18+
понедельник, 29 мая
Политика

Алексей Мухин: Москва поставила Лукашенко на место — в строю КСОР

Пометавшись между Западом и Востоком, белорусский батька решил все-таки сдаться в объятия Кремля

  
28

Президент Беларуси Александр Лукашенко подписал Соглашение о Коллективных силах оперативного реагирования (КСОР) Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Об этом сообщил руководитель пресс-службы Организации Виталий Струговец.

Напомним, что в середине июня Александр Лукашенко отменил поездку на саммит ОДКБ, на котором планировалось подписать соглашение о создании КСОР из-за «молочной войны» с Россией. Вскоре, впрочем, «молочная война» завершилась, поставки белорусского молока в Россию были возобновлены.

Почему долго ломавшийся «батька» подписал соглашение, рассуждает гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

«СП»: — Алексей Алексеевич, что заставило Лукашенко пойти на попятную с подписанием договора?

 — Александр Лукашенко испытал чувство острого разочарования в новых западных друзьях. Разочарование он не смог не выразить на церемонии вручения верительных грамот новым послам 11 государств. Лукашенко сказал, что не следует ставить Белоруссию перед выбором: или Россия, или Европа, потому что это неправильно. Таким образом, Лукашенко сформулировал свою модифицированную внешнеполитическую доктрину. Она базируется на экономических основаниях: Александр Григорьевич будет дружить с тем, кто дает ему кредиты. Без кредитов дружбы не получится.

«Восточное партнерство», на которое рассчитывал Лукашенко, оказалось финансово не вполне прибыльным. А кредиты, о которых он заводил речь с Международным валютным фондом, Евросоюзом, на самом деле оказались палкой о двух концах. В обмен европейские и международные финансовые институты потребовали от «батьки» того же, что и Москва: делиться экономическими активами путем приватизации.

На это в ближайшее время Лукашенко пойти не может. Это будет означать открытие Белоруссии для иностранного капитала, и станет началом конца для самого Лукашенко. Дело в том, что Евросоюз и МВФ еще одним условием получения кредитов — небольшим — выставили допуск неправительственных организаций в белорусское общество, для развития демократии.

Развитие демократии — это то, чего Александр Лукашенко уж точно не хочет в своей небольшой, но гордой республике. Москва не требует от него демократии, а требует внятной и некапризной политики. На это Лукашенко сейчас согласен. Собственно, этим объясняется подписание им военных обязательств по ОДКБ.

«СП»: — Если посмотреть финансовую сторону дела, мы что ему за это заплатим?

 — Теперь Москва начала выстраивать свои отношения с Белоруссией на прагматичной основе, и было бы очень глупым финансировать сейчас на прежних условиях режим Александра Лукашенко.

«СП»: — А какими были прежние условия?

 — Лояльность, обещание допуска российских компаний к белорусским активам, совместное участие в военных и экономических союзах. Союзное государство, в конце концов. Но Александр Григорьевич так заманеврировался в последнее время, что отошел от России гораздо дальше, чем рассчитывал. Теперь ему приходится совершать те же действия, но в обратном порядке. Судя по всему, он не очень хорошо помнит, как он отходил от России, и это несколько запутывает отношения между Минском и Москвой. Сейчас Лукашенко не вполне понимает, чего от него хочет Москва.

«СП»: — А чего Москва хочет?

 — Новые условия — прежде всего, серьезная приватизация экономических объектов на территории Беларуси, допуск до транспортной системы наших ключевых компаний, я имею в виду «Газпром». Скорее всего, от Беларуси потребуют реального участия во всех политических и военных проектах в рамках ОДКБ. И в ближайшее время, вероятно, мы будем говорить уже о создании реально действующего Таможенного союза. Вот это — главное условие.

«СП»: — Что дает Таможенный союз нам, и почему от него шарахался Лукашенко?

 — Таможенный союз — довольно серьезное образование, организованное в виде евразийского экономического сообщества, и представляет собой единое экономическое пространство, созданное взамен утраченного при развале СССР.

Беларусь, действительно, необходима, чтобы придать этой структуре законченный вид. Казахстан, Россия и Беларусь вместе образуют сбалансированную экономическую систему, в том числе, в сфере инфраструктуры, которая позволит России оставаться ключевым транзитным государством и реализовывать все свои энергетические проекты. За то, чтобы Лукашенко вошел в такую структуру, он и требовал дополнительных уступок. Не получив этих уступок, он закапризничал, сделал вид, что это его вообще не касается. Можно сказать, что Москва поставила Лукашенко на место.

«СП»: — Речь в этом торге постоянно шла о миллионах долларов. Мы их Беларуси в итоге дадим?

 — Конечно, дадим, раз обещали. Но теперь это потребует гораздо больших усилий со стороны Лукашенко. И кредиты он получит в той валюте, в которой мы посчитаем нужным их дать — то есть, в рублях.

«СП»: — О какой сумме речь?

 — Пока — о транше в 500 миллионов долларов, в пересчете на рубли.

«СП»: — Что мы собираемся делать с Беларусью в перспективе? Сейчас вся ее экономика работает на склад, долго так продолжаться не может…

 — Совершенно верно. Поэтому процесс объединения в Союзное государство сейчас чрезвычайно затруднен. Беларусь является рискованным активом, который сейчас контролировать России — безумно дорого. Поэтому в ближайшее время наши отношения ограничатся Таможенным союзом, в рамках которого Россия будет пытаться сбалансировать экономику республики Беларусь. А в дальнейшем может быть снова поднят вопрос об объединении в Союзное государство.

«СП»: — Можно предположить, что Лукашенко дозреет до такого объединения?

 — Москва показала, что существует политическая воля, которая может переломить упрямство одного из политических лидеров. Я это сформулирую так.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня