Афган-2: «шурави» зовут на «большую стройку»

Кабул попросил Москву восстановить объекты, построенные СССР

  
9069
Афганистан. Кабул. Март 2017г
Афганистан. Кабул. Март 2017 г (Фото: AP/ТАСС)

В связи со снижением интереса к Афганистану со стороны США, Кабул ищет новые варианты поддержки национальной экономики. России в обмен на поддержку бизнеса предложено восстановить и построить свыше сотни инфраструктурных объекта. Об этом пишет газета «Известия» со ссылкой на атташе по торгово-экономическим вопросам посольства Афганистана в Москве Мохаммада Касема. Новый формат сотрудничества поможет России обеспечить безопасность на своих южных рубежах.

По словам торгового атташе, речь идет о 124 объектах, большая часть которых строились еще советскими специалистами. Среди них пять «топовых»: тоннель на перевале Саланг, электростанция в городе Пули-Хумри, хлебокомбинат в Кабуле, авторемонтный завод «Джангалак» и политехнический университет. Политическую «крышу» сотрудничеству даст сам президент Ашраф Гани, создавший для этой цели Высший экономический совет.

В последнее время Москва активно взялась за вопрос политического урегулирования в Афганистане. В середине февраля в российской столице состоялись шестисторонние консультации с участием Китая, Индии, Пакистана и Ирана. Причем американских представителей на встречу приглашать не стали, несмотря на то, что Вашингтон планирует увеличить своей военный контингент в этой стране.

Читайте также

Эксперт по Афганистану и Центральной Азии Дмитрий Верхотуров считает намечающееся сотрудничество экономически перспективным и важным для безопасности России.

— Эти 124 объекта в основном были построены про помощи СССР. Там много чего есть: и электростанции, и всевозможные заводы. Считается, что это экономический фундамент Афганистана. Эта тема обсуждалась несколько последних лет. Причем, больше по инициативе российской стороны. Сейчас, вот, и афганцы поддержали. Однако часть этих объектов надо не столько восстанавливать, сколько строить заново. А раз так, то надо пересмотреть сам подход. Предприятия надо строить комплексно: электростанция — рудник — перерабатывающий завод и т. п. Такие комплексы смогут перерабатывать сырье в готовые изделия.

В этом списке есть ключевые для Афганистана объекты, вроде тоннеля на перевале Саланг. Во время боевых действий он был не раз поврежден и Кабул хочет, чтобы Россия отремонтировала его. Это будет особенно важно, пока не будет построен тоннель Саланг-2. Существует проект второго тоннеля через тот же перевал. Некоторые объекты уже восстановлены. Например, ГЭС Наглу возле Кабула. Два-три года назад российские специалисты укрепили там дамбу, установили гидроагрегат, оборудование. Сейчас она уже действует.

«СП»: — В чем интерес России в предстоящем сотрудничестве?

— У России есть несколько причин для этого. Во-первых, это безопасность. Пока Афганистан нищий и бедный, он будет предрасположен к войне и никакие мирные переговоры всерьез ничего не изменят. Поэтому в данном случае экономика — это одно из средств обеспечения безопасности. Причем, довольно важное. Во-вторых, это расширение сферы экономического влияния России — новые рынки сбыта и т. п. Афганистан здесь очень интересен для России, потому что можно довести железную дорогу до Пакистана и получить прямой сухопутный маршрут из России в Пакистан и Индию.

Напомню, территория Афганистана с севера прилегает к системе железных дорог бывшего СССР — там есть несколько веток, которые заходят в Афганистан, а на юге к Пакистану. Если их соединить, то у нас будет прямой маршрут, независимый ни от проливов, ни от каналов. Эту дорогу будем контролировать мы. Потенциально очень интересный проект.

«СП»: — Какое значение имеет здесь личность президента Афганистана Ашрафа Гани? Он предложил будущим проектам политическую «крышу», но его биография показывает, что он, скорее, проамериканский политик — учился в США, работал у Карзая…

— Учился он в Америке или нет — это вопрос второстепенный. Понятно, что он проамериканский, и даже в большей степени, чем был Карзай. Но у России сейчас выбора нет, надо работать с тем президентом страны, который есть. С приходом администрации Трампа, Афганистан, возможно, лишится программы американской экономической помощи. Такая тенденция есть.

«СП»: — На февральской встрече в Москве по Афганистану шла речь об интеграции вооруженной оппозиции в мирную жизнь. Понятно, что без согласия «Талибана» ни какой трансафганской железной дороги и других строек не будет…

— Как раз экономические проекты, особенно крупные, это способ воздействия на «Талибан» *. Любой масштабный проект — это хороший заработок не только для компаний-инвесторов, но и для «широкого круга лиц». Например, в рамках проекта ТАПИ — газопровода из Туркменистана в Пакистан и Индию, как раз идет разговор по поводу подкупа талибов. России тоже придется этим заниматься. И это существенный вклад в безопасность, потому что чем больше группировок выйдет из военного противостояния, чем стабильнее будет ситуация в Афганистане, тем России лучше.

«СП»: — На той же московской встрече шла речь о предстоящем подключении государств Центральной Азии к процессу мирного урегулирования в Афганистане. Как это может быть связано с российской экономической экспансией в эту страну?

— Здесь подразумевался более широкий формат. Речь не только об экономическом, но и политическом и военном участии. Другое дело, что сами страны Центральной Азии пока не проявляют ярко выраженного желания. Пожалуй, кроме Туркменистана, у которого газопровод ТАПИ. Остальные пока побаиваются Афганистана, осторожничают. Им не хватает политического опыта. Когда благодаря российской воле и силе обстановка в Афганистане станет меняться к лучшему, они наверняка активизируются.

А для нас это — глубоко эшелонированная оборона от угроз с юга. Афганистан, затем пояс бывших советских среднеазиатских республик, затем Казахстан и только потом Россия.

Эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко указывает на важность не сплошной, а точечной помощи этой стране.

— Для Москвы важно определить приоритеты. Разумно было бы поддерживать афганские силы безопасности. До сих пор помощь ограничивалась поставкой 10 тысяч автоматов Калашникова и обучением нескольких сотен афганских наркополицейских в учебном центре в «Домодедово». Удивительно, но наш взнос в поддержку афганских силовиков был одним из самых мизерных. Даже Казахстан давал больше. Сейчас Россия могла бы заняться не только восстановлением советских объектов, но и новыми проектами.

«СП»: — Какими?

— Например, гуманитарными операциями под эгидой российских мусульман. Сейчас, в течение трех месяцев, Афганистан страдает от снежных заносов, завалов, снежных лавин и т. п. Только что погибли старатели в Бадашхане, а вообще засыпало целые деревни. Люди гибли целыми семьями. Для выживших существуют временные лагеря. Понятно, что жизнь в них не сахар. Одновременно из Пакистана возвращаются тысячи людей, которые тоже размещаются в таких лагерях. Если бы Россия могла развернуть гуманитарную миссию — это было бы удачным не только гуманитарным, но и политическим шагом. Это можно сделать либо от имени мусульманских регионов России, либо по линии Духовного управления мусульман России, либо Союза мусульман России.

Кстати, Китай уже перечислил деньги. Индия тоже работает в Афганистане. Они уже заявили, что будут строить дома для беженцев. Кого будут благодарить жители этих домов? Конечно, Индию! Идет демонстрация сочувствия. Это все не благотворительность, это серьезная региональная и трансрегиональная политика. Если бы был реализован проект «русского дома», Москва, с одной стороны, не обеднела бы, с другой — получила бы реальных союзников. Восстанавливать построенный когда-то СССР Дом науки и культуры, конечно, неплохо, но народу это «до фонаря». А вот жилье — другое дело. Люди — эгоисты, и афганцы тут не исключение. Надо быть более практичными в этих вопросах. Точечно финансировать проекты, направленные на те или иные группы людей.

Читайте также

«СП»: — Как скажется на потенциальных экономических планах России присутствие американского контингента в Афганистане? Тем более, они собираются увеличить свое военное присутствие там…

— Никакого противоречия здесь нет. Американцы действительно готовятся увеличивать свой контингент. Речь идет о двух возможных вариантах. Первый: незначительный — удвоить то, что есть сейчас. Всего будет 12 тысяч человек, что говорит об увеличении штата инструкторов и советников. Второй — более существенный: довести численность более чем до 35 тысяч человек. Это серьезнее. Это значит, что американцы будут принимать непосредственное участие в боевых действиях. Какая именно схема будет реализована, пока неясно, но это никак не помешает при желании российской стороны участвовать в экономических проектах. Точно так, как в этом участвуют иранцы, у которых сложные отношения с Вашингтоном, или китайцы. Они напрямую заключают соглашения с афганскими провинциями. России присутствие американцев тоже не помешает.


* По решению Верховного суда РФ от 14.02.2003 деятельность «Движения Талибан» в России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня