Горбачев предрекает возрождение СССР

Возможен ли новый Союз, основанный на добровольных началах

  
10641
Горбачев предрекает возрождение СССР
Фото: Бармин Юрий, Чумин Михаил/ТАСС

Первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев допустил возможность появления нового союзного государства в былых границах одной шестой части суши. В большом интервью ТАСС, приуроченном к 25-й годовщине распада Советского Союза, Горбачев заявил, что в свое время сделал все, чтобы сохранить страну.

«Я отстаивал Союз до конца. Реформировать, обновить Союз было возможно и необходимо», — заявил экс-президент, добавив, что доля ответственности есть и на нем, так как он «не порвал» вовремя со «сворой», создавшей ГКЧП. По мнению Горбачева, именно августовский путь подтолкнул страну к распаду, а до этого такой сценарий еще можно было предотвратить.

Тем не менее, на вопрос журналистов о том, возможно ли возрождение СССР, Горбачев ответил так: «Советского Союза — нет, а Союза — да. Я считаю, что Союз новый может быть. В прежних границах и с тем же составом, добровольно».

Сегодня воссоздание Советского Союза в прежних границах выглядит фантастикой. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве под руководством России натолкнулись на жесткое противодействие Запада, в частности, спровоцировавшего Евромайдан на Украине, который надолго отколол эту страну от Евразийского экономического союза.

Еще в декабре 2012 года госсекретарь Хиллари Клинтон прямо заявила, что США намерены помешать интеграционным процессам на постсоветском пространстве. «Сейчас предпринимаются шаги по ресоветизации региона. Называться это будет иначе — таможенным союзом, Евразийским Союзом и так далее. Но не будем обманываться. Мы знаем, какова цель этого и пытаемся найти действенные способы замедлить или предотвратить это», — сказала она.

Несмотря на это, интеграционные процессы на постсоветском пространстве хоть и медленно, но идут. Одним из первых идею формирования Евразийского Союза на основе единого экономического пространства и совместной оборонной политики высказал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в далеком 1994 году. В следующем году руководители Казахстана, России, Белоруссии, а чуть позже Киргизии, Узбекистана и Таджикистана подписали первый договор о создании Таможенного союза. Он стал прообразом Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭс), сформированного в 2001. Молдавия, Украина и Армения в организацию не вошли, но числились наблюдателями.

В 2007 году Белоруссия, Казахстан и Россия подписали договор о формировании Таможенного союза, который заработал с 1 января 2010. Наконец, в 2014 в Астане был подписан договор о создании Евразийского экономического союза, в который сегодня входят пять стран — Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения и Киргизия. Но очевидно, что до воссоздания союза, который мог бы сравниться с СССР, еще очень далеко.

Да и возможно ли это вообще, или это фантазии первого и последнего президента Советского Союза, который не сумел сохранить ту страну и мечтает о ее новом воплощении?

— Восстановление союза на других началах уже происходит, — убежден директор Евразийского коммуникационного центра Алексей Пилько. — Противодействие противодействием, но Евразийский экономический союз развивается. Возникают общие рынки, принимается наднациональное законодательство. Поэтому интеграция на постсоветском пространстве в форме экономического союза — это реальность.

«СП»: — А политического?

— За тесным экономическим союзом вполне может последовать и какая-то форма политической интеграции. Это будет не Советский Союз в том виде, в котором он существовал. Но шансы на то, что некоторые постсоветские республики образуют новый союз есть, и они достаточно высоки. Тем более, что эти страны и так зависят друг от друга экономически.

«СП»: — Возможна ли полноценная интеграция на постсоветском пространстве без Украины, Грузии, других республик, выбравших европейский вектор развития?

— Украина, Прибалтика, Грузия — это отдельный вопрос. Но дело в том, что Евразийский экономический союз никак не противоречит Европейскому Союзу. Есть, к примеру, проект Большая Евразия, основанный на формировании единой континентальной экономики. Он предполагает взаимодействие между ЕС, ЕАЭС, Китаем и Индией.

Почему мы должны думать только о Прибалтике и Украине? Если они не войдут в союз, это не так существенно. Цель ведь не в том, чтобы восстановить полностью границы СССР, а в том, чтобы создать эффективное с экономической точки объединение, которое будет включать элементы экономической интеграции. Это вполне достижимая задача.

«СП»: — Какие страны в ближайшем будущем могут присоединиться к ЕАЭС?

— Вероятно, это Таджикистан, другие республики Центральной Азии. Думаю, со временем будут налаживаться отношения между ЕАЭС и Азербайджаном. Проблема не в самой Прибалтике или Украине, а в крайне правых элитах этих стран, которые проводят политику, идущую вразрез с их национальными интересами. Той же Прибалтике очень выгоден союз с ЕАЭС. Когда сменится поколение политиков, не исключаю, что и Прибалтика окажется в одном экономическом и политическом союзе с Россией.

Хотя я не вижу ничего плохого в том, что нет политически централизованного единого государства. Мы вполне можем интегрироваться в новых форматах, в какой-то степени более гибких и эффективных.

Ведущий научный сотрудник Института общественных наук РАНХиГС Сергей Беспалов, напротив, рассматривает перспективу интеграции на постсоветском пространстве со скепсисом.

— Совершенно понятно, что ни Советского Союза, ни другого союзного образования в прежних границах уже не будет. Дело не только в противодействии этой интеграции со стороны внешних сил, особенно, США и их европейских союзников. В рамках самого постсоветского пространства все эти два с половиной десятилетия после распада СССР сосуществовали интеграционные и дезинтеграционные тенденции. Причем преобладающими были и остаются именно тенденции к дезинтеграции.

«СП»: — Почему?

— Во-первых, дело в том, что для политических элит постсоветских государств их независимость стала ценностью высшего порядка. Власть для них оказалась важнее сохранения единого экономического комплекса и хозяйственных связей.

Во-вторых, за эти 25 лет выросло новое поколение, для которого Советский Союз — это история, причем, учитывая идеологические доктрины, насаждаемые почти во всех бывших республиках, история не самая светлая. Везде, даже в Белоруссии и Казахстане, которые считаются ближайшими союзниками России, советская история описывается не в лучших тонах, в то время как обретенная независимость преподносится, как главное достижение.

«СП»: — Но ведь сотрудничество между странами региона постепенно развивается?

— Сотрудничество — это просто взаимодействие стран по тем или иным вопросам. Настоящая интеграция начинается тогда, когда государства часть своих суверенных полномочий передают наднациональным структурам. В рамках сначала Таможенного, а затем Евразийского экономического союза эти принципы удалось впервые реализовать. Но, во-первых, по достаточно узкому кругу вопросов. А во-вторых, лидеры стран-членов все равно сохраняют принципиально разные позиции по многим моментам и не готовы расширять функции этих наднациональных структур. Поэтому пока перспективы этого союза назвать радужными сложно.

Кроме того, после вступления в ЕАЭС Армении и Киргизии потенциал расширения интеграционной группировки практически исчерпан. Попытки вовлечь в интеграционные процессы Украину показали свою неэффективность. После событий 2013−2014 годов эта перспектива, возможно, похоронена навсегда.

«СП»: — Смена власти в США может способствовать активизации интеграционных процессов?

— Внешнее давление — важный фактор, но оно, скорее, усиливает те дезинтеграционные тенденции, о которых я уже сказал. Вероятно, после прихода администрации Дональда Трампа это давление уменьшится. Но сложно представить, что после этого ситуация на постсоветском пространстве вдруг изменится, а интеграционные процессы резко активизируются.

«СП»: — Хорошо, пусть политическая интеграция сейчас невозможна. Но ведь экономически постсоветским республикам было бы выгодно создавать общий рынок, восстанавливать и развивать связи друг с другом?

 — Только экономическая интеграция и оказалась мало-мальски результативной. Других работающих интеграционных объединений на постсоветском пространстве нет. Организация договора о коллективной безопасности, которую можно считать военно-политическим объединением — это пока неполноценная группировка.

Что касается экономики, та же Украина продемонстрировала, что элиты готовы идти на какой угодно ущерб для собственной страны за счет разрыва хозяйственных связей с постсоветскими республиками, чтобы упрочить свой суверенитет и, как следствие, свою власть. Любая интеграция и экономическое сотрудничество возможно для них, только если оно не несет даже в отдаленной перспективе угрозы их власти. Поэтому-то полноценная интеграция даже в рамках ЕАЭС идет так медленно.

Достаточно вспомнить историю с развитием так называемого российско-белорусского Союзного государства. Все упиралось в то, что белорусские власти были не готовы пойти на создание единого эмиссионного центра и национального банка.

«СП»: — А если элиты сменятся? Ведь в Болгарии и Молдавии недавно к власти пришли более пророссийские лидеры…

— Смена элит происходит естественным образом, просто в силу возрастных факторов. Но чем больше к власти приходит относительно молодых людей, тем меньше они ориентированы на объединительные процессы на постсоветском пространстве.

Игорь Додон опирался на представителей старого поколения и жителей сельской местности. Что касается молодого поколения что в Молдавии, что на Украине, они, несмотря на многочисленные разочарования, нацелены на европейскую интеграцию. Можно предположить, что в отдельных случаях новые лидеры окажутся более технократичными, менее идеологизированными и нацеленными на экономическое сотрудничество с постсоветскими республиками.

Но вряд ли они поставят во главу угла сугубо экономические ценности. Кроме того, за прошедшие десятилетия уже произошла переориентация экономик. Россия остается важным партнером, но ее доля в структуре экономических связей сокращается, так же как для самой России сокращается роль постсоветского пространства, а все большее значение, даже несмотря на санкции, играет дальнее зарубежье.

Возможно, когда элиты будут уверены в том, что их суверенитету ничто не угрожает, они более благосклонно начнут относиться к углубленному сотрудничеству в отдельных сферах. Но говорить, как Михаил Горбачев, что образуется новый союз в границах СССР, это ни на чем не основанное предположение.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня