Политика

Трамп: урок для российского президента

Анатолий Салуцкий о том, как главе государства стоит общаться с оппозиционной прессой

  
8208
Избранный президент США Дональд Трамп встретился с шоуменом Стивом Харви в Нью-Йорке
Избранный президент США Дональд Трамп встретился с шоуменом Стивом Харви в Нью-Йорке (Фото: Zuma/ТАСС)

Дональд Трамп, уже в ранге избранного президента, стал совершенно иным Трампом, нежели тот, которого мы видели в начале предвыборной кампании, на этапе праймериз. Это спокойный, уверенный в себе человек, мощно отбивающий атаки очумевших от поражения либералов. Впрочем, для нас гораздо интереснее не личные качества Трампа, которые, конечно, тоже имеют значение в большой политике, а его манера, его стиль общения — прежде всего с представителями СМИ. Эта тема интересна ещё в том отношении, что для России и лично для Путина она весьма злободневна, ибо порождает немало нелепостей, на которые очень нервно реагируют не только соцсети, но и рядовые россияне — в реальной, а не виртуальной действительности.

Начать с того, что первый президентский прокол Путина случился именно в сфере СМИ. Если кто не помнит, позволю себе напомнить. Буквально через две недели после официального пришествия в Кремль в 2000-м году Путин пригласил к себе главного в ту пору телевизионного пиарщика Сергея Доренко, который отнюдь к Путину не благоволил, и попытался перетянуть его на свою сторону. Опытный, профессиональный вербовщик, обучившийся этому сложному и важному мастерству в годы чекистской службы, Путин, видимо, не сомневался в успехе, поэтому встреча с Доренко и носила публичный характер. Но, как говорится, часы завели, а время не сверили. Чуть ли не на следующий день Доренко рассказал о попытке вербовки в прямом эфире, и Путин оказался в нелепом положении.

Видимо, эта «родовая» президентская травма сильно повлияла на Путина, и в дальнейшем его общение с журналистами стало весьма осторожным. Безусловно, он блестяще овладел искусством проведения пресс-конференций, отлично и остроумно умеет отвечать на самые сложные вопросы — это да! Но зато Владимир Владимирович, как известно, абсолютно не реагирует на прямые, порой ругательные и очень вредоносные для престижа страны оскорбления в свой адрес, которые позволяют себе иные хулители. Прекрасно помню, в частности, ложную, явно привозную и скоординированную медиа-атаку на президента под хештегом, а вернее, под аншлагом «Путин — вор!», вирус которой был занесен в Россию, в том числе, шантрапой Чичваркиным, укрывшимся в Лондоне.

Нежелание Путина реагировать на публичные оскорбления в СМИ, особенно эфирных, не говоря о соцсетях, может иметь две причины. Одна заключается в том, что президент придерживается старого завета русской жизни, который в смягчённом варианте звучит так: не трожь, вонять не будет. Другая обоснована желанием показать всему миру, какие мы теперь демократичные, позволяем даже президента материть.

Возможно, в той или иной мере срабатывают обе причины. Так или иначе, а прежний советский анекдот оказался вывернутым наизнанку, что вдвое досадно. В СССР говорили: подумаешь, американцы критикуют своего президента! Мы тоже можем выйти на Красную площадь и критиковать ИХ президента. Сегодня, пожалуй, наоборот: обвинить в воровстве своего президента можно безбоязненно и безнаказанно, а вот публично крыть президента американского — тут ещё надо оглядеться вокруг и затылок почесать.

Впрочем, в любом случае нежелание Кремля реагировать на непристойное витийство в адрес главы государства можно принять и списать на новые, действительно демократические, бесцензурные нормы нашей жизни. И люди, в массе своей негодующие, даже оскорблённые неуважением к своему президенту, понимают, что таковы издержки свободы слова.

Принять и понять невозможно другое.

Почему президент, премьер-министр, чиновники высокого ранга, вообще власть не только не дают отпора оппозиционным СМИ и журналистам, а нередко словно бы намеренно демонстрируют благожелательное к ним отношение? В сфере свободы слова демократия диктует лишь одну непреложную норму: оппозиционные СМИ нельзя закрывать! Кстати говоря, эту норму нарушили именно наши «демократы», которые при Ельцине требовали и добились закрытия оппозиционных изданий, чего делать, повторю, нельзя.

Но кто сказал, что демократия требует ровного и равного отношения ко всем СМИ, в том числе оппозиционным? Зачем Медведев на узкую пресс-конференцию для пяти журналистов приглашает представителя телеканала «Дождь» с мизерной аудиторией? Неужто неясно, что это странное, непродуманное «равенство» рождает в головах людей двусмыслицу: премьер-министр демонстрирует демократизм, вернее, играет в демократию или же тайно поддерживает оппозицию, по Маяковскому, «политически подмигивая» ей, рекламируя «Дождь»? Зачем государственная телекомпания предоставляет эфир для индивидуальных выступлений откровенному отрицателю Сванидзе? Зачем в раже объективности регулярно приглашает для участия в ток-шоу «Гозмана и компанию», представителей пятой колонны? Для «оживляжа» или тоже для игр в демократию, которые могут закончиться весьма трагично? (Эта тема нуждается в особом рассмотрении.)

Наконец, можно ли припомнить хотя бы один случай, когда президент Путин публично выразил своё отношение к оппозиционным СМИ, оскорбляющим его самого, власть, даже Россию? Всем запомнилось другое: как Путин на большой пресс-конференции пропустил панибратское «Володя», продолжая ежегодно приглашать в Москву ту беспардонную журналистку, а на одном из заседаний форума «Валдай» по-дружески обратился к оппозиционной Собчак — «Ксюша». Хотя сам неоднократно и справедливо говорил, что политики высокого ранга не вправе смешивать личные чувства с государственными делами. А публичное общение с оппозицией — несомненно, дело государственной важности.

И здесь невозможно не вспомнить первую послевыборную пресс-конференцию Дональда Трампа. Ещё официально не вступивший в должность, а только избранный президент США, презрев все домашние затруднения, на всю катушку врезал своим обидчикам — телеканалу CNN, не дав возможности задать вопрос и бросив в его адрес весьма нелестную реплику. С CNN ничего не случится — канал был, есть и будет. Но Трамп, которому, как говорится, сапоги в коленках не жмут, резко осадил журналиста этой телекомпании, вынудил его умолкнуть и проявил истинный, а не наигранный демократизм, не ставя на одну доску друзей и врагов, вызвав новую волну симпатий у своих сторонников, показав всему миру, что не боится оппозиционных нападок. А ведь Трампа пока поддерживает только половина населения США, в то время как у Путина 85-процентный рейтинг.

И в данном случае Путину, конечно, есть чему поучиться у Трампа, искушённого в общении со СМИ, — сам был телеведущим. Поучиться не ради подражания, а по существу, разработав свои методы общения с журналистами, слишком уж усердствующими по части сокрушения твердынь, методы, понятные россиянам. Тогда и настанет время не опасных игр в демократизм, а истинной демократии.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня