Политика / Ситуация в Турции

Стратегическое поражение Вашингтона

У Эрдогана нашлись козыри против путча гюленистов

  
15365
Стратегическое поражение Вашингтона
Фото: Zuma/ ТАСС

На протяжении последнего десятилетия разведывательные службы США, осуществляющие свои операции в Турции, плотно сотрудничали с набиравшим влияние параллельным правительством Фетхуллаха Гюлена. Их подход по отношению к власти — до недавнего времени — заключался в стратегии внедрения своих людей во все структуры с целью скрытного постепенного захвата командных позиций в политических, экономических, административных, правоприменительных, военных и культурных структурах, а также в СМИ, не прибегая к выборам или военным переворотам. Они использовали гибкую тактику, поддерживая и прикрывая различных союзников и устраняя противников.

В 2010 году, поддерживая Эрдогана, они сыграли главную роль при арестах и чистке трех сотен кемалистов — военных чиновников. А вслед за этим гюленисты приступили к преследованию и ослаблению режима Эрдогана, распространяя в СМИ добытые их разведслужбами сведения о коррумпированности его семьи.

По ряду направлений гюленисты проводили свою политику совместно с Вашингтоном, с одобрением относившемся к такой «конвергенции», которая привела к путчу 15 июля 2016 года.

Гюленисты поддерживали американо-израильскую политику на Ближнем Востоке, выступали за прозападную «свободно-рыночную» экономическую политику, одобрительно относились к работе американцев с курдами, отвергали любые договоренности с русскими.

Другими словами, на просторах Среднего Востока гюленисты были гораздо более надежны, чем режим Эрдогана; они были более подвержены и подчинены диктату со стороны ЕС-НАТО-США.

Читайте по теме

Эрдоган знал о растущей мощи гюленистов и о расширяющихся и крепнущих связях с Вашингтоном. Он выступил решительно и успешно, предотвратив захват власти гюленистами, заставив их пойти на преждевременный и непродуманный путч.

Властный блок Эрдогана наносит поражение гюленистам

Гюленисты были мощной силой в турецком государстве и в гражданском обществе, обширно представленной среди гражданской бюрократии, в СМИ и образовательных учреждениях, среди технократов в финансовых структурах. И тем не менее, им нанесли поражение менее чем за двадцать четыре часа, потому что Эрдоган обладает несколькими сильными чертами.

Прежде всего, (в Турции — ред.) нет политических лидеров, равных Эрдогану, в том, что касается стратегии удержания власти и наличия мощной и активной массовой электоральной базы. Ничего подобного у гюленистов не было.

У Эрдогана была превосходная разведка и военное командование, которые внедрились в среду гюленистов и вели среди них свою подрывную работу. Гюленисты же оказались не готовы к насильственной конфронтации.

Гюленистская стратегия «внедрения» оказалась непригодной и совершенно неподходящей для захвата власти и мобилизации «улицы».

Им недоставало кадров и организованных низовых структур, которые Эрдоган уже отстроил снизу доверху в течении предыдущих двух десятилетий.

Базирующаяся на интересах внутри страны и за ее пределами исламистско-националистическая стратегия Эрдогана намного превзошла базирующуюся на интересах внутри страны проамериканскую либеральную стратегию гюленистов.

Американские просчеты в ходе путча

Гюленисты зависели от поддержки со стороны США, которые тотально просчитались в оценке отношений внутри властных структур и неверно истолковали способность Эрдогана упредить путч.

Главным изъяном американских советников стало их невежество по вопросу о турецком политическом уравнении: они недооценили превосходство партии Эрдогана, его поддержку со стороны как электората, так и народных масс. ЦРУ переоценило поддержу гюленистов в среде институциональных элитных структур и недооценило их изолированность внутри турецкого общества.

Более того, американские военные не имели ни малейшего представления о параметрах турецкой политической культуры — в частности, об отторжении населением в целом идее и практике военно-бюрократичекого захвата власти. Они оказались не в состоянии признать тот факт, что анти-путчистские силы включали в себя политические партии и социальные движения, критично настроенные по отношению к Эрдогану.

Американские стратеги основывали расчеты этого путча на их неверной оценке военных переворотов в Египте, Ливии, Ираке и Йемене. Те перевороты снесли националистические и исламистские гражданские режимы.

Эрдоган не был уязвим в той же мере, как бывший президент Египта Мохамед Мурси, — он контролировал разведку, военных и обладал поддержкой народных масс.

Американо-гюленистская военно-разведывательная стратегия была плохо спланирована, слабо скоординирована и провальна. Контратакой Эрдоган навязал свою волю, нанес решительные стремительные удары, которые деморализовали гюленистскую супер-структуру. Тысячи сторонников посыпались как глиняные голуби.

Американцев вынудили уйти в оборону. Быстрая ликвидация их сторонников вынудила США отречься от своих союзников и отступить на позиции обычной, неубедительной критики Эрдогана с позиций «гуманитарных» соображений и интересов «безопасности». Их утверждения о том, что эрдогановские чистки, возможно, ослабят борьбу против ИГИЛ*, не имеют никакого отклика внутри Турции. Обвинения со стороны Вашингтона в том, что в ходе арестов к арестованным плохо относились и что они пострадали, не возымели никакого действия.

Ключевым политическим фактом является то, что США поддержали мятеж, участники которого взялись за оружие и посеяли смерть в рядах лоялистов Эрдогана и среди невинных гражданских лиц, настроенных против путча. Этот факт подрывает любые хилые протесты Вашингтона.

В конце концов, США даже отказались предоставить статус беженца своему гюленисту-генералу, предоставив его судьбу на милость Эрдогана. И лишь сам Фетхуллах Гюлен остался под защитой своих кураторов из госдепартамента и избежал экстрадиции.

Последствия американо-гюленистского путча

Провал попытки Вашингтона сместить Эрдогана может иметь невероятный отзвук по всему Среднему Востоку, в Западной Европе и в США.

Эрдоган отдал приказ окружить стратегическую авиабазу НАТО в Инджирлике семью тысячами турецких военнослужащих. Это — акт запугивания, угрожающий подрывом функционирования ведущего стратегического ядерного объекта НАТО, являющегося оперативным центром противодействия Сирии, Ираку и России.

Сотрудники турецкой разведки и чиновники кабинета министров подвергают сомнению текущие политические альянсы, открыто обвиняя американских военных в предательстве за их роль в путче.

Эрдоган предпринял усилия к нормализации отношений с Россией и отдалился от Евросоюза.

Если Турция снизит уровень своих связей с НАТО, то США могут потерять своего стратегического союзника на южном фланге России и существенно ослабят свои возможности по доминированию в Сирии и Ираке.

Рычаги воздействия Вашингтона на Турцию значительно ослабли из-за децимации гюленистской базы в гражданских и военных организациях.

Чтобы «заякорить» свою политику в регионе Вашингтону, возможно, придется полагаться на анемичную, нестабильную и сервильную Сиризу — режим Ципраса в Греции.

Провалившийся путч означает капитальное отступление Вашингтона из региона и, возможно, выдвижение вперед Сирии, Ирана, Ливана и России.

Однако имеются два предостережения. После того, как Эрдоган «завершит» свою чистку гюленистов и осудит Вашингтон, он захочет и будет в состоянии проводить новую, независимую политику или он просто ужесточит внутренний контроль и «заново договорится» о соглашении с НАТО?

Читайте по теме

Консолидирует ли Эрдоган политический контроль над армией или поражение гюленистов будет временным итогом, который приведет к появлению новых фракций в среде военных, что дестабилизирует политический режим?

И наконец. Эрдоган зависит от западных финансов и инвестиций, которые вовсе не хотят поддерживать такой режим, который критикует США, ЕС и НАТО. Если Эрдоган столкнется с экономическим давлением со стороны Запада, он развернется в какую-то другую сторону или, в свете капиталистических «реалий», пойдет на попятную и смирится?

Эрдоган временно, может быть, и победил американский путч. Но история учит нас тому, что новые военные, политические и экономические интервенции все равно остаются в повестке дня Вашингтона.

Перевод Сергея Духанова


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — террористическая организация, запрещенная в России решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.


Автор — профессор социологии Университета Бингхэмтон (Нью-Йорк). Автор 62 книг, изданных на 29 языках мира, более чем 600 статей, опубликованных в специализированных научных журналах, и более 2000 статей, напечатанных в ведущих мировых общественно-политических изданиях.

Источник: Global Research

Публикуется с разрешения издателя.

Copyright © Prof. James Petras, Global Research, 2016

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня