18+
четверг, 25 мая
Политика

Евгений Сатановский: Смерть аятоллы Хаменеи выгодна Ахмадинежаду

Иран напоминает Германию 1930-х годов: у него есть фюрер иранского народа и готовность к войне

  
26

Израильские СМИ сообщили о возможной смерти иранского духовного лидера аятоллы Али Хаменеи. Как сообщает израильское издание «Курсор» со ссылкой на иранскую оппозицию, в минувший понедельник аятолла был экстренно госпитализирован, после того как потерял сознание. По некоторым данным, духовный лидер Ирана впал в кому. А теперь оппозиционные силы сообщают, что Хаменеи уже находится «в руках Всевышнего». Информацию о смерти Хаменеи стали активно обсуждать в иранских блогах: сообщается, что правительственные здания в стране, якобы, задрапированы черной тканью, в черные одежды облачены и дикторы телевидения. Между тем ничего подобного сотрудники российского посольства в Тегеране пока не заметили.

Верны ли эти слухи, и чем обернется для мира смерть Али Хаменеи, рассуждает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

«СП»: — Евгений Янович, каковы шансы, что слухи о смерти аятоллы — правда?

 — Шансы очень велики. Али Хаменеи был весьма немолодым и больным человеком — последние пять-шесть лет реальная и скорая возможность такого исхода была известна. Потом он пережил несколько чрезвычайно тяжелых месяцев, которые были способны и более молодого и здорового человека загнать на тот свет.

Аятолла остался фактически один. Он выступил, поддержав президента Ахмадинежада, против всех своих соратников. Против консерваторов, против либералов, против модернизаторов. Он поддержал президента, фактически собственным авторитетом продавил его на второй срок в первом туре выборов, потому что нарушения были, конечно, колоссальные.

Али Хаменеи поддержал уничтожение и разгром оппозиции, и одновременно он попал в ловушку — оказался заложником Ахмадинежада. Было видно, что президент, избранный на второй срок, немедленно вступил с аятоллой в жесткую кадровую полемику, что вызвало изумление всех. С генсеком, что называется, публично не спорят — а ведь именно эта роль у верховного аятоллы.

Пережить такое мог только более молодой и более крепкий человек. Поэтому, полагаю, Али Хаменеи действительно в коме, либо уже скончался.

«СП»: — И какова ситуация теперь?

 — Ситуация очень грустная. Мы имеем военно-политический переворот. Мы имеем светский Иран, гораздо более жесткий и агрессивный, чем теократический хаменеистский Иран. Потому что Ахмадинежад и его группа — генералы КСИРа, руководство ополчения «басидж» — гораздо большие хаменеисты, чем сам аятолла Хаменеи.

Это вопрос о том, что хуже: Троцкий с его идеей всемирной революции и интернационализмом, или Сталин, с его великодержавным шовинизмом и бесконечными лагерями? История показала, что Сталин-то поустойчивей, и куда как более опасен.

Для Ирана сегодня — наступают 1930-е годы Германии. Это ситуация, когда бюллетень престарелого рейхпрезидента Германии Пауля Гиденбурга никого не волнует — у власти фюрер Адольф Гитлер. Только в данном случае не немецкого, а иранского народа. Причем с ракетной и ядерной программами, стремительно идущей к точке невозврата, после которой остается от двух до четырех месяцев до ядерной бомбы.

«СП»: — Но Иран, наверное, можно остановить?

 — Единственная опасность для Ахмадинежада — удар Израиля по иранским ядерным объектам. Потому что никакое мировое сообщество Ирану ничего не сделает. Санкции не даст ввести Китай. А если они будут введены, их нарушат те же западные корпорации, или развернется контрабанда через протяженную границу. В Персидском заливе, в арабском мире, в исламском мире в целом никто не способен ничего противопоставить Ирану. Не случайно часть стран залива и стран арабского мира выбирают себе роль отдаленных саттелитов Ирана.

Фактически у Ирана два плацдарма для взятия Израиля в клещи, а ракеты накрывают всю территорию Израиля. У Ирана отличные отношения с латиноамериканскими странами, хорошие — экономические — с Европой. Чего бояться президенту Ахмадинежаду — молодому, энергичному, жесткому, сильному?!

«СП»: — Но в Иране экономический коллапс, бензиновый кризис и может случиться голод?

 — Ну так простите, у Сталина и Мао Цзэдуна это было, в Северной Корее голод половину населения переморил. Такие режимы малоуязвимы извне, а если у них есть ядерное оружие — вообще неуязвимы снаружи.

«СП»: — А изнутри?

 — Не с этой оппозицией и не с этими лидерами. Чего может бояться Ахмадинежад? Что Хашеми Рафсанджани, который формально отвечает за собрание экспертов, изберет сам себя или кого-то, чтобы с ним бороться? Ну, может быть. Только пока что Хашеми Рафсанджани потерял место предстоятеля в Пятничном намазе. Его родственников, включая его детей, арестовывали в ходе разгонов оппозиции. И может быть легко арестован он сам.

Вот такие вещи ждут страну, если Али Хаменеи умер, или если он в коме. Или даже если он просто тяжело заболел и ушел от дел. Потому что сегодня он заклинил на себе такое количество функций, включая командование ракетными войсками, что Ахмадинежад, потеряв Хаменеи — пусть как теоретического предстоятеля, стоявшего над ним, — оказывается беспредельно властен.

P. S. Агентству РИА Новости в посольстве Ирана в Армении заявили, что слухи о смерти верховного лидера Ирана являются клеветой и не соответствуют действительности.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня