Снижение уровня коррупции встревожило Генпрокуратуру

Количество выявленных преступлений такого рода снизилось на 14%. Повод ли это для радости?

  
4182
Снижение уровня коррупции встревожило Генпрокуратуру
Фото: Александр Колбасов/ТАСС

Количество зарегистрированных в России преступлений коррупционной направленности за полгода снизилось почти на 14%, а выявленных взяток — на 30%. Об этом сообщил генеральный прокурор РФ Юрий Чайка в ходе полугодовой коллегии Генпрокуратуры.

По данным прокуратуры, за шесть месяцев 2017 года зарегистрировано 18,4 тыс. коррупционных деяний против прошлогодних 24,4 тыс. Для сравнения: в 2016 году количество выявленных преступлений такой направленности выросло на 1,4% к 2015-му. В текущем полугодии наименьшее число таких преступлений зарегистрировано в Сибири, а вот на Северном Кавказе наблюдается рост коррупции на 18,1%.

Тем не менее, радоваться резкому снижению уровня коррупции в стране пока рано. Как сообщил заместитель генпрокурора Александр Буксман, «объективных факторов, объясняющих такую стремительную динамику, не существует». Генпрокурор также высказал обеспокоенность снижением раскрываемости коррупционных преступлений. «Объективных причин этим цифрам нет, а в некоторых регионах ловили только мелких взяточников. Необходимо перенаправить деятельность на выявление более значимых нарушений», — подчеркнул он. Поэтому возникшую динамику обсудят на специальном совещании ведомства в конце года.

Читайте также

Буксман добавил, что почти половину всех выявленных случаев взяточничества составляют небольшие суммы до 10 тысяч рублей. В отдельных регионах на них приходится основная часть преступлений. Например, в Кабардино-Балкарии мелкие взятки составляют 93% от общего числа соответствующих преступлений, в Кировской области — 80%.

В 2016 сумма возмещенного ущерба от коррупционных преступлений также снизилась на треть относительно предыдущего года. С коррупционеров взыскали 5,1 млрд руб. против 7,3 млрд руб. в 2015 году.

В то же время, Генпрокуратура сообщила, что продолжает расти количество чиновников, уволенных «в связи из-за утраты доверия». За полгода на этом основании лишились работы 377 должностных лица, тогда как за весь прошлый год было зафиксировано 383 таких увольнения.

Так что происходит с борьбой с коррупцией в России? Число таких правонарушений снижается или правоохранительные органы просто стали реже их раскрывать?

Председатель «Национального антикоррупционного комитета» Кирилл Кабанов считает, что коррупция, особенно низовая, все же показывает тенденцию к уменьшению.

— Прокуратура ведет свои отчеты по уголовным делам и коррупционным правонарушениям. Мы считаем немного по-другому, но общая корреляция у нас совпадает. Тенденция к снижению уровня коррупции у нас также отмечена.

Что касается снижения статистики — в свое время президент дал два поручения. Во-первых, перестать отчитываться только о мелких преступлениях. А во-вторых, заняться более крупномасштабными коррупционерами. После этого и пошли задержания губернаторов, чиновников федерального уровня. Для того, чтобы это стало возможным, необходимо было проделать серьезную правоохранительную работу.

Нужно учитывать и другие факторы, которые привели к снижению статистики. Например, когда были только приняты законы по декларированию, по конфликту интересов, коррупционных правонарушений фиксировалось больше. Но постепенно выстроилась система контроля. Это говорит об общей позитивной тенденции в организации по противодействию коррупции, особенно низовой. Хотя она, безусловно, остается одной из основных угроз нашей национальной безопасности.

«СП»: — А почему снизилась низовая коррупция?

— Потому что изменились процедуры, которые делают это явление возможным. Например, если еще 5−6 лет назад человека вынуждали давать взятку за то, чтобы сделать загранпаспорт, то теперь можно спокойней и быстрей все оформить с помощью системы одного окна. ГИБДД во многом заменили камеры наблюдения на дорогах. Соответственно, и тут были уменьшены коррупционные возможности. Усилился контроль по закупкам, по бюджетным тендерам. А это тоже ведет к позитивной динамике.

Коррупция — это ведь бизнес, получение ренты с административного ресурса. Сегодня мы видим тенденцию к ее снижению. Уменьшение зарегистрированного числа коррупционных преступлений не говорит о том, что правоохранительные органы стали работать хуже. Но они стали работать по преступлениям более высокого профиля. А это требует более длительных и серьезных расследований. Я считаю это позитивным трендом. Правоохранительные органы ориентированы на более серьезных фигурантов, региональных и федеральных чиновников. И это правильно.

Член президиума «Национального антикоррупционного комитета», бывший старший следователь по особо важным делам Павел Зайцев не думает, что коррупция действительно снизилась на десяток с лишним процентов.

— С одной стороны, это говорит о том, что количество преступлений снизилось. Но стоит учитывать, что были ликвидированы некоторые статьи Уголовного кодекса. Поэтому все достаточно условно.

Кроме того, к подсчету уровня коррупции можно подходить формально с точки зрения статистики, отсюда и такие показатели.

Я думаю, что число коррупционных преступлений осталось примерно на прежнем уровне. Вряд ли их стало принципиально больше или меньше. На несколько процентов изменения могли произойти в ту или иную сторону. Но не на десяток с лишним процентов.

«СП»: — Почему половина всех выявленных взяток — это мелкие суммы до 10 тысяч рублей?

— Это вполне естественно. Всегда больше всего выявлялась и будет выявляться именно низовая коррупция. Ее значительно больше просто потому, что нижестоящих чиновников больше, чем вышестоящих. Топ-чиновников численно гораздо меньше. Соответственно, их реже привлекают к ответственности за коррупционные преступления.

Председатель «Национального комитета по противодействию коррупции в РФ» Юрий Макеев полагает, что на снижение коррупционной статистики может влиять и внутриполитическая ситуация.

— Факты публикации случаев выявления коррупции и составление статистических отчетов во многом связаны с политическими процессами. Чем ближе предвыборная кампания, тем будут сильнее снижаться официальные показатели. И тем больше оппозиция будет стараться пиариться на этой теме.

Читайте также

Не исключено, что снижение коррупционных показателей связано с внутренней ситуацией. В условиях санкций и внешнего давления могло быть принято решение не нагнетать обстановку внутри страны. Потому что в этом случае политические и общественные процессы могут стать малоуправляемыми в преддверии предвыборной кампании.

Поэтому не думаю, что произошло фактическое снижение коррупции на 14%. Скорее всего, это только статистика. Но после выборов борьба с коррупцией и громкие дела возобновятся с новой силой. Ведь любому антикоррупционному процессу предшествует длительное расследование. Невозможно кого-то обвинить в коррупции или выдать ордер на арест без детальной проработки. Как правило, на это уходит год, два, а то и три.

Сейчас уже существующие дела могут отложить под сукно по изложенным мной причинам. Но это не значит, что их нет, что такие расследования не ведутся и не будут доведены до конца.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня