Политика

Ирландия, Польша и Чехия играют на нервах Европы

Продвижение проекта «Евросоюз» оказалось под угрозой из-за маленьких, но «принципиальных»

  
7

В Ирландии проходит референдум по ратификации Лиссабонского договора о реформе ЕС (ЛД). От исхода голосования зависит, появятся ли у Евросоюза президент и министр иностранных дел, и продолжит ли расширяться блок.

В июне 2008 года ирландцы отвергли Лиссабонский договор: на референдуме против него высказались 53,4% избирателей, за — 46,6%. Последние социологические исследования позволили Дублину и остальным европейским столицам (за редким исключением) немного успокоиться. Лондонская Independent сообщает, что 55% респондентов поддерживают договор о реформе ЕС, 27% - против, а еще 18% пока не решили, как голосовать.

Кстати, Ирландия — не единственное препятствие на пути ратификации Лиссабонского договора. Проблемы возникли в Чехии и Польше, которые в свое время поддержали договор, но теперь хотят отыграть решение обратно.

Почему Лиссабонский договор так важен для Европы, рассуждает гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

«СП»: — Алексей Алексеевич, какие козыри даст договор ЕС?

 — Ирландия уже показала характер, отказавшись в свое время подписывать документы, которые бы ввели в действие евроконституцию. Последняя необходима Евросоюзу, чтобы нивелировать экономики стран, выправив ситуацию соответствующим образом.

«СП»: — Чего же ирландцы упираются?

 — Так называемые младшие страны Евросоюза подозревают, что старые члены ЕС, экономики которых серьезно влияют на весь инвестиционный климат в Европе, хотят таким образом подчинить мелкие национальные экономики, и чуть ли не создать новую колониальную систему. Это экономическая подкладка событий.

«СП»: — А политическая?

 — Политическая состоит в том, что есть страны, не заинтересованные в подписании европейской конституции, и вообще в развертывании проекта «Евросоюз». Прежде всего, это США, которые чувствуют, что у доллара растет очень серьезные конкурент — евро. Битва доллар — евро разворачивается как раз в таких мелких неприятных неожиданностях, связанных, например, с ирландским неподписанием.

Надо сказать, американские СМИ и лобби-группы, которые отстаивают интересы США, довольно эффективно действуют на европейском пространстве, и вносят разлад и раздор среди групп влияния Старого света, которые враждуют между собой не по-детски.

Помимо этого, существуют политические комплексы, которые свойственны малым национальностям, коими являются ирландцы, чехи, отчасти поляки — словом, страны, которые чувствуют свою ущербность в ЕС. Таким образом они доказывают свою значимость: мы сейчас проголосуем — Евросоюзу быть. А не проголосуем — не быть. В этой связи старые члены ЕС рассматривают такие «шалости» как детские. Но эти «шалости» имеют довольно серьезные экономические последствия. Поэтому вся Европа сейчас, действительно, довольно чувствительно относится к любым сомнениям относительно продвижения проекта «Евросоюз».

"СП": — Может ли ЕС подтолкнуть тех же ирландцев к нужному решению в ходе референдума?

 — Европейцы сами создали такую систему, что никакого реального воздействия на результаты голосования они не имеют. Нет механизма контроля. Потому что это — европейская демократия, со всеми вытекающими последствиями.

«СП»: — Польшу и Чехию удастся убедить действовать в нужном ключе?

 — Скорее всего, да, но для этого потребуются средства. Как известно, Польша и Чехия потеряли недавно ресурсы, которые они собирались сконцентрировать за счет размещения на своей территории элементов американской ПРО. Теперь у поляков и чехов возникла, так сказать, бюджетная дыра, которую необходимо залатать. Именно этим мотивируется такое непостоянство чешского и польского руководств.


Зачем ЕС Лиссабонский договор

ЛД содержит немало положений Конституции ЕС, проект которой в 2005 году забраковали на референдумах французы и голландцы. Его основная цель — сделать блок из 27 стран более сильным путем введения поста президента, который будет избираться на 2,5 года, должности министра иностранных дел, изменения процедуры принятия решений и расширения полномочий Европарламента.

Пока страны — члены союза по очереди в течение полугода возглавляли сообщество, и такая частая смена вызывала немало проблем как внутри блока, так и в его внешних отношениях. А наличие сразу трех политиков, отвечающих за иностранные дела — главы МИДа действующей страны — председателя Евросоюза, высокого представителя ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, а также комиссара ЕС по внешним связям, — порой сбивает с толку.

Еще одно немаловажное новшество — расширение сфер, в которых страны-члены смогут принимать решения не единогласно, а квалифицированным большинством голосов (его должны поддержать 55% государств, население которых в совокупности составляет не менее 65% от общееэсовского). Принцип консенсуса уже не раз играл злую шутку с Россией — достаточно вспомнить, как Польша и Литва блокировали начало переговоров о новом базовом соглашении с Москвой.

Успех ирландского референдума, кажется, почти обеспечен. Многие избиратели поверили гарантиям Брюсселя, что ратификация договора не изменит нейтральный статус их страны и никто не собирается вводить воинскую повинность в «армию ЕС», не узаконит аборты в католическом обществе, не приведет к потере рабочих мест.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Денис Денисов

Директор украинского филиала Института стран СНГ

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня