18+
суббота, 21 января
Политика

«Правое дело» рискует не справить даже первого дня рождения

Обзавестись электоратом так и не получилось, зато между собой поругались сопредседатели

  
4

«Правое дело» трещит по швам. Один из трех лидеров партии, Борис Титов, предложил двум другим коллегам-сопредседателям сложить с себя полномочия. Титов, кроме того, считает, что Федеральный политсовет должен созвать внеочередной съезд, на котором следует решить вопрос об изменении структуры руководства «Правым делом».

Иначе, предрекает Титов, крах партии неминуем, и первый день рождения (скоро «ПраДе» исполняется год) может запросто стать последним.

По Титову выходит, что три сопредседателя действуют, как персонажи известной басни Крылова — тянут в разные стороны, оставляя партийный воз на месте. «Наша короткая история показывает: „триумвират“ не работает. Три сопредседателя легко договариваются о том, чего делать не надо, но о том, что надо делать — так ни разу и не договорились», — бичует коллег Титов.

Значит ли это, что короткая и бойкая песенка «Правого дела» спета?


Ирина Хакамада: Бизнесу в партии оказалось не слишком удобно

Вот что думает по поводу происходящего экс-член политсовета СПС — предшественницы «Правого дела» — Ирина Хакамада.

«СП»: — Ирина Муцуовна, почему пошли трения в «Правом деле»?

 — Две организации — «СПС» во главе с Гозманом, и «Деловая Россия» с Титовым — по корням происхождения, целям и методам работы абсолютно разные. «СПС» привыкла быть политической силой, пусть даже комфортной, но со своими амбициями. А «Деловая Россия» с Титовым была лоббистская общественная организация представителей среднего бизнеса. Она привыкла не выступать с политическими лозунгами, а аккуратно лоббировать интересы по снижению налогов. Конечно, на конфликт они были обречены.

«СП»:  — Для чего же они год назад объединились, на что они надеялись?

 — Объединились потому, что было указание сверху. Кремль решил создать что-то тихое, правое, комфортное, и порушить другие правые организации. Пусть слабые, но все равно неприятные. Когда «СПС» и «Деловая Россия» почувствовали ресурсы под такое объединение, они решили, что займут нишу либеральной ручной оппозиции, и пройдут в парламент. Прагматичная цель, в рамках ручной демократии — для них.

«СП»:  — Но не сложилось?

 — Не сложилось пока, да. Но у Кремля все сложилось. Они зарегистрировали слабых игроков — «Яблоко» и «Правое дело», и теперь эту нишу никто занять не может. У Кремля все получается.

«СП»:  — Но цель-то была — парламент. Почему сейчас, когда она еще не достигнута, в партии возникает внутренний раскол. Уж как-то дотерпели бы, и занялись дележкой. Сейчас-то чего делить?

 — Думаю, это связано с тем, что сейчас идет кампания по выборам в Мосгордуму. И те, кто в ней участвуют — пусть «Правое дело» не зарегистрировали — поливают Лужкова. Бизнесу это не очень удобно, вот Титов и делает такие заявления.

«СП»:  — То есть это — буря в стакане?

 — Да, потому что бизнес идет в политику чаще всего решать свои задачи.

«СП»: — На ваш взгляд, у «Правого дела» какой путь, и есть ли он вообще?

 — Ну, путь у них один. Они будут вариться в собственном соку, будучи зарегистрированной партией. И бороться, кто кого перетянет: «Деловая Россия», например, без Титова, или все-таки Гозман. Вот и все. Но регистрация есть, поэтому они будут трепыхаться.

«СП»: - Но в конечном итоге, вы считаете, будет один лидер?

 — Думаю, да, с сопредседательством у них пока не получается. Это вообще редко получается.


Андрей Богданов: Выиграть мартовские выборы — или обоср. ться

Не спешит хоронить «Правое дело» и один из основателей партии, формально рядовой член ее московской организации, экс-кандидат в президенты России Андрей Богданов. Хотя считает, что партию надо переименовать в «Правую Россию».

 — Я бы не сказал, что партия кончается. Есть много членов партии, региональные организации — все работает и действует. Я бы посоветовал нашим сопредседателям перестать заниматься обливанием грязью друг друга, а плотно поучаствовать в мартовских выборах. В марте в регионах проходит много избирательных кампаний в местные парламенты. Я считаю, каждому сопредседателю надо взять себе по региону, возглавить списки, и провести в региональные парламенты депутатов.

Это будет настоящим делом, с одной стороны. С другой — каждый сможет показать свой электоральный ресурс, насколько люди воспринимают его в регионах. Чтобы на основании этих результатов претендовать на лидерство в партии, на лидерство в списке партии на выборах в Госдуму-2011.

«СП»: — Почему получилось, что на выборах в Мосгордуму партии не видно?

 — Сопредседатели грызлись между собой и не договорились. Московская организация единогласно предложила свою тройку. С ее составом не согласился каждый сопредседатель в отдельности, поэтому список не пошел.

«СП»: — Вы считаете, партия пробьется в Госдуму?

 — Я уверен в этом. Это покажут мартовские выборы. Если на них партия потерпит поражение, сопредседатели будут сами вынуждены уйти — по собственному желанию. Так, прошу прощения, обоср… ться и не уйти — будет ниже их достоинства.


Алексей Макаркин: Дееспособность и электоральные возможности очень сомнительны

Мы попросили прокомментировать ситуацию вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина:

 — Скоро ли умрет партия — не знаю. Партия может существовать и в достаточно плачевном состоянии. Существуют ведь «Патриоты России», «Яблоко». Но электоральные возможности «Правого дела», действительно, очень сомнительны. С самого начала была недееспособной конструкция трех сопредседателей.

Плюс к тому, имелся целый ряд других узких мест. Например, в московском отделении партии ключевую роль играет Андрей Богданов, бывший лидер Демократической партии России. У большинства эспеэсовцев, понятно, отношения с ним плохие. Богданов был для них «спойлером» в 2007 году. Но что делать, если московское отделение «Правого дела» создано на базе ДПР?!

Кремль патронировал «Правое дело», что и обусловило все эти моменты. Например, московское отделение было организовано таким способом, думаю, для того, чтобы не иметь даже ситуационных коалиций с «оранжевыми». Если надо было сделать так, чтобы партия не находилась в вертикальной оппозиции, — задача выполнена. Если же ставилась задача электоральных результатов, политического продвижения — с таким составом она не могла быть выполнена.

Те же противоречия в ситуации с Чичваркиным. Партия, по идее, должна защищать своего. Но в то же время, Чичваркин находится в конфликте с государством. И если партию патронирует Кремль, партия не может активно участвовать в защите.

Потом, факт, что Кремль патронирует «Правое дело» не означает, что он отказался от своих главных политических ставок. А основная ставка — это «Единая Россия». Когда сопредседатель «Правого дела» Титов попытался аффилировать «Деловую Россию», которую он возглавлял, с правыми, он практически сразу потерял руководство в «ДР». Потому что «ДР» может быть, по идеологии Кремля, близка только к «Единой России».

У Кремля есть и вторая партия — «Справедливая Россия». Так что, если говорить о «Правом деле», она в этой очереди только третья, и никаких эксклюзивных ставок на нее не делалось. Ей позволили сформироваться, она была зарегистрирована — но не более того.

У партии нет даже иммунитета снятия с выборов. Выборы в Мосгордуму это показали: вроде бы системных правых снимали так же активно, как внесистемную «Солидарность». А история Чичваркина показала, что у бизнесмена, который вошел в руководство партии, нет иммунитета. А тогда какие стимулы для членства?!

Понятно, с такими характеристиками партия практически сразу оказалась в кризисе. Честолюбивые регионалы в нее не идут. Если им не досталось места в «Единой России», они будут делать карьеру через эсеров, может быть, даже через ЛДПР, но не через правых.

Я даже не знаю, как изменить ситуацию. Если ввести институт единства председателя, в партии будет раскол. Если дистанцироваться от Кремля, партия может потерять даже те слабые возможности, которые у нее есть.

Стать партией Медведева — наверное, такой вариант был бы возможен, если бы у «Правого дела» была своя электоральная база. Но ее нет.

Наше либеральное сообщество довольно большое. Но умеренные его представители давно вошли в «Единую Россию». Радикальные находятся во внесистемной оппозиции. В первую очередь — в «Солидарности». Для них правые — слишком прокремлевский проект, тогда как для умеренных — недостаточно кремлевский. Сходные процессы и среди потенциальных избирателей.

В любом случае, Медведев в первую очередь будет опираться на «Единую Россию», которая консолидировала элиту.

Правые проходили у нас в Думу только в 1999 году, когда вошли в союз с Кремлем. Кремлю нужно было тогда максимально ослабить блок «Отечество — Вся Россия», и правые получили максимум возможностей в СМИ. Сейчас у них нет и подобия таких возможностей.

Поэтому перспективы партии довольно сомнительные.

Фото [*]

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня