Москва и Эр-Рияд вытянули «дорожную карту»

Могут ли Россия и Саудовская Аравия заработать друг на друге

  
4552
Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель ибн Ахмед аль-Джубейр и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров
Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель ибн Ахмед аль-Джубейр и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

Министр коммерции и инвестиций Саудовской Аравии Маджид аль-Кассаби заявил, что Россия и Саудовская Аравия наметили «дорожную карту» по взаимным инвестициям в энергетической сфере, сообщили 17 января СМИ.

— Мы хотим взаимных инвестиций. Мы сейчас только исследуем. Мы определили направления нефтехимии и энергетики, а также промышленные направления пластика и полимеров, сельского хозяйства, инвестиций. Я думаю, на данный момент у нас есть «дорожая карта», — цитируют РИА «Новости» заявление Аль-Кассаби после встречи с главой Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кириллом Дмитриевым.

Он также добавил, что помимо этого планируются совместные решения по развитию культуры и науки.

Напомним, 10 декабря министр энергетики России Александр Новак сообщил, что ключевая роль в достижении соглашения по сокращению добычи нефти принадлежит Москве и Эр-Рияду.

Насколько реально выполнима российско-саудовская «дорожная карта»?

Аль-Кассаби — серьезный человек, один из новых министров, назначенных и вошедших в конце прошлого года в состав саудовского Кабмина, и к его словам нужно относиться серьезно. Но! На мой памяти было много обсуждений разнообразных совместных проектов в области нефтехимии и по другим отраслям промышленности, где возможны взаимные инвестиции, отмечает профессор кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач.

— Подобные предложения поступали во время визита предшествовавшего короля в Москву, во время посещения Владимиром Путиным саудовской столицы, во время визита третьего лица в саудовской властной иерархии — принца Мохаммеда бин Салмана в Санкт-Петербург в июне. В общем, о таком сотрудничестве идет постоянный разговор, но воз и ныне там. И реальных усилий для того, чтобы сдвинуть этот воз, не предпринимается.

При этом в Саудовской Аравии происходят важные события (видимо, этим и объясняется заявление Аль-Кассаби), связанные с реализацией плана социально-экономической перестройки — так называемое «Видение Королевства Саудовская Аравия 2030 года», инициатором которого выступил как раз принц Мохаммед бин Салман. В этой связи перед Россией открываются достаточно серьёзные возможности, но, к глубокому сожалению, проблема каждый раз упирается в одно большое обстоятельство — Россию и Саудовскую Аравию разделяют кажущиеся непреодолимыми политические моменты. Во-первых, российско-иранский союз в Сирии. Во-вторых, собственно военное присутствие РФ на территории САР. Эти два вопроса не дают развиваться отношениям РФ и Саудовской Аравии.

Для сравнения. Скажем, китайская позиция по Сирии примерно идентична российской позиции: КНР неоднократно применяла право вето в Совбезе ООН по проектам резолюции, которые предлагались по Сирии и которые в общем и целом не соответствовали устремлениям сирийского режима. Китай для Саудовской Аравии сегодня является приоритетной страной в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, их отношения развиваются динамично и достигли серьезного уровня. При этом речь идет не только о поставках саудовской нефти в Китай, но о сотрудничестве в области космоса, все той же нефтехимии, по вопросам проведения совместных военных маневров и т. д.

И все это происходит по одной простой причине. С одной стороны, по мнению Китая, Иран имеет право на развитие мирной ядерной программы, что соответствует саудовской точке зрения, но ни в коем случае не имеет право на обретение ядерного оружия. С другой стороны — Китай дистанцируется как от сирийской оппозиции, так и от сирийского режима. А если против чего-то и использует право вето, то делает это только потому, что это будет как-то отвечать интересам одной из противоборствующих сторон в Сирии. Ну и Китай не вводит свои войска в Сирию, поэтому развитие отношений между двумя странами сегодня переживает абсолютный взрыв. Более того, в Саудовской Аравии говорят следующее: в связи с тем, что США в перспективе будут меньше внимания уделять Ближнему Востоку, а Европа занята проблемами беженцев, то отношения с Китаем становятся приоритетными.

Учитывая вышесказанное, я очень пессимистичен в отношении заявления Аль-Кассаби. Думаю, что его слова — попытка прощупать намерения российской стороны. Но в силу все тех существующих политических обстоятельств, на мой взгляд, эта попытка не окажется удачной с точки зрения ее реализации.

Эксперт РСМД и Института Ближнего Востока Сергей Балмасов также отмечает, что российско-саудовское сотрудничество давно стало заложником внешней политики.

— С одной стороны, у нас королевство воспринималось и продолжает восприниматься обществом как спонсор терроризма — с начала 80-х годов, то есть с момента присутствия советского ограниченного контингента в Афганистане. В Саудовской Аравии это было воспринято как попытка зайти им во фланг. Именно с того времени фиксировались попытки КСА поддержать различные экстремистские группы в том числе и на нашей территории. На протяжении всего постсоветского периода отношения между странами сохранялись в довольно враждебном режиме, в том числе из-за попыток КСА определённым образом повлиять на войну на Кавказе.

В настоящий момент внешняя политика также служит причиной для пересмотра российско-саудовских отношений. Мы отмечаем резкое снижение террористической активности, что может быть связано с изменившимися приоритетами КСА — на повестке дня отношения королевства с Ираном и США. Барак Обама сильно волновал саудовскую политическую элиту тем, что во время визитов в Эр-Рияд открыто говорил, что вам пора меняться. Сильно беспокоила саудовцев американская политика в отношении Тегерана и сирийского вопроса.

Сейчас Россия как минимум отсрочила на неопределенную перспективу падение режима Асада, и саудовская элита не теряет надежды, пользуясь российским экономическим кризисом, нас уговорить, а иногда, прямо говоря, перекупить. Однако здесь также много «но». Скажем, большой вопрос какую политику в отношении Саудовской Аравии выберет Дональд Трамп. С одной стороны, есть предпосылки для того, что он исправит перекосы Обамы как в отношении КСА, так и Израиля. Тем более что Трамп — бизнесмен и олицетворяет интересы военно-промышленного комплекса. Понятно, что ему будут рекомендовать сохранить сотрудничество с Саудовской Аравией, которое приносит хорошие оружейные контракты. В таком случае вбросы по возможное российско-саудовское сотрудничество КСА в дальнейшем могут больше и не понадобиться. Не надо думать, что королевство готово разбрасываться деньгами — у саудовцев также есть серьезные проблемы с экономикой, есть серьёзный дефицит бюджета.

Но РФ может пользоваться ситуацией и играть на противоречиях, показывать готовность к сближению и пытаться получить выгодные контракты, напирая на то, что российская политика в отношении серьезных партнеров стабильна. Тем более что, несмотря на заявления Трампа о политике сдерживания Ирана, известно также его неоднозначное отношение к мусульманским странам, событиям 11 сентября 2001 года. У американской элиты также есть соблазн использовать антиисламизм Трампа для того, чтобы больше углубить американо-саудовские противоречия. Однако, на мой взгляд, пока на ситуацию больше влияет военно-промышленное лобби и вряд ли Трамп будет делать резкие шаги, которые вызовут раздражение Саудовской Аравии.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня