Вашингтон «не сливает» Анкару

Зачем Эрдоган пытается наладить отношения с Москвой

  
24426
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (Фото: AP/TASS)

Президент РФ Владимир Путин получил письмо от президента Турции Реджепа Эрдогана с извинениями за сбитый в ноябре 2015 года турецкими ВВС российский бомбардировщик. Так 27 июня заявил журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Позже, правда, появилась турецкая версия «извинений»: в послании турецкого президента не было слова «извините», было сказано «не взыщите», что официально подчеркнул пресс-секретарь Эрдогана Ибрагим Калын. Кроме того, эксперты обратили внимание на выступление Эрдогана в парламенте в тот же день, где он заявил, что — если бы факт «нарушения границы» повторился вновь, он поступил бы точно так же. Символичным можно называть и то, что опять же 27 июня суд города Измир изменил меру пресечения для Алпарслана Челика, ранее признавшегося в убийстве пилота Су-24, с заключения из-под стражи на подписку о невыезде. К слову, в самой Турции Челик обвиняется в незаконном хранении оружия.

Ситуацию немного сгладил премьер-министр страны Биналы Йылдырым, который позже заявил, что «мы (власти Турции) могли бы выплатить компенсацию в случае необходимости». Тем не менее российские СМИ и часть экспертного сообщества расценили такой шаг Эрдогана как крайне позитивный. Желание Анкары помириться с Москвой они объясняют ее конфликтом с Вашингтоном, который в последнее время якобы пытается турок «слить».

Да, не стоит отрицать, что сегодня президент Турции во всех мировых СМИ представлен злодеем, с которым никто не может совладать. Вот и Барак Обама в интервью американскому журналу Atlantic недавно назвал Эрдогана человеком, «не оправдавшим надежды, неудачником и авторитарным лидером».

Читайте также

Политика Эрдогана, прежде всего, привела к катастрофе в самой Турции. Нынешний масштаб разрушений на юго-востоке страны можно сравнить с тем, что был в худшие дни мятежа Рабочей партии Курдистана в 1990-х годах. Также турецкий президент сильно промахнулся с Сирией — до вмешательства РФ в сирийских конфликт у турок была масса возможностей, например, под предлогом защиты беженцев создать желаемую буферную зону между приграничными городами Азаз и Джераблус — как для предотвращения соединение между собой курдских кантонов, так и для беспрепятственного снабжения оппозиции. Но сегодня Анкара не может напрямую ввести военный контингент в приграничный «карман», поскольку такой сценарий грозит обернуться как минимум региональной войной. Поэтому Турция вынуждена поддерживать суннитские радикальные группировки — вплоть до того, что вводит в их состав свой спецназ.

Комментируя тему так или иначе связанную с политикой Анкары, аналитики подчеркивают, что турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган умудрился испортить отношения практически со всеми своими соседями и союзниками, в том числе по блоку НАТО. С Европой он рассорился из-за потока беженцев, которым манипулирует, чтобы выбить из Евросоюза деньги на их содержание, а с США — вроде из-за того, что Вашингтон, делая ставку на курдов, не учитывает интересы Анкары. Ведь Соединённые Штаты борются с «Исламским государством» * с помощью боевых отрядов YPG сирийской партии «Демократический союз», аффилированной с РПК, что по сути — красная «тряпка» для Эрдогана, поэтому он и жаждет союза с Москвой.

«Хьюстон, у нас проблема» — этой известной фразой командира космического корабля «Апполон-13» характеризует нынешний трек американо-турецких отношений член Фонда защиты демократий (Foundation for Defense of Democracies) Джон Ханна на страницах Foreign Policy. Однако на Западе никто не хочет признавать простую вещь: Эрдоган ведет себя так, как ему позволяют. И было бы странно, если бы европейцы занимали более жесткую позицию по Турции, чем США. А какую на самом деле позицию занимает Вашингтон в стратегической перспективе? «Сливает» ли Обама Эрдогана?

Будем говорить прямо: Соединенным Штатам не нужна сильная Турция, и не только потому, что так ею будет легче управлять. Доказательств версии о том, что проект «халифат» разрабатывался в отделах американской RAND Corporation, нет и вряд ли будет. Но даже нашумевшая карта «Нового Ближнего Востока» подполковника РУМО Ральфа Петерса и разделенная в ней на части Турция заставляет задуматься. Кстати, в 2006 году сами американцы назвали карту «игрой ума» отставного офицера разведведомства Минобороны. Однако сегодня, как видно, ситуация в регионе развивается именно по обозначенным «границам крови». И в этом смысле неоосманские замашки нынешнего руководства Турции выгодны Штатам: те — саморазрушаются. Такой игрок на политическом поле удобен в достижении собственных целей: на публике можно сколько угодно его порицать и обвинять в «геополитических неудачах», а в случае чего — осадить, тем более рычагов воздействия предостаточно. Одним из них может стать, например, прямая военная помощь официально запрещенной в США Рабочей партии Курдистана — соответствующие контакты американцев не раз фиксировались. Так что на фоне Анкары Вашингтон сегодня действительно выглядит борцом с терроризмом.

Но есть еще момент, на который следует обратить внимание. Показное недопонимание в политическом диалоге Анкары и Вашингтона не мешает им координировать свои действия по Сирии. Так что наивно полагать, что решение об атаке российского фронтового бомбардировщика Су-24М турецкие власти принимали самостоятельно. Тезис о причастности США к этому инциденту особо не раскручивался даже в российских СМИ — надо думать, по политическим соображениям. Однако вопросы к Штатам все равно имеются, несмотря на то, что они кажутся вроде как надуманными. Во-первых, что имел в виду госсекретарь США Джон Керри 17 ноября, когда сказал, что США начинают совместную операцию с Турцией, дабы «полностью взять под контроль северную границу Сирии»? Во-вторых: для чего США предварительно перебросили на авиабазу Инджирлик не только штурмовики, но и истребители F-15С, если у ИГ нет авиации? В-третьих: не участвовали ли в наведении на российский самолет турецких истребителей американские «приборы»? Увы, на эти вопросы прямых и честных ответов никто не даст. Но со стороны ситуация выглядит так, что конфликт произошел исключительно между Москвой и Анкарой, а Вашингтон здесь «рядом не стоял» — хотя инцидент был выгоден в том числе, а может быть, и прежде всего США. Потому, что, вспомним, после него Москва начала более внимательно разграничивать сирийскую оппозицию и перестала рапортовать об авиаударах по ИГ, когда они по «халифату» не наносились.

И, пожалуй, самое важное в данной теме вот что. Лавируя между курдами и турками, США все-таки учитывают интерес Анкары в сирийском вопросе. Вообще складывается впечатление, что транзитный город Азаз, и в целом провинция Алеппо, которую Турция считает своей территорией, а также Идлиб отданы американцами в распоряжение турок. Кстати, курды не раз озвучивали план Анкары: под видом борьбы вытеснить с ИГ и «ан-Нусру» ** из Азаза и Джераблуса и ввести туда сухопутные войска. Без турецкой поддержки боевиков ситуация в вышеназванных провинциях давно бы изменилась в пользу Асада. А этого никто из поддерживающих оппозицию стран допустить не может. Сейчас курдско-арабский альянс «Демократические силы Сирии» ведет тяжелые бои за Манбидж с прицелом на последующий выход к Джераблусу, а затем и к Азазу.

Но если курды закроют границу, то подпитку из Турции перестанут получать не только «ан-Нусра» и ИГ, внесенные в террористический список ООН, но и «умеренные» группировки, поддерживаемые в том числе Пентагоном и ЦРУ. Скорее всего, уже имеются договоренности между курдами, американцами и турками по поводу будущего Азаза. Так, недавно появилась любопытная информация о том, что США удалось усадить за стол переговоров власти Турции и представителей РПК.

Портал BasNews сообщил, что встреча была организована на военной авиабазе Инджирлик в Турции под руководством командующего войсками США на Ближнем Востоке Джозефа Вотеля — того самого генерала, который в конце мая приезжал в Сирийский Курдистан. В результате стороны вроде как заключили следующее соглашение: партизаны РПК должны отступить из курдских городов на юго-востоке Турции в горы, а турецкое правительство позволит «Демократическим силам Сирии», костяк которых составляют отряды YPG, контролировать районы на западе реки Евфрат в северной Сирии. Если эта информация правдива, то все равно она не означает, что боестолкновения между турками и курдами прекратятся. Просто тогда турки могут прекратить отвлекать сирийских курдов от наступления на позиции ИГ, как они это делали, например, повышая уровень воды в реке Евфрат во время захвата ГЭС Тишрин или внедряя очередной отряд подконтрольных турецкой разведке MIT туркоманов в состав ИГ, что уже было в городе Мареа.

Читайте также

Таким образом, на сегодняшний день у турок есть возможности помешать планам Вашингтона по Сирии, но сильно конфликтовать с американцами они точно не будут. Однако учитывая весьма изменчивую политику Штатов, Эрдогану требуется определенная подстраховка, чтобы не допустить возникновение курдской государственности. Отсюда — и его попытки наладить сильно испорченные отношения с Россией, которая пусть и осторожно, но оказывает поддержку сирийским курдам, и при этом выступает за целостность Сирии. Позиция Дамаска и Тегерана в отношении любой формы курдской автономии — крайне негативная. И в этом плане интересы Анкары и просирийской коалиции сходны.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня