18+
четверг, 30 марта
Политика

Дмитрий Орешкин: «ЕдРо» решило сделать пиар на борьбе с МВД

Депутат Госдумы и член Генсовета партии Андрей Макаров без лишних затей предложил ликвидировать милицию

  
5

«Единая Россия» предложила… разогнать милицию! «Модернизировать МВД, реформировать МВД невозможно, его можно только ликвидировать», — сказал на пресс-конференции в центральном офисе «Интерфакса» член генсовета «ЕдРа», депутат Госдумы Андрей Макаров.

У партии есть и план преобразований. «Есть несколько шагов, которые необходимо сделать немедленно: из МВД должен быть выведен следственный аппарат, следствие не может находиться в МВД, необходимо решить вопрос по экономическим, налоговым преступлениям. Нельзя брать человека под стражу до тех пор, пока приговором суда не установлена его виновность», — убежден Макаров.

По словам депутата, необходимо в два раза сократить штат МВД России. «В нашей милиции работает кратно больше людей на душу населения, чем в любой цивилизованной стране мира. Мы можем совершенно безболезненно заявлять о том, что милиция будет сокращаться минимум в два раза. Надо вывести всю милицию за штат и начать очищение милиции с участием общественности, правозащитников», — заявил Макаров.

Дойдет ли дело до реальных реформ, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, как понимать высказывание Макарова, это серьезное заявление?

 — Макаров может выступать не от лица партии. Если в ближайшее время не последует поправок и комментариев со стороны партийного руководства, значит, выступление Макарова — пробный шар. Понятно, с милицией что-то надо делать. Это правда, что милиционеров у нас, при пересчете на душу населения, больше, чем где-либо в мире, и при этом они работают дико неэффективно. Понятно, что, возможно, основная проблема милиции в том, что она дезориентирована в главном: она выполняет требования закона, или требования вышестоящего руководства? Поскольку вышестоящее руководство разное, и у него разное требования, в том числе, связанные с личными интересами. Бывают даже внутримилицейские конфликты, когда один высокопоставленный милиционер обслуживает интересы одного клана промышленников и политиков, а другой — другого клана. Иное дело, следует ли сразу слушаться слов Макарова? Мне кажется, было бы очень полезно провести по этому поводу серьезные слушания в парламенте, обсудить проблему с разных точек зрения.

«СП»: — Но вроде Макаров все правильно говорит?

 — Легко говорить слова, что нужно сократить милицию вдвое. А кто будет отвечать, если произойдет вспышка насилия после этого? Понятно, что милиция работает плохо. Но если их сократить вдвое, вряд ли они станут работать лучше. А ситуация, когда страна оказывается без милиции, хотя бы и плохой, весьма неприятна. Эти места займут другие структуры, которые будут как бы отвечать за наведение порядка в своем представлении. Недовольство действиями милиции свойственно, по-моему, любому нормальному гражданину. Но с ответом, как из этой ситуации выходить, я бы торопиться не стал. Я бы предпочел провести серьезные исследования, оценить международный опыт. В том числе, опыт Грузии.

«СП»: — Но вот в Грузии, кстати, милицию разгоняли?

 — Да, они всех милиционеров отправили в отставку. Набрали новых людей, и их обучили. Но при этом они не скрывали, что используют для создания полиции опыт западных стран. И использовали западных инструкторов. Думаю, это правильный прием. Во всяком случае, претензии к полиции в Грузии приходится слышать не очень часто. Скорее наоборот. Но ведь наши на такую реформу не пойдут. Им же Запад не указ, у нас же свой путь развития. Соответственно, мы можем пойти по этому пути, и придти к обычному нашему результату: кого-то разогнать, начальников поменять, кого-то напугать, и после этого успокоиться. И все будет работать. Как раньше. Мне кажется, базовая проблема в том, что милиция не должна слушаться никого, кроме закона. У нее должен быть четко прописанный регламент, где сказано, что основная задача милиции — правоохранительная функция. Это должны быть органы, охраняющие права и законность. А они де-факто выполняют функцию охраны крупных начальников, и связанных с ними финансовых, экономических и политических групп. И права гражданина здесь даже не на пятом, а на десятом месте.

«СП»: — По поводу прав граждан. Вот юрист Магнитский, который умер в СИЗО «Бутырки». Медведев обратил внимание на этот случай — и немедленно по факту смерти Магнитского возбудили уголовное дело. Но тут же из дела исчезли все записи самого Магнитского, так что теперь абсолютно нереально установить, кто виноват. Почему так случилось?

 — Это естественно. Милиция обслуживает не закон, и даже не президента — мнение президента она спокойно пропускает между зубов. Милиция обслуживает интересы вполне конкретных влиятельных персон среднего уровня. Поэтому инициативы президента будут благополучно топиться. Напомню, в деле Магнитского на кону стояло 5,4 млрд. рублей. (В пресс-релизе фонда Hermitage Capital Management, поступившем в РИА Новости, утверждалось, что с 2007 года Сергей Магнитский защищал интересы фонда Hermitage и банка HSBC в связи с совершением против них мошеннических действий, в которые был вовлечен ряд коррумпированных чиновников: «В ходе расследования мошенничества Сергей Магнитский дал обличающие показания о вовлечении ряда сотрудников правоохранительных органов в осуществление мошенничества, связанного с хищением компаний фонда, приведшего в последующем к хищению бюджетных средств в размере 5,4 миллиарда рублей. Вскоре после этого, 24 ноября 2008 года, Сергей Магнитский был арестован группой тех же сотрудников МВД». — Прим. авт.) Эти деньги, возможно, увели люди, связанные с правоохранительными органами. Деньги такого масштаба рядовой майор или полковник не украдет. Вероятно, милиция, в данном случае, выступает на стороне тех людей, которые хотят спустить дело Магнитского на тормозах.

Обратите внимание, уголовное дело по факту смерти возбуждено по «нейтральным» статьям — «неоказание помощи», «несоответствие своим обязанностям». А где 5,4 миллиарда, куда они делись?! Ведь при добросовестном расследовании надо говорить не только о том, что человека погубили, но и почему это случилось. А тут нет ответа на ключевой вопрос: где деньги? Худо-бедно, это 200 миллионов долларов. На такие деньги много что можно купить. Например, сделать так, чтобы из дела исчезли все свидетельские показания и доказательства.

«СП»: — О чем это говорит?

 — Все это следствие глобальных проблем нашей политической системы. Когда под разговоры о наведении конституционного порядка была попытка реставрировать советскую модель, когда силовики находятся вне контроля общества, когда парламент не выполняет функций, которые ему от общества делегированы, потому что он формируется с помощью фальсифицированных выборов. Раз так — рассчитывать особенно не на что. Можно слышать слова из этого парламента, примерно такие же, какие говорит г-н Макаров, но реальных шагов вряд ли можно дождаться. Потому что, если, действительно, переходить на проблему законности, у нас и ЦИК может пострадать, она тоже не блистательным образом соблюдает закон. Поэтому одно дело поговорить, выразить негодование, поиграть в популизм. Другое дело — решать проблему. И я хорошо понимаю, что сейчас мы получим очень много громких слов, что надо навести порядок, кого-то спустят с раската, может быть, и министра Нургалиева. Но ситуация от этого не изменится.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня