18+
среда, 18 октября

Синдром Авакова-Порошенко

История не сулит ничего хорошего Министру внутренних дел Украины

  
9495
Арсен Аваков
Арсен Аваков (Фото: ZUMAPRESS.com/ Global Look Press)

В политической жизни большинства стран мира летом традиционно наступает затишье. Украина в этом отношении стоит особняком. И информационная атака на Арсена Авакова, начавшаяся в последние дни июня, лишь подтверждает это правило. За два года нахождения у власти Петр Порошенко заменил практически всех руководителей силовых структур, доставшихся ему в наследство от смутного революционного времени. Президенту Украины осталось сделать последний шаг, диктуемый неодолимой логикой политической борьбы — под удобным предлогом сместить слишком влиятельного и амбициозного министра внутренних дел. В противном случае, как показала история ряда постсоветских стран, честолюбивый силовик может представлять угрозу для первого лица государства.

Рагим Газиев был одним из основателей Народного фронта Азербайджана, свергшего президента Аяза Муталибова в марте 1992 года. В скором времени Газиев стал министром обороны. А в мае Азербайджан потерял Шушу. Дальнейшие неудачи азербайджанской армии в Нагорном Карабахе подвигли Газиева на смену геополитической ориентации. Отбросив свои антироссийские убеждения, глава военного ведомства стал искать поддержки Москвы. Президент Абульфаз Эльчибей увидел в этом угрозу для своей власти. После очередного поражения азербайджанских войск в феврале 1993 года министра обороны обвинили во всех смертных грехах — от намеренной сдачи Шуши до попытки реставрации режима Муталибова. Газиев был вынужден подать в отставку. При Гейдаре Алиеве этот амбициозный политик оказался в тюрьме.

Президент Грузии Звиад Гамсахурдия был низложен в январе 1992 года Национальной гвардией Тенгиза Китовани, которую поддержала военизированная организация «Мхедриони» Джабы Иоселиани. К власти пришел Эдуард Шеварднадзе. Поначалу он был вынужден считаться с влиятельными силовиками. Но такое положение дел, естественно, не устраивало искушенного политика. Спустя три года Шеварднадзе разделался с бывшими сподвижниками. Китовани был осужден за организацию незаконных вооруженных формирований, а Иоселиани — за измену родине, организацию покушения на Шеварднадзе и серию убийств.

Однако, как показали дальнейшие события, угроза для Шеварднадзе исходила не только от силовиков. «Седой лис» ушел в отставку в ноябре 2003 года под давлением оппозиции, не признавшей результаты парламентских выборов. Впрочем, и следующему президенту Грузии, Михаилу Саакашвили, пришлось усмирять бывшего соратника. Перед тем, как стать непримиримым оппозиционером, Ираклий Окруашвили успел побывать генеральным прокурором, министром внутренних дел, министром обороны и даже министром экономического развития.

Силовик, доставивший немало хлопот президенту, был и в новейшей истории Украины. Речь идет о первом председателе Службы безопасности Евгении Марчуке. Возглавив в июне 1995 года правительство, он начал набирать политический вес. Но менее чем через год Леонид Кучма отправил его в отставку с издевательской формулировкой «за формирование собственного политического имиджа». Тем не менее, Марчук не отказался от президентских амбиций. Во время избирательной кампании 1999 года он всячески развивал тезис о том, что Украина нуждается в «сильной руке». Потенциальным диктатором генерал, разумеется, видел самого себя. И хотя в первом туре Марчук занял только пятое место, Кучма поспешил назначить его секретарем Совета национальной безопасности и обороны, тем самым окончательно нейтрализовав конкурента.

Порошенко, не имеющему кучмовских полномочий, гораздо сложнее вывести из игры Авакова. Украинский президент воспринимает добровольческие батальоны, входящие в МВД, как угрозу своей власти. Аваков отвергает даже намеки на свою нелояльность главе государства. Более того, он перестал писать двусмысленные политические посты в «Фейсбуке». А ведь еще в январе Аваков утверждал, что «переход к полной парламентской республике» защитит Украину от «тирании и авторитаризма». Конечно же, напряженность между Порошенко и Аваковым никуда не делась: тлеющий конфликт просто загнан под ковер. Пока же темпераментный глава МВД придерживается принципа: о президенте либо хорошо, либо ничего. А как еще объяснить, что Аваков, бравирующий своим патриотизмом, даже не упомянул в своей любимой соцсети о возвращении Надежды Савченко на Украину и о роли Порошенко в этой истории?

Чем закончится противостояние Порошенко и Авакова, сегодня предсказать нелегко. Как бы то ни было, примеры конфронтации президентов с силовыми министрами, взятые из новейшей истории Азербайджана, Грузии и Украины, позволяют сделать определенные обобщения и выводы.

Читайте по теме

Первое. Все вышеупомянутые события происходили в молодых государствах, которые — на это стоит обратить особое внимание — в недавнем прошлом подверглись революционной трансформации.

Второе. В этих стран президентская власть, быстрее или медленнее, эволюционировала в сторону авторитаризма.

Третье. Газиев, Китовани, Иоселиани, Окруашвили и, в меньшей степени, Марчук в указанное время выступали с национал-радикальных позиций.

Четвертое. Во всех случаях победа осталась за президентами. И это, пожалуй, главный вывод, который не сулит Авакову ничего хорошего в самой ближайшей перспективе.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня