Политика

«Правое дело» рискует не справить даже первого дня рождения

Обзавестись электоратом так и не получилось, зато между собой поругались сопредседатели

  
5

«Правое дело» трещит по швам. Один из трех лидеров партии, Борис Титов, предложил двум другим коллегам-сопредседателям сложить с себя полномочия. Титов, кроме того, считает, что Федеральный политсовет должен созвать внеочередной съезд, на котором следует решить вопрос об изменении структуры руководства «Правым делом».

Иначе, предрекает Титов, крах партии неминуем, и первый день рождения (скоро «ПраДе» исполняется год) может запросто стать последним.

По Титову выходит, что три сопредседателя действуют, как персонажи известной басни Крылова — тянут в разные стороны, оставляя партийный воз на месте. «Наша короткая история показывает: „триумвират“ не работает. Три сопредседателя легко договариваются о том, чего делать не надо, но о том, что надо делать — так ни разу и не договорились», — бичует коллег Титов.

Значит ли это, что короткая и бойкая песенка «Правого дела» спета?


Ирина Хакамада: Бизнесу в партии оказалось не слишком удобно

Вот что думает по поводу происходящего экс-член политсовета СПС — предшественницы «Правого дела» — Ирина Хакамада.

«СП»: — Ирина Муцуовна, почему пошли трения в «Правом деле»?

 — Две организации — «СПС» во главе с Гозманом, и «Деловая Россия» с Титовым — по корням происхождения, целям и методам работы абсолютно разные. «СПС» привыкла быть политической силой, пусть даже комфортной, но со своими амбициями. А «Деловая Россия» с Титовым была лоббистская общественная организация представителей среднего бизнеса. Она привыкла не выступать с политическими лозунгами, а аккуратно лоббировать интересы по снижению налогов. Конечно, на конфликт они были обречены.

«СП»:  — Для чего же они год назад объединились, на что они надеялись?

 — Объединились потому, что было указание сверху. Кремль решил создать что-то тихое, правое, комфортное, и порушить другие правые организации. Пусть слабые, но все равно неприятные. Когда «СПС» и «Деловая Россия» почувствовали ресурсы под такое объединение, они решили, что займут нишу либеральной ручной оппозиции, и пройдут в парламент. Прагматичная цель, в рамках ручной демократии — для них.

«СП»:  — Но не сложилось?

 — Не сложилось пока, да. Но у Кремля все сложилось. Они зарегистрировали слабых игроков — «Яблоко» и «Правое дело», и теперь эту нишу никто занять не может. У Кремля все получается.

«СП»:  — Но цель-то была — парламент. Почему сейчас, когда она еще не достигнута, в партии возникает внутренний раскол. Уж как-то дотерпели бы, и занялись дележкой. Сейчас-то чего делить?

 — Думаю, это связано с тем, что сейчас идет кампания по выборам в Мосгордуму. И те, кто в ней участвуют — пусть «Правое дело» не зарегистрировали — поливают Лужкова. Бизнесу это не очень удобно, вот Титов и делает такие заявления.

«СП»:  — То есть это — буря в стакане?

 — Да, потому что бизнес идет в политику чаще всего решать свои задачи.

«СП»: — На ваш взгляд, у «Правого дела» какой путь, и есть ли он вообще?

 — Ну, путь у них один. Они будут вариться в собственном соку, будучи зарегистрированной партией. И бороться, кто кого перетянет: «Деловая Россия», например, без Титова, или все-таки Гозман. Вот и все. Но регистрация есть, поэтому они будут трепыхаться.

«СП»: - Но в конечном итоге, вы считаете, будет один лидер?

 — Думаю, да, с сопредседательством у них пока не получается. Это вообще редко получается.


Андрей Богданов: Выиграть мартовские выборы — или обоср. ться

Не спешит хоронить «Правое дело» и один из основателей партии, формально рядовой член ее московской организации, экс-кандидат в президенты России Андрей Богданов. Хотя считает, что партию надо переименовать в «Правую Россию».

 — Я бы не сказал, что партия кончается. Есть много членов партии, региональные организации — все работает и действует. Я бы посоветовал нашим сопредседателям перестать заниматься обливанием грязью друг друга, а плотно поучаствовать в мартовских выборах. В марте в регионах проходит много избирательных кампаний в местные парламенты. Я считаю, каждому сопредседателю надо взять себе по региону, возглавить списки, и провести в региональные парламенты депутатов.

Это будет настоящим делом, с одной стороны. С другой — каждый сможет показать свой электоральный ресурс, насколько люди воспринимают его в регионах. Чтобы на основании этих результатов претендовать на лидерство в партии, на лидерство в списке партии на выборах в Госдуму-2011.

«СП»: — Почему получилось, что на выборах в Мосгордуму партии не видно?

 — Сопредседатели грызлись между собой и не договорились. Московская организация единогласно предложила свою тройку. С ее составом не согласился каждый сопредседатель в отдельности, поэтому список не пошел.

«СП»: — Вы считаете, партия пробьется в Госдуму?

 — Я уверен в этом. Это покажут мартовские выборы. Если на них партия потерпит поражение, сопредседатели будут сами вынуждены уйти — по собственному желанию. Так, прошу прощения, обоср… ться и не уйти — будет ниже их достоинства.


Алексей Макаркин: Дееспособность и электоральные возможности очень сомнительны

Мы попросили прокомментировать ситуацию вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина:

 — Скоро ли умрет партия — не знаю. Партия может существовать и в достаточно плачевном состоянии. Существуют ведь «Патриоты России», «Яблоко». Но электоральные возможности «Правого дела», действительно, очень сомнительны. С самого начала была недееспособной конструкция трех сопредседателей.

Плюс к тому, имелся целый ряд других узких мест. Например, в московском отделении партии ключевую роль играет Андрей Богданов, бывший лидер Демократической партии России. У большинства эспеэсовцев, понятно, отношения с ним плохие. Богданов был для них «спойлером» в 2007 году. Но что делать, если московское отделение «Правого дела» создано на базе ДПР?!

Кремль патронировал «Правое дело», что и обусловило все эти моменты. Например, московское отделение было организовано таким способом, думаю, для того, чтобы не иметь даже ситуационных коалиций с «оранжевыми». Если надо было сделать так, чтобы партия не находилась в вертикальной оппозиции, — задача выполнена. Если же ставилась задача электоральных результатов, политического продвижения — с таким составом она не могла быть выполнена.

Те же противоречия в ситуации с Чичваркиным. Партия, по идее, должна защищать своего. Но в то же время, Чичваркин находится в конфликте с государством. И если партию патронирует Кремль, партия не может активно участвовать в защите.

Потом, факт, что Кремль патронирует «Правое дело» не означает, что он отказался от своих главных политических ставок. А основная ставка — это «Единая Россия». Когда сопредседатель «Правого дела» Титов попытался аффилировать «Деловую Россию», которую он возглавлял, с правыми, он практически сразу потерял руководство в «ДР». Потому что «ДР» может быть, по идеологии Кремля, близка только к «Единой России».

У Кремля есть и вторая партия — «Справедливая Россия». Так что, если говорить о «Правом деле», она в этой очереди только третья, и никаких эксклюзивных ставок на нее не делалось. Ей позволили сформироваться, она была зарегистрирована — но не более того.

У партии нет даже иммунитета снятия с выборов. Выборы в Мосгордуму это показали: вроде бы системных правых снимали так же активно, как внесистемную «Солидарность». А история Чичваркина показала, что у бизнесмена, который вошел в руководство партии, нет иммунитета. А тогда какие стимулы для членства?!

Понятно, с такими характеристиками партия практически сразу оказалась в кризисе. Честолюбивые регионалы в нее не идут. Если им не досталось места в «Единой России», они будут делать карьеру через эсеров, может быть, даже через ЛДПР, но не через правых.

Я даже не знаю, как изменить ситуацию. Если ввести институт единства председателя, в партии будет раскол. Если дистанцироваться от Кремля, партия может потерять даже те слабые возможности, которые у нее есть.

Стать партией Медведева — наверное, такой вариант был бы возможен, если бы у «Правого дела» была своя электоральная база. Но ее нет.

Наше либеральное сообщество довольно большое. Но умеренные его представители давно вошли в «Единую Россию». Радикальные находятся во внесистемной оппозиции. В первую очередь — в «Солидарности». Для них правые — слишком прокремлевский проект, тогда как для умеренных — недостаточно кремлевский. Сходные процессы и среди потенциальных избирателей.

В любом случае, Медведев в первую очередь будет опираться на «Единую Россию», которая консолидировала элиту.

Правые проходили у нас в Думу только в 1999 году, когда вошли в союз с Кремлем. Кремлю нужно было тогда максимально ослабить блок «Отечество — Вся Россия», и правые получили максимум возможностей в СМИ. Сейчас у них нет и подобия таких возможностей.

Поэтому перспективы партии довольно сомнительные.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня