Эрдоган принес жертву Кремлю

Анкара предлагает Москве союз, в котором Вашингтон лишний

  
56992
Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (слева направо)
Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (слева направо) (Фото: AP Photo/Emrah Gurel/TASS)

В пятницу, 10 марта, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прибыл в Москву по приглашению президента РФ Владимира Путина. Этот визит турецкого лидера — первый после полуторалетнего перерыва — призван завершить процесс восстановления торгово-экономических связей двух стран, пострадавших от войны санкций, и обозначить пути сирийского урегулирования.

Вот как выглядят ключевые пункты в повестке Эрдогана:

— участие в шестом заседании Совета сотрудничества высшего уровня, который возобновляет работу после долгого перерыва;

— снятия ряда продолжающих действовать торговых ограничений, чтобы довести товарооборот Турции и России до $ 100 млрд. в год;

— возобновление строительства АЭС «Аккую», которое было приостановлено на восемь месяцев, и газопровода «Турецкий поток».

Отдельным пунктом стоит подписание соглашения о создании совместного российско-турецкого инвестиционного фонда объемом до $ 1 млрд. для финансирования проектов на территории двух стран. С турецкой стороны участником соглашения станет недавно созданный Национальный фонд благосостояния. Речь идет о поддержке проектов в разных отраслях, включая здравоохранение и туризм.

Читайте также

Большой блок вопросов посвящен военно-политической тематике. В состав турецкой делегации вошел глава Минобороны Турции Фикри Ышык, который обсудит возможности поставок российских вооружений, включая зенитные системы С-400. Плюс, Москва и Анкара попытаются договориться о будущем режима в Дамаске, и о перспективах взаимодействия в борьбе с группировкой «Исламское государство"*.

В центре обсуждения вопрос о том, кто будет освобождать Ракку — неофициальную столицу ИГ. Ранее предполагалось, что значительную роль в этой операции сыграют турецкие войска, однако после взятия Эль-Баба турки уперлись в контролируемую курдами территорию, куда к тому же введены сирийские войска. Это связывает Анкаре руки.

Кроме того, для Турции принципиально важно, чтобы курдские вооруженные формирования в освобождении Ракки не участвовали — иначе это может ускорить создание на севере Сирии враждебного туркам Сирийского Курдистана.

От итогов переговоров по Ракке зависят перспективы взаимодействия на Ближнем Востоке не только Турции и РФ, но и РФ и США.

Как повлияет визит Эрдогана на расклад сил на Ближнем Востоке, и в треугольнике Москва-Анкара-Вашингтон?

— Визит Эрдогана проходит на фоне разнонаправленных действий Вашингтона, — отмечает директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — С одной стороны, Россию не пригласили на встречу делегаций 68 стран международной коалиции во главе с США, на которой будет обсуждаться борьба с «Исламским государством» — об этом сообщил и.о. официального представителя госдепартамента Марк Тонер. С другой, по данным СМИ, ситуация вокруг Ракки обсуждалась 7 марта в турецкой Анталье в ходе беспрецедентных переговоров начальника Генштаба ВС России Валерия Герасимова с его турецким коллегой Хулуси Акаром и главой Объединенного комитета начальников штабов ВС США Джозефом Данфордом.

Это говорит о том, что ситуация в треугольнике Анкара-Москва-Вашингтон весьма нестабильная. Неслучайно накануне вылета в Москву Эрдоган заявил, что в Турции разворачиваются дебаты, стоит ли туркам вообще участвовать в штурме Ракки.

Дело в том, что по итогам встречи трех начальников генштабов в Анталье, американцы обозначили свое военное присутствие в Сирии — отправили туда 400 военнослужащих, плюс намерены перебросить еще 1000 военных из Кувейта.

Словом, США готовятся участвовать в штурме. Но одновременно Вашингтон настаивает, чтобы в штурме участвовала так называемая Сирийская свободная армия, а главное — курдские вооруженные формирования. Турцию последний пункт категорически не устраивает.

«СП»: — Чего опасается Анкара?

— Анкара не имеет ничего против участия в штурме сирийской регулярной армии вместе с сирийской же оппозицией, поскольку в случае разгрома ИГ эти силы договорятся и сформируют коалиционное правительство. Но участие в штурме курдов наравне с турками создает Анкаре серьезные политически проблемы.

Это означает, что курды смогут претендовать на место под политическим солнцем, и в будущем смогут участвовать в сирийском урегулировании и женевском процессе. Кроме того, присутствие американских, российских, турецких и иранских вооруженных формирований на территории Сирии объективно приводит к появлению зон влияния. По сути, дело сейчас идет к фрагментации Сирии и ее федерализации, что делает весьма вероятным появление в Сирии курдской автономии.

Американцы в такой ситуации сознательно разыгрывают курдскую карту. Через нее они пытаются играть против Тегерана, на территории которого существует неофициальный Восточный Курдистан, поскольку США намерены сразу после разгрома ИГ и фрагментации Сирии поставить вопрос и о фрагментации Ирана.

Такое усиление курдов не устраивает Эрдогана, поскольку в Турции уже сейчас идет гражданская война с членами Рабочей партии Курдистана. А после того, как Россия предложила свой проект сирийской конституции, где обозначалась Курдская автономия, стало ясно, что Москва и Вашингтон разыгрывают курдскую карту вместе.

«СП»: — Что при этом выигрывает Кремль?

— Турецкие СМИ пестрят заявлениями, что если только Москва поддержит Анкару в курдском вопросе, то более верного союзника на Ближнем Востоке, чем Турция, у России в истории никогда не будет.

На деле, ситуация в тактическом треугольнике США-Россия-Турция очень неоднозначная. Москва может либо разыграть партию с Вашингтоном, и выдавить Турцию на обочину политического процесса на Ближнем Востоке. Либо мы можем подержать турок, и сыграть против США.

И надо понимать: когда Анкара предлагает себя на роль вернейшего союзника, речь идет об экономических проектах — АЭС «Аккую» и «Турецком потоке». В результате, если раньше отношения с Турцией строились на принципе «политика отдельно, экономика — отдельно», то теперь политика и экономика работают вместе, и еще неизвестно, какая из этих составляющих первична.

Ситуация очень нестандартная, и зависит как от ходов Путина, так и от жертвы, которую может предложить Эрдоган. Это уравнение со многими неизвестными, и вряд ли его решение будет найдено в ходе нынешнего визита турецкого лидера.

— Центральной темой встречи Эрдоган-Путин будет судьба Ракки, — считает политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков. — Ее взятие прямо влияет на политическую конфигурацию, с которой начнется переход Сирии к мирному состоянию.

Ракка — город, в котором сегодня сосредоточены интересы американцев, турок, курдов, а также президента Сирии Башара Асада. Причем, в наиболее сложной ситуации находятся курды, которые позитивно относятся к России, но при этом очень хорошо относятся и к американцам, от которых получают массированную помощь. При этом курды реально воюют против ИГ, стремятся к созданию автономии, и потому крайне негативно воспринимаются турками.

Выход из этого клубка противоречий, я считаю, может быть лишь цепочкой временных компромиссов. Именно эта цепочка в ходе визита Эрдогана будет выстраиваться. Тем более, сейчас отношения между Анкарой и Москвой от жесткого противостояния вновь перешли в формат практически союзнических. Достаточно напомнить, что при взятии турками Эль-Баба активнейшую поддержку им оказывали российские ВКС.

Москва больше не говорит, что твердо выступает за суверенитет Сирии в довоенных границах. Со своей стороны, Анкара сняла требование немедленного ухода Асада — это огромная подвижка вперед.

Читайте также

Однако для Турции принципиально, чтобы Иран не занимал чрезмерно сильные позиции в новой конфигурации сил на Ближнем Востоке. И Эрдоган надеется, дополнительно сблизившись с Москвой, увеличить дистанцию в российско-иранских отношениях.

«СП»: — Какие сюжеты, помимо сирийского, будут обсуждаться в ходе визита?

— Важнейший — это судьба каскада атомных станций «Аккую», который фактически создает новую отрасль в экономике Турции. Атомная промышленность требует и строительства новых заводов и предприятий, и соответствующей системы образования. На деле, «Аккую» имеет для Анкары даже большее значение, чем «Турецкий поток».

* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня