанная стратегия. Их снимают не потому, что у них были шансы победить. А потому, что избиратели, которых бы эти кандидаты привели, одновременно, по партийным спискам, голосовали бы явно не за «Единую Россию», а за другие партии.

А власть этого не хочет, потому что тогда будет ниже процент «Единой России», и чем ниже будет этот процент, тем слабее будут позиции элитной группы нынешнего мэра при решении вопроса о будущем руководстве города, который не за горами, как мы понимаем.

«СП»: — Но ведь есть же конкуренты у «Единой России» в каждом округе?

Александр КЫНЕВ: — Депутаты, которые в итоге зарегистрированы в округах — это «спойлеры», люди, которые имитируют конкуренцию, а реально ее не составляют.

Тем не менее, ряд достаточно сильных кандидатов все-таки есть. Это случаи, когда кандидаты представляют парламентские партии. Я имею в виду Николая Губенко (КПРФ) и Галину Хованскую («Справедливая Россия»). Думаю, шансы выше среднего у Леонида Ольшанского («Справедливая Россия») — у него не очень сильная конкуренция со стороны «ЕдРа».

Против них играет общий тренд этой кампании, который дискредитировал ее среди большинства москвичей. Он будет работать в этой ситуации на понижение явки протестного электората, что снизит шансы всех кандидатов по округам, в том числе Хованской и Губенко.

«СП»: — Вы тоже считаете, что власти устраивают «тихие выборы», Леонид Иванович?

Леонид КАЛАШНИКОВ: — В Москве в смысле обеспечения «тихих» выборов пошли еще дальше, чем в других регионах. До предела сократили пространство для агитации: местные газеты, которые содержатся за счет городского бюджета, больше не обязаны предоставлять бесплатные площади, ТВЦ не дает эфира — ни бесплатно, ни за деньги, в транспорте реклама запрещена. Хотя для своих исключения делают.

В окружных газетах выходят отчеты кандидатов от «Единой России» — действующих депутатов, которые якобы отчитываются о своей работе, причем из избирательного фонда все это не оплачивается — прямое нарушение закона.

В метро можно увидеть плакаты Митволя, тоже якобы не предвыборные. А уличные рекламные щиты газеты «Правда» демонтировали через два дня по приказу мэрии. Не понравился власти слоган «Ты живешь в этом городе или выживаешь? Посмотри правде в глаза!».

Из комитета по рекламе правительства Москвы (прославившегося тем, что его начальника недавно посадили по обвинению в хищении 131 млн. рублей) в рекламные агентства пришел приказ разместить именно на этих щитах «социальную» рекламу — программу популяризации большого тенниса. Какой цинизм! Заодно всему рекламному сообществу показали, чего стоит их независимость.

И вот это неприкрытое хамство, демонстрация всевластия городских чиновников, конечно, действует на людей безотказно. Раз людям всеми средствами объясняют, что от них ничего не зависит, они и не пойдут ни на какие выборы. Из этого же ряда средств дискредитации выборов и отказ в регистрации некоторым оппозиционным кандидатам. Власть и КПРФ рада бы отсечь, да только масштаб скандала сразу лишит выборы последней видимости легитимности.

Из всех сил, участвующих в этих выборах, только коммунисты прилагают усилия, чтобы привлечь народ на избирательные участки. Мы так и говорим: не хотите, чтобы чиновники снова сами себя переизбрали — приходите и голосуйте сами, как совесть подскажет. А призыв «отверженной» оппозиции к бойкоту выборов — это или глупость, или измена. Ведь чиновникам только того и надо, чтоб протестный электорат дома остался. Тогда «ЕР» наберет хороший процент, Лужков отчитается в Кремле о победе и, возможно, ему еще дадут некоторое время порулить.

«СП»: — А вам, Михаил Геннадьевич, как видится расклад сил?

Михаил ДЕЛЯГИН: — Абсолютное большинство получит «Единая Россия». Просто потому, что ей положено, это признак лояльности региональных властей федеральному центру. Если «ЕдРо» получит не очень много, будут сделаны оргвыводы. Не будем забывать, что назначение глав регионов теперь проводится так, что население не имеет к этому практически никакого отношения.

Потом, полагаю, в Мосгордуму категорически не будет допущено «Яблоко», это связано с личными отношениями руководителей «Яблока» с московскими властями. Единственный, кто бы из «Яблока» мог бы попасть в Мосгордуму — это Бунимович, по одномандатному округу. Это тот редкий случай, когда человек пользуется огромным уважением и москвичей, и московских властей.

Думаю, будет иметь маленькую фракцию КПРФ. Такую же фракцию, возможно, составит ЛДПР. Во-первых, ЛДПР совершенно лояльна, во-вторых, нужна как постоянная иллюстрация, что «Единая Россия» — далеко не худшая партия.

«СП»: — Как вам, кстати, Жириновский в роли «паровоза»?

Михаил ДЕЛЯГИН: — Жириновский в очередной раз продемонстрировал репутацию единственного в России политика. Его реклама «Только ЛДПР или терпи дальше» - это попадание в яблочко. Это именно то, что испытывают люди, и если бы это была немного другая партия, за нее, действительно, отдали бы много голосов. Хотя это — с моей точки зрения — никоим образом не повлияло бы на официальные результаты выборов.

Я видел только одну разбитую витрину с плакатом «Все зависит от Мосгордумы, а Мосгордума зависит от москвичей». Отсюда вывод, что население относится к выборам равнодушно.

Под пятой бюрократа

«СП»: — Попробуем отвлечься от чистой политики. Тем более, в полном соответствии с доктриной Карла Маркса, в основе политики лежит экономика. На каких болевых точках набирают голоса нынешние кандидаты в депутаты, какие проблемы сильнее всего «достали» москвичей? Спросим об этом у Владимира Микеды, председателя московского отделения общероссийской организации «Деловая Россия».

Владимир МИКЕДА: — Первая проблема, которая приходит на ум — это ситуация на дорогах. Например, проблема парковки. Нет перехватывающих стоянок, чтобы люди могли, приезжая из загорода, оставить свой автомобиль в пределах третьего кольца, а за покупками ехать уже на метро. Не отработаны полосы для общественного транспорта, как это сделано, например, в Лондоне.

Проблема коррупции очень остро стоит в Москве, как, впрочем, и по всей стране. Наше общество склонно к коррупции, но никто с этим всерьез не борется. Отдельные меры декларируются, но особого результата не приносят. Законами эту проблему не решить, здесь нужно перестраивать сознание населения, чтобы в обществе почетно было быть честным, а не вором.

Но главная проблема Москвы и России — это кризис. Мне не понятно, почему наша страна, где есть такой необеспеченный внутренний спрос, участвует в мировом кризисе, связанном с избытком потребления. Ведь нам можно просто включить печатный станок и напечатать рублей столько, сколько нам нужно для обеспечения потребительского спроса населения. И инфляция от этого не вырастет — она больше растет из-за постоянного повышения государственных тарифов. Но это, к сожалению, вопрос не к руководству города, а к правительству страны.

«СП»: — Вижу, секретарю ЦК КПРФ есть что добавить…

Леонид КАЛАШНИКОВ: — Московские проблемы просто вопиют, и я не вижу серьезных попыток их решения со стороны власти. Во-первых, это дикое социальное расслоение. Наверное, ни в одном городе мира нет такой разницы между доходами самых богатых и самых бедных — 42 раза! На Западе безопасным считается разрыв в 8−10 раз, а дальше — уже призрак революции. Но наш народ терпелив. В Москве это проявляется так: город все больше подстраивается под своих малочисленных богатых жителей, а бедному большинству все труднее выживать в дорожающем городе.

Во-вторых, нет никакой вменяемой стратегии развития Москвы. За годы нефтедолларового «процветания» Москва превратилась в огромный офис, профессия менеджера по продажам чего-нибудь стала самой распространенной. Но вот схлынул денежный поток, и оказалось, что Москва сама уже почти разучилась деньги зарабатывать, привыкла к посредническим легким заработкам. Падение производства в Москве — в два раза больше, чем в среднем по России. Кризис резко обнажил этот перекос в московской экономике. Науку и промышленность в Москве свернули якобы за ненадобностью, превратили миллионы ученых и высококвалифицированных рабочих в мелких торговцев, и при этом имеют наглость что-то говорить об инновационном пути развития. Да кто же будет эти инновации создавать, банковские клерки и рыночные продавцы?

Москва потеряла существенную часть бюджета, чуть ли не треть, именно потому, что ее бюджетные доходы наполовину состояли из налогов сырьевых компаний. А тот огромный бюджет, который формировался до кризиса, при нынешней власти тоже был как не в коня корм. Ведь ни одна проблема не решалась: цены на жилье заоблачные, дороги забиты, детских садов и поликлиник не хватает. Одна из самых серьезных угроз — состояние ЖКХ, износ коммунальных сетей. Деньги московских налогоплательщиков уходили куда угодно, на разные дурацкие проекты вроде строительства аэропортов в городах России. А насущные проблемы типа замены изношенных сетей финансировались по остаточному принципу. Страшно подумать, что происходит с ремонтом сетей в кризис.

О коррупции тут уже говорили, но мне хочется акцентировать вот какой момент. Дело не только в том, что чиновники доят бизнес, а платит за это простой потребитель, потому что бизнес закладывает свои коррупционные потери в цену продукта. Кстати, в строительстве это наиболее заметно. Но еще важнее, что в стоимость любых городских проектов тоже закладывается изрядная коррупционная составляющая. Поэтому у нас километр Третьего кольца стоит 10−12 млн. долларов, а в Европе километр крутейшего автобана — 3−5 млн. А километр Четвертого уже будет стоить дороже километра адронного коллайдера со всей его электронной начинкой. Понимаете? Это те самые деньги, которых не хватает на замену труб, детсады, доплаты пенсионерам до нормального уровня жизни. Коррупция — это черная дыра, куда уходят жизненные силы города.

«СП»: — Проблемы понятны. Хотелось бы еще знать, как их решить. А вы как считаете, Михаил Геннадьевич, какие темы сегодня наиболее злободневные в Москве?

Михаил ДЕЛЯГИН: — Прежде всего, ухудшение экономического положения в результате кризиса. Огромные массы людей потеряли работу, в Москве в том числе. Второе — это рост преступности, связанный с тем, что гастарбайтеры потеряли работу, им нечего делать. Рост преступности не такой, как я ожидал осенью 2008 года, благодаря — надо отдать должное — действиям московских властей. Но рост преступности имеет место.

Ну, и последнее — фронтальное наступлению бюрократии на права москвичей.

«СП»: — В чем конкретно это появляется?

Михаил ДЕЛЯГИН: — Это и вновь активизировавшиеся бандитские нападения эвакуаторов на автомобили москвичей. Это и безумный рост коммунальных тарифов, и чудовищные пробки, которые никто даже не пытается регулировать.

Можно еще вспомнить захват здания российского государственного Социального университета. Можно вспомнить огромный страх перед московской милицией, которую в ряде случаев бояться больше, чем преступников.

Москва стала городом, в котором очень тяжело и очень неуютно жить. И если москвичи очень долго помнили, что это Лужков спас Москву от чубайсовской приватизации (и это правда), то к настоящему моменту эти старые заслуги Лужкова прочно забыты, и помнят, скорее, нынешние недостатки. Причем, недовольство достаточно серьезное.

«СП»: — Скажите, а Мосгордума на вашей памяти принимала какие-то ключевые решения по городской проблематике?

Михаил ДЕЛЯГИН: — Слушайте, это дурной анекдот, что ли?! Какие решения принимала Мосгордума? Я москвич, но ни про одно решение МГД не слышал никогда. Кроме, разве что решения ввести «комендантский час» для детей. «Комендантский час» Мосгордума вводила, но никто на него, по-моему, внимания не обращает — и правильно делает!

Финита ля комедия

«СП»: — Попробует заглянуть в будущее и разобраться, какими будут итоги этих выборов. К нам присоединился Никита Кричевский, научный руководитель Института национальной стратегии, поэтому начнем с него. Никита, с точки зрения экономики, какая перспектива у Москвы?

Никита КРИЧЕВСКИЙ: —  Москва уже на протяжении десяти лет живет в кредит. Долг столицы с учетом последних планируемых заимствований на 2010 год составит примерно 400 млрд. рублей. Это, естественно, отражается на бюджете и не в лучшую сторону. В будущем придется уменьшить дефицит бюджета и параллельно увеличить траты на выплату процентов.

Надо понимать, у столичного правительства нет другого выхода, пока Москвой управляет команда Юрия Михайловича Лужкова. Для них это шаг в верном направлении. Если бы пришла другая команда и условия, например, бюджетных расходов уменьшились, то вполне вероятно, что и дефицита бы не было, и к внешним займам прибегать бы не пришлось.

Тогда можно было бы пойти другим путем, более правильным. Провести ревизию основных статей расходов, понять, что по многим из них коррупционная составляющая доходит до 40%. И, исходя из этого, просто сократить расходы.

Вывод здесь напрашивается такой: нынешняя стратегия Юрия Лужкова в следующем году позволит относительно безболезненно пережить кризис, а в перспективе — это существенно увеличит долговую нагрузку на бюджет. Но где потом правительство Москвы будет искать деньги, чтобы отдать долги, непонятно. Так что настоящая беда наступит потом. Но к тому времени команда Юрия Лужкова уже уйдет, и решать проблемы будут совсем другие люди.

«СП»: — Стоп, это ключевой момент. Команда Лужкова уходит, оставляя новой команде в наследство кучу долгов. Получается, нынешнему корпусу депутатов городского парламента придется работать уже с новой командой городской администрации? Как это отразится на результатах выборов в городской парламент? Ваше мнение, Михаил Геннадьевич?

Михаил ДЕЛЯГИН: — Результатом выборов будет еще один фарс, еще один спектакль. Строго говоря, результатом выборов будет назначение. Откровенно фарсовый характер этих выборов будет использован против Лужкова.

Даже в Чечне не было ситуации, когда личную подпись человека объявляли фальшивой. Но, похоже, выборы в Москве и в Чечне проходят по одной модели. Не знаю, означает ли это, что следующим мэром Москвы будет господин Кадыров, но судя по тому, как чувствуют себя в Москве представители некоторых кавказских народов, которые устраивают стрельбу на улицах, и чувствуют себя нормально…

Понимаете, идет чудовищная дискредитация Лужкова и его бюрократии, и это будет использовано определенными силами. Проблема в том, что Москву нужно не только грабить, ею нужно управлять. А людей, способных управлять, у правящей бюрократии, по-видимому, очень мало.

Может быть, новым мэром Москвы будет Собянин — не знаю. Но здесь еще идет столкновение за Мосгордуму. Судя по всему, именно этот состав МГД будет одобрять сменщика Лужкова, и Лужков надеется, что можно будет поторговаться, если это будет его Мосгордума. Ну а федеральные власти, соответственно, думают, что если загонят туда побольше своих, торговаться и не придется.

«СП»: — А можно прогноз, какой все же будет эта неподконтрольная Лужкову часть депутатов, Александр?

Александр КЫНЕВ: — Я почти уверен, что на втором месте, как в 2005 году, останется КПРФ. Она, на мой взгляд, ведет наиболее качественную системную кампанию, у нее достаточно ровный список, и целый ряд вполне сильных лидеров. Более того, мы знаем, что есть закономерность выборов последних лет, когда население крупных городов голосует за оппозицию существенно выше, чем население малых городов и городов периферии.

Это связано с изменением социально-экономических причин, с обновлением самой компартии.

«СП»: — Компартия стала интереснее, ярче?

Александр КЫНЕВ: — Типичный, средний кандидат от коммунистов стал совсем другим за это время. Известен факт, что самый высокий процент проголосовавших за КПРФ был на участке при МГУ — это индикатор.

Итак, коммунисты будут вторыми. Что касается третьего места, из списка следует, что там должны быть эсеры. Там достаточно сильные кандидаты, люди, имеющую личную известность в определенных районах города, с которыми связаны определенные группы московского общества. В этом смысле у эсеров имеется определенный стартовый капитал, который должен обеспечить им преимущества. Кроме того, за эсеров проголосуют те, кто раньше голосовал за различные демократические блоки.

Что касается самой кампании эсеров, ее качество в Москве я бы оценил невысоко. Она малоактивна и ее мало видно. Лозунги, которые в ней используются, конечно, никого никуда не мобилизуют. Абстрактные призывы «За справедливость» — это призывы не о чем. В этом смысле кампания, ее плакаты, носит традиционно бездарный характер.

«СП»: — А остальные партии?

Александр КЫНЕВ: — Понятно, что «Патриоты России» не проходят ни при каком варианте. А вот ЛДПР и «Яблоко» прекрасно понимают, что их прохождение зависит от качества их избирательной кампании. В последнюю неделю они активизировались, появилось большое количество агитации от ЛДПР. Партия удачно пользуется ситуацией в районах, прилегающих к Черкизовскому рынку, используя недовольство мигрантами. Актуализация проблемы рынков под выборы может сыграть на ЛДПР, и шансы на успех у ЛДПР есть. Как, впрочем, и у «Яблока».

"Яблоко" понимает, что если ничего не делать, оно не наберет точно. При том, что лично к Митрохину и Бунимовичу мэр личной антипатии не имеет, но и помогать не будет. Здесь спасение утопающих — дело их же рук. Поэтому кампания «Яблока» также активизировалась, появились листовки. При этом, качество ее немного лучше, чем в 2005-м, когда она была совсем уж страшная. Поэтому вопрос прохождения «Яблока» остается открытым, но я бы оценил их шансы выше, чем на начало августа.

В принципе, чем больше результативных голосов будет у оппозиции. Тем больше она мандатов получит — неважно, коммунисты или «яблочники». Тем меньше мандатов будет у «Единой России». Более того, есть гипотетический вариант, оппозиция сможет выиграть один-два одномандатных округа. Наиболее вероятные победители здесь — Хованская и Губенко.

«СП»: — Леонид Иванович, ваше заключительное слово!

Леонид КАЛАШНИКОВ: — Мне кажется, всем уже очевидно, что власть в городе пора менять. Хорошо бы, чтобы это сделали сами москвичи, придя на избирательные участки. Не дожидаясь, пока из Кремля нам пришлют какого-нибудь очередного «питерского».

"СП": — Попробуем сделать выводы. Московская власть добилась своего: выборная кампания проходит в тени, и выбирать нам, рядовым избирателям, особо не из кого. Но мы на выборы 11 октября пойдем, просто чтобы сыграть против господ с Тверской, 13. Чего и вам желаем. Чем выше будет наша явка, тем сильнее мы спутаем карты функционерам из партии власти. И это, похоже, то немногое, что мы еще можем сделать на этих выборах.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня