18+
суббота, 22 июля
Политика

Елена Панфилова: Теперь можно бороться с коррупцией. Если этого кто-то захочет

Национальный план президента России по противодействию коррупции заставил силовиков зашевелиться, но не более того

  
27

Госдума обсуждает сегодня ход реализации Национального плана президента по противодействию коррупции (www.kremlin.ru) с представителями силового блока правительства РФ и руководством Генпрокуратуры.

Рашид Нургалиев, выступая в Госдуме, заявил, что МВД России продолжит активную борьбу с коррупцией на всех уровнях власти. Министр отметил, что за прошедший год число коррупционных преступлений, выявленных в стране, возросло на 11,4 проц, в том числе фактов взяточничества — на 7,7 проц.

Генеральный прокурор Юрий Чайка сообщил, что за первое полугодие 2009 года из органов прокуратуры были уволены 73 сотрудника за нарушение присяги.

Руководитель СКП Александр Бастрыкин рассказал, что в 2009 году в Следственный комитет при прокуратуре поступило на расследование 12,5 тысяч уголовных дел о коррупции, что в два раза больше, чем годом ранее.

Это победные реляции подталкивают нас к мысли, что до окончательной победы над коррупционной гидрой остался последний и решительный шаг. Так ли это на самом деле, рассуждает директор российского центра Transparency International Russia Елена Панфилова.

«СП»: — Елена, Национальный план оказался пустышкой?

 — При всех погрешностях Национального плана, у него был большой плюс. В той части плана, где его составители точно знали, что возможно что-то сделать, они все написали довольно прагматично. В итоге, то, что собирались сделать, и сделали.

«СП»: — А что конкретно?

 — Ставилась задача принять закон о коррупции — закон принят. Еще год назад, вы не поверите, у нас не было правового определения коррупции, и каждый боролся, с чем хотел. А вы же понимаете, что коррупция — не только взятки. Существует такое явление, как откат, есть политическая коррупция.

Принятие закона — при всем том, что, наверное, как мера борьбы с коррупцией это выглядит хиловато — было необходимо, чтобы обрисовать правовые рамки. Дать определение, с чем мы, собственно, боремся.

Надо сказать, все это шло крайне не гладко. Если кто-то думает, что президент подписал план, и все помчались его выполнять, — это глубочайшее заблуждение. На самом деле, план переваливался с ноги на ногу именно в той части, которая требовала реальных действий. Но всю правовую основу — те же указы президента о декларировании доходов и имущества, о системе проверки декларирования, — все то, что было написано в части правового обеспечения, выполнено.

Принята некая правовая база, на основании которой — если кто захочет — можно начинать бороться с коррупцией.

«СП»: — Как вам цифры, озвученные в Госдуме?

 — На самом деле, они не говорят ровным счетом ни о чем. Из них не возможно вывести никаких доказательств ни того, что коррупция растет, ни того, что ловить стали больше и лучше. Просто стало ясно, что стали ловить — и точка.

Поскольку еще год назад отчитываться столь детально о борьбе с коррупцией было ненужно и немодно, отрефлексировать на предмет, от чего они считают, довольно сложно. Более того, часто многие совершают ошибку, делая вывод из этих цифр, что коррупция растет. Всего-навсего растут цифры учета. Просто раньше многое из того, что должно было фиксироваться, не фиксировали.

Мы можем говорить только о том положительном моменте — кроме принятия правовой базы — что в борьбе с коррупцией хотя бы зашевелились. Начали выявлять и фиксировать, и рассказывать об этом нам.

«СП»: —  Рассказывать — это тоже положительный момент?

 — Конечно. Принятие президентом плана заставило людей, которые раньше не баловали нас своим вниманием, выходить на публику и рассказывать о своей деятельности. Через год нам будет, с чем сравнить — что само по себе неплохо.

На этом позитивная информация заканчивается. Что коррупция побеждена и остался один шаг до победы, речи в принципе не идет.

«СП»: — Как будет развиваться борьба с коррупцией, что будет дальше?

 — Развитие ситуации может пойти как в одну, так и в другую сторону. Вариант традиционный — постепенно все заболтают. Все привыкнут и решат, что сделанного за год достаточно для отчета по Национальному плану. И вся борьба потихоньку сойдет на нет. Взяточников ловить будут, это несложно. А вот борьба с откатами, с незаконным обогащением, с политической коррупцией затеряются вдали.

Такой вариант более чем возможен. Не потому, что коррупция у нас особенная. А потому, что в нашей стране огромное количество людей получают прямую и огромную прибыль от коррупционной деятельности. Соответственно, огромное число людей во власти не радуются развернувшейся кампании, им совершенно не греет душу, что может начаться реальная борьба.

Эти люди обладают достаточной властью, чтобы, не отказываясь от темы в принципе, максимально ее смягчить. О коррупции будут говорить, писать, ловить мелких взяточников, но не затрагивать основы.

«СП»: — А второй вариант?

 — Вариант второй — политическая воля позволит приступить к выявлению особо разрушительных форм коррупции, и людей, которые этому способствуют. Такой вариант возможен по внутриполитическим, личным причинам.

Угадать, по какому пути пойдет развитие событий, не берусь.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня