Чем обернется ответная блокада Донбасса для Киева

Власти республик планируют за два месяца переориентировать экономику с Украины на Россию

  
54930
Глава ДНР Александр Захарченко (слева) во время посещения Донецкого металлургического завода. Предприятие было повреждено в результате обстрелов и остановлено из-за прекращения поставок Украиной коксующегося угля, необходимого для выпуска стали
Глава ДНР Александр Захарченко (слева) во время посещения Донецкого металлургического завода. Предприятие было повреждено в результате обстрелов и остановлено из-за прекращения поставок Украиной коксующегося угля, необходимого для выпуска стали (Фото: Виктор Драчев/ТАСС)

Донбасс научился жить в условиях блокады, и теперь ДНР примет ответные меры против Киева. Об этом заявил лидер ДНР Александр Захарченко.

«Мы рубим все связи с Украиной, с которой воюем. Да, продавали уголь, чтобы получать деньги и платить зарплату здесь. Но за счет того, что мы научились жить в блокаде, мы объявляем блокаду Украине», — сказал Захарченко.

Он также рассказал о намерении «возродить те торговые цепочки, которые были во время Советского Союза». «Большая ложь Украины, что наша продукция нигде кроме, как на Украине, не нужна (…). Для России наша продукция нужна, и для Казахстана. Наш металл востребован на любом рынке Европы. Учитывая его себестоимость, он будет востребован… Сейчас надо правильно возродить те торговые цепочки, которые были во время Советского Союза», — заявил глава ДНР.

Кроме того, Захарченко подчеркнул, что работники предприятий с украинской юрисдикцией, на которой введено внешнее управление, будут получать зарплату не меньшую, чем на Украине.

«Она будет. Она будет в перерасчете по нашему курсу не менее, чем была на Украине. Переходный процесс будет 1,5−2 месяца. Зарплата будет рассчитываться из того, какой процент загрузки будет», — отметил он.

Читайте также

2 марта в эфире ток-шоу «Вечер» Захарченко сказал о том, что республикам Донбасса необходимо порядка двух месяцев для того, чтобы восстановить былые торгово-экономические связи с югом России после перевода бывших предприятий украинских олигархов под внешнее управление.

«Во времена Советского Союза, в основном, наша продукция шла на юг России — это были те старые экономические связи, которые после развала Союза были разрушены. По чьей вине — не будем сейчас говорить, но восстановить эти связи, в принципе, возможно. В какие сроки — это, конечно, второй вопрос. Я думаю, в течение полутора-двух месяцев мы это сделаем», — заявил Захарченко.

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман уже заявил, что блокирование поставок угля из Донбасса происходит в интересах России.

Вагоны с углем для Донецкого металлургического завода. 25 января представители украинских добровольческих батальонов заблокировали движение грузовых поездов с углем, следующих из неподконтрольных Киеву районов Донбасса (Фото: Михаил Соколов/ТАСС)

По его подсчетам, потери горно-металлургического комплекса (ГМК) Украины от блокады железной дороги на линии разграничения составят $ 3,5 млрд валютной выручки, что приведет к сокращению до 75 тысяч рабочих мест.

— Блокаду Украины со стороны относительно небольшого Донбасса можно по эффективности сравнить с ответной блокадой Евросоюза Россией, — считает главный редактор ФОРУМа. мск Анатолий Баранов.

— Конечно, некоторые бельгийские фирмы, выращивающие огурцы, разорятся, но в целом экономические потери для ЕС вполне переносимы. Тут значение имеет, конечно, больше моральный фактор. И не в том смысле, что «мы тоже большие и можем укусить за ботинок» — просто экономика, находящаяся под санкциями, учится жить по средствам, рассчитывая только на собственные силы и возможности.

Для России это привело к некоторому излечению от нефтепаразитизма по типу «стран-нефтесосов». Для Донбасса в перспективе может открыть новые рынки, но главное — привести к модернизации производства, которой украинские олигархи, проедавшие наследство СССР, не слишком занимались. Так что тут соревнование не в том, кто больше пострадает, а кто адекватней использует ситуацию. Правда на менеджерские и науко-технические таланты и нынешних полевых командиров, и их российских кураторов надежды не много.

«СП»: — Насколько, по-вашему, реально восстановление связей с югом России, которое Захарченко обещает осуществить за два месяца?

— Некоторые связи с югом России, например, транспортные, и не рвались. Что до кооперации и включения в производственные цепочки — это вопрос штучный. Может получиться, а может и нет. Тут как раз «кадры решают все». Но у меня большое беспокойство вызывает форма собственности и управления вновь образовавшимися активами. В тех условиях, в каких находятся ДНР и ЛНР, я не вижу никаких иных способов, нежели опора на трудовые коллективы. Но наши «птенцы гнезда гайдарова» от этого шарахаются, как вампир от чеснока. А управление по принципу «Трансмашхолдинга», приобретшего еще в довоенное время Луганский тепловозостроительный завод, когда весь менеджмент полностью осуществлялся из офиса на Новослободской в Москве, вряд ли в существующих условиях будет эффективен. Да он и тогда был не слишком-то…

Ну а трудовые коллективы, во-первых, единственные, кто обладает достаточной компетентностью, а, во-вторых, точно заинтересованы в сохранении и развитии производства.

«СП»: — Будет ли это означать, что Россия берет Донбасс на баланс? Потянет ли? Многие считают, что и Крыма достаточно…

 — На баланс и на кормежку — это два разных понятия. Если Россия возьмет какие-то предприятия на баланс, и баланс окажется положительным — очень хорошо. Но для развития и становления самостоятельной государственности, конечно, лучше, чтобы балансы сводились в Донецке и Луганске. Россия может выступить именно в качестве инвестора, но под конкретный бизнес-план, сверстанный на местах. Другой вариант — благотворительность без конца. Но это по большому счету никому не нужно.

Участники митинга против железнодорожной блокады Донбасса (Фото: Валентин Спринчак/ТАСС)

«СП»: — Кто может стать импортером продукции из Донбасса? Захарченко говорит о интересе Европы к донбасской стали…

— Не думаю, что западный потребитель в ближайшей перспективе начнет закупать продукцию с Донбасса, это скорее политика, чем экономика. Но есть ведь восток и юг, где подобная продукция куда более востребована, чем на западе. Вот на какие рынки надо в первую очередь ориентироваться ЛДНР, а «европейский выбор» оставить Украине.

«СП»: — По словам лидера Союза левых сил Василия Волги, введение в ЛДНР внешнего управления на бывших предприятиях украинских олигархов может представлять серьезную угрозу для правящего режима в Киеве, если провозглашенные республики смогут продемонстрировать экономический рост, более высокий, нежели на Украине. Насколько это реально?

— Василий Волга прав, но главным целеполаганием должно являться все же не желание «утереть нос» Киеву, а собственное развитие и становление собственной государственности, национальной экономики. На какое-то время лучше вообще забыть, что к западу от Донецка что-то есть. Ну считайте, что вы в Британии или Португалии — на западе океан, и чтобы его переплыть у вас пока нет подходящих средств. Придет время, и появятся свои «колумбы». А пока надо копить силы…

— Добываемый антрацит нужен прежде всего Украине, именно под донбасские энергоносители настроена вся энергетика и металлургическое производство Украины, — напоминает доцент НИУ ВШЭ, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Павел Родькин.

— В текущем положении Украина не в состоянии провести модернизацию собственного производства, закупки угля из других источников экономически нерентабельны. Остановка этих сфер самым негативным образом скажется на ситуации в стране, которая все больше и больше сводит на нет преимущества перед отколовшимися территориями. Донбасс страдает тактически, Украина же может понести крупное стратегическое поражение, которое полностью уничтожит ее промышленность, хотя, конечно, потери от разрыва некогда единого экономического пространства несут, и не могут не нести, все стороны дезинтеграции.

«СП»: — Захарченко заявил о намерении возродить торговые связи времен СССР и в течении двух месяцев для того, чтобы восстановить былые торгово-экономические связи с югом России. Насколько это реально?

— Возрождение торговых связей является для Донбасса фактически единственным реалистическим способом восстановить промышленную деградацию, которая являлась частью еще общеукраинских процессов. Правда, возродить такие цепочки невозможно без политической воли всех участников этого процесса, не только на уровне бизнеса, но и политической власти. Пока запуск реинтеграции «снизу» крайне осторожно воспринимается постсоветскими политическими элитами и не имеет инвестиционной поддержки со стороны национального капитала вследствие нестабильности и высоких политических рисков.

«СП»: — По словам Захарченко донбасский уголь и сталь нужны и России, и Казахстану, и даже Европе. Насколько это так? И насколько их реально будет продать? Ведь нужны, это еще не значит, что будут покупать?

— Главным препятствием для ДНР выхода на внешние рынки, даже внутри ЕАЭС является критическое отставание от модернизирующихся производств, например, в России, которые становятся и более рентабельными и более качественными. Не следует забывать, что и Казахстан и в особенности Россия сами являются самодостаточными странами, которые могут обеспечивать себя сырьем, продукцией низкого предела и высокотехнологической продукцией, а вследствие западных санкций Россия только увеличивает независимость в том числе и от старых советских цепочек, с чем в полной мере столкнулась та же Украина. Главный вопрос, как Донбасс сможет встроиться в новые производственные цепочки, которые развивает Россия, и которые формируются в рамках ЕАЭС. Фактически, еще долгое время потребителем донбасского энергетического сырья останется все равно Украина, правда получать его она будет через различные серые схемы и под другими «брендами».

«СП»: — По словам Захарченко, зарплата на предприятиях в перерасчете по курсу ДНР, будет не менее, чем была на Украине. Реально ли это? Может ли ДНР в перспективе и вовсе создать более привлекательную модель на контрасте с Украиной.

— Строительство социального государства является для ДНР единственным условием выживания и воспроизводства, олигархический или криминальный путь развития означает повторение печальной судьбы Республики Сербской Краины. С социальным государством связано вообще очень много ожиданий на всем постсоветском пространстве, модель которого позволяет реализовывать решения, которые считаются невозможными и нереальными в диком олигархическом капитализме, так что ДНР, при всех объективных сложностях, имеет шансы обеспечить граждан и сделаться более привлекательной по сравнению с Украиной, разумеется только не для элит и обслуживающих их классов. Именно поэтому такая модель воспринимается постсоветскими элитами как угроза.

Читайте также

«СП»: — Если гипотетически представить себе, что Донбассу удастся запустить предприятия на полную мощность, будет ли это означать экономическую самостоятельность Донбасса и полный отрыв от Украины?

— Фактически такой отрыв уже произошел, и он будет только увеличиваться. Сложность с инвестициями, модернизацией производств и запуск новых у ДНР компенсируется пока полной деиндустриализацией и деградацией в экономике самой Украины, потерей ей российского, а фактически и европейского рынка. Говорить об экономической самодостаточности Донбасса в отрыве от производственных цепочек и экономических связей явно преждевременно.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня