Политика / Ситуация в Турции

Охота на ведьм по-турецки

Исраэль Шамир о том, как Эрдоган борется с «гюленизмом»

  
1414
Охота на ведьм по-турецки
Фото: AP/ТАСС

«Эрдогана спас Александр Дугин», — сказали мне знакомые турецкие журналисты. — «Дугин прилетел в Стамбул, принес весть о готовящемся перевороте президенту Эрдогану, и тот сумел спастись и победить. Дугин и раньше бывал у нас, и он помог восстановлению русско-турецких отношений».

Я выразил некоторое сомнение, но турки настаивали: «Дугин — советник Путина, именно он занимался турецкой темой». Мне не очень-то верится, что опальный философ-евразиец и главред интернет-телеканала А.Г. Дугин имеет доступ к оперативно-разведовательной информации и выступает в качестве тайного спецпосланника президента Путина, но многие турки так считают.

Неудачный мятеж повлиял на Турцию. Лира упала, и с ней упали цены. Изменилась повестка дня. Раньше на площади Таксим митинговали против Эрдогана, сейчас — против присутствия сирийских и иракских беженцев, которых уже несколько миллионов, и еще многих ожидают в результате боев за Мосул и Алеппо. Раньше креативный класс был на подъеме, сейчас — простой народ. «Креативщики» пишут в соцсетях «пора валить», только не знают куда. Эрдоган поднял народ против них, воспользовавшись недавним сорвавшимся путчем.

В Турции неспокойно. Это неспокойство не ощутят туристы в приморских городах, но в коридорах власти чувствуется серьезное волнение. Я ожидал, что прошедший в июле путч остался в прошлом, и что гордая своим гражданским порывом Турция снова сплотилась, но нет.

Тема минувшего путча остается у всех на устах. Хотя конспирологи называли путч выдумкой, он порядком встряхнул страну, и немало людей погибло. Около 240 человек было убито, из них половина погибла при столкновении с армией на мосту через Босфор. Турки проявили незаурядное мужество — они ложились на пути танков. Один герой лег перед танком, танк проехал над ним, он встал и снова лег перед другим танком.

Следы мятежа видны во многих местах — в здание парламента попала авиабомба и разворотила пол-этажа, все еще не отремонтировали и другие следы обстрела. Турки особенно чувствительны к идее военного переворота потому, что они с этим делом сталкивались. В здании парламента можно увидеть страшную фотографию — законный президент Турции Аднан Мендерес был свергнут военными и повешен. Фотография президента на виселице напоминает о реальной опасности демократии в Турции.

В июльском путче винят гюленистов, то есть последователей Фетуллы Гюлена, харизматического турецкого «старца» и создателя сети «элитных» школ по всему миру. В этих школах училась вся турецкая интеллигенция, не говоря уж о туркоязычной молодежи из 160 стран от Казахстана до Черной Африки. Сейчас гюленистов изображают, как приспешников сатаны. Министры и парламентарии не щадят черной краски, описывая их. Называют их не иначе, как «террористическая организация».

Власти утверждают, что все гюленисты входят в тайную организацию ФЕТО, и сравнивают ее с ИГИЛ*. Они призывают весь мир бороться с ними, «как борются с Исламским государством». В чем их «терроризм» — остается непонятным. Их сравнивают также с иезуитами и с Медельинским кокаиновым картелем, хотя к наркотикам они не причастны.

Говорят, что гюленисты почитают своего лидера Гюлена, что они носят с собой подаренную им однодолларовую купюру, а то и зашивают этот доллар в белье. Кстати, за такую купюру могут и арестовать, как скрытого агента Гюлена. Говорят, что гюленисты верят, мол, Гюлен говорит с Аллахом. Все это, конечно, необычно для светских людей, но совсем не уникально. Хасиды Хабада — крупное еврейское религиозное объединение, широко представленное в России и в США (но не в Израиле) — тоже носят с собой доллар, полученный от своего раввина. Они тоже верят, что их духовный вождь беседует с Богом. Но хасидов никто террористами не считает.

Мы — российские журналисты — ощутили себя «попаданцами», будто мы попали в 1938 год. В стране идет серьезнейшая чистка гюленистов, которую можно было бы сравнить с чисткой троцкистов в Советской России тридцатых годов — хоть и не такая кровавая. Вместо расстрелов и Колымы, турецкие гюленисты «только» лишаются работы или идут на допросы. Количество попавших под чистки устрашающее — нам говорили о 70 или 80 тысячах человек. Из них 35 тысяч сидят в тюрьме. Это судьи, офицеры армии, сотрудники министерств, журналисты, прокуроры и много учителей. В стране введено чрезвычайное военное положение, и вместо обычной действует чрезвычайная юстиция.

Говоря о разгуле «слепой Фемиды» чисток и арестов, турки вспоминают грубую пословицу: «Слепой трахает все, что сможет ухватить». Один судья успел благополучно умереть — а через три месяца после смерти он был уволен за причастность к перевороту. Многие компании ликвидированы, их собственность конфискована, а долги по зарплате остались на бывших владельцах, заподозренных в гюленизме. Арестовывают почем зря — а оправдаться трудно.

Обвиняют гюленистов в создании сети взаимопомощи, в краже экзаменационных билетов — чтобы их сторонники смогли занять серьезные места на службе. Но арестовывают и тех, кто пользовался популярным турецким мессенджером ByLock который якобы любили заговорщики. Им пользовались сто пятьдесят тысяч человек — так что есть еще кого хватать. Впоследствии гюленисты, говорят, перешли на еще более массовый мессенджер WhatsApp. И тут выяснился парадокс — ByLock был любительски сделан и легко открывал свои секреты правительственным хакерам, зато был автономным, а WhatsApp был профессиональным и хранил тайну, но только до тех пор, пока в руки властей не попадал телефон одного из заговорщиков. А тогда он раскалывался по полной программе.

О разгуле арестов можно судить по одной цифре. Сорок тысяч доносов получила полиция Анкары, сказали нам в день прибытия в этот город, официальную столицу Турции. Жены доносят на неверных мужей, домохозяева — на неисправно платящих жильцов. Всех обвиняют в гюленизме, как когда-то в России — в троцкизме. Гюлен был важен для исламистов Турции, как Троцкий для русских коммунистов. Он вырастил целую плеяду политиков и государственных служащих за сорок лет работы.

«Если бы всерьез брались за последователей Гюлена, — говорит мне Мехмет, турецкий друг и редактор небольшой стамбульской газеты, — кто бы остался в правящей партии? Все министры и члены парламента прошли через сеть Гюлена. Под чистки в основном попадает мелкая сошка, с крупными справиться трудно».

Он не совсем прав. Под чистку попало пятьсот (500) сотрудников МИДа. Один из них, замгенконсула Турции в Казани, получил указание вернуться в Турцию, но предпочел улететь в Токио.

Всерьез к чистке относится президент Реджеп Эрдоган. Он еще в 2013 году поссорился со своим давним соратником Гюленом. Говорят, что Гюлен требовал у Эрдогана сто мест в парламенте для своих сторонников, а Эрдоган отказался. Тогда, в декабре 2013 года, прокуратура попыталась открыть ряд уголовных дел за коррупцию против видных друзей Эрдогана, и даже против сына Эрдогана, Билала. Вместо того чтобы оспорить дела в суде, Эрдоган назвал шаг прокуратуры и полиции попыткой переворота и обратился напрямую к народу. Народ его поддержал — как тогда, так и теперь. Обвинения в коррупции для народа — не самое важное. Важнее — близость к народу и забота о народе. Эрдоган добился закрытия дел и затаил злобу на Гюлена.

Подумать только, что до этого Эрдоган и Гюлен были соратниками, вместе проводили в жизнь новую умеренную исламистскую повестку дня; вместе боролись против кемалистов — светских турецких националистов, вместе отстраняли генералов от власти в армии. И даже соревновались, кто из них — лучший друг Америки. В этот период они провели программу массовой приватизации, которая сейчас мешает Эрдогану дать задний ход и освободиться от американского диктата.

С этим периодом связан так называемый «заговор Эргенекон». Это слово из турецкого эпоса стало кодовым названием тайной экстремистской националистической организации, которая якобы готовила теракты и убийства.

Десятки политиков-кемалистов и генералов пошли в тюрьму по делу «Эргенекон». Но после конфликта Эрдогана и Гюлена в декабре 2013 года Эрдоган обвинил Гюлена и гюленистов в том, что они придумали «Эргенекон» и арестовали множество невинных людей. Генералы и политики вышли на свободу.

Так, в Анкаре мы встретились с лидером Республиканской парламентской фракции Мустафой Али Балбаем. Он провел пять лет в тюрьме по делу «Эргенекон», еще в тюрьме был избран в парламент, и, наконец, вышел на волю. Красивый, мужественный, поджарый, Мустафа радостно рассказал, что сейчас в тюрьме оказались судившие его судьи.

Так был ли «Эргенекон» или не было? — спросил я главреда CNN-Turk, мощного телеканала, сыгравшего ключевую роль во время нейтрализации мятежа. «Было зерно, но из него раздули целый заговор», — сказал главред.

«Путчисты ставили своей целью разжечь гражданскую войну в Турции, наподобие той, что полыхает в Сирии» — сказал нам Мустафа Али Балбай. «Этот план был сорван». Сейчас республиканцы — оппозиция — стоят за диалог с Россией и с правительством Башара Асада в Сирии. Сторонники правящей партии АКП тоже за дипломатию в Сирии, но дипломатию, ведущую к устранению Асада.

Главное различие между оппозицией и правящей партией — в понимании роли президента. Эрдоган хочет превратить Турцию в парламентскую республику, а, по мнению его оппонентов, — в халифат. Они полушутя называют его «султаном». Партия Эрдогана активно пробивает изменения в конституции, которые сделали бы полномочия президента такими же, как у Путина. Эрдогану надоело вести парламентскую игру. Но оппозиция не соглашается и старается отстоять парламентаризм.

После неудачного путча 15.07.16 Эрдоган воспользовался случаем, чтобы уменьшить влияние живущего в США клерика. Но еще раньше он понял, что он перестал устраивать американцев.

Тут он и совершил свой поворот на восток, к России. Вину за сбитый русский бомбардировщик возложили — и, возможно, оправданно — на гюленистов.

По мнению редактора Мехмета, главной причиной поворота к России послужило чувство самосохранения турецкого президента.

Американцы и их друзья в Турции решили отделаться от Эрдогана. На этой неделе в американском журнале «Newsweek» вышла статья ведущего «неокона» (как называют яростно анти-русских и про-израильских американских правых — они же враги Трампа) Майкла Рубина, в которой он предвещает скорую и неминуемую гибель турецкого президента от рук заговорщиков. Новый путч произойдет десятого ноября, говорят газеты, и тут-то Эрдогану точно конец. Учтем, что Рубин предсказывал, а точнее, призывал и к июльскому путчу.

Эрдоган видит в дружбе с Россией и союзе с Путиным единственный свой шанс выжить и уцелеть, говорит Мехмет. Американцы хотят расчленить Сирию и Турцию, создать обширное курдское государство из кусков Сирии, Ирака и Турции. Эрдоган мешает — он активно борется с курдскими повстанцами в Сирии, настаивает на участии Турции в операции по взятию Мосула — вместо того, чтобы взять под козырек и исполнить волю Вашингтона.

«Эрдоган — единственный сторонник союза с Россией в турецком руководстве», — говорит Мехмет. «Если его убьют — Турция сразу совершит поворот в сторону Америки». Почти вся оппозиция, представленная в парламенте, настроена проамерикански — сказываются многие годы членства в НАТО. Есть и антиамериканская оппозиция — но она в парламенте не представлена.

Эрдоган — совсем не ангел. Есть серьезные признаки его замешанности в коррупционных схемах, говорят турки. Но сегодня он дает шанс России победить в Сирии и устоять в мире. Другой, проамериканский правитель уже перекрыл бы Босфор. «Я больше полагаюсь на русского президента, чем на турецкого», — говорит мне Мехмет. «Послал бы он русский спецназ защитить Эрдогана от наемных убийц!»

Действительно, опасность нового переворота, недовольство креативного прозападного класса, возражения против авторитарных методов Эрдогана омрачают политическое небо Турции. Гюленисты, оказавшиеся под ударом, но сохранившие позиции, тоже не смирились. Как бы дело не дошло до ледоруба! Продолжается и острый спор между сторонниками светского пути и исламистами.

Но России не обязательно слишком глубоко влезать во внутренние разборки турок. Нам важна позиция Турции по отношению к России; важны потоки нефти и газа, потоки туристов, потоки овощей, денежные потоки, наконец, важна ее позиция по Сирии и Ираку, а ходить ли турецким девушкам в платочке, голосовать ли за президента или за парламент — с этим пусть турки сами разбираются и сами решают.

В этом основная разница между Россией и США. США хотят продиктовать все, от гей-браков до формы купальника, а Россия дает всем жить так, как они того хотят.

Будем надеяться, что туркам удастся добиться внутреннего примирения, освобождения от американского контроля и решения своих первоочередных задач. И тут Россия останется для них важным союзником и партнером.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией и её деятельность в России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня