Невежественный Трамп учится у зануды Обамы

Стараясь выжить, президент США победит неоконов и ястребов или сдастся на их милость

  
1844
на фото президент США Дональд Трамп и экс-президент США Барак Обама (слева направо)
на фото президент США Дональд Трамп и экс-президент США Барак Обама (слева направо) (Фото: AP/ТАСС)

Несмотря на весь хаос и всю мерзость событий последних семи месяцев, президент Трамп, наконец-то, начал разворачивать внешнюю политику США в сторону от неоконсервативного подхода — ведения нескончаемых войн и постоянного увеличения перечня врагов.

Перемена произошла, по большей части, за сценой и была замаскирована за воинственными высказываниями самого Трампа — такими, как его обязательство «одержать победу» в Афганистане и случайные всплески насилия (смертоносный удар ракетами «Томагавк» по аэродрому в Сирии).

Некоторые советники Трампа принижают значение происходящего сдвига потому, что это может усугубить действия демократов, одержимых навязчивой идеей вмешательства России в выборы и стремящихся добиться импичмента Трампа. Каждое миролюбивое движение Трампа истолковывается как отплата за «взятку», якобы полученную от России и повод для сомнительных утверждений, что Россия как-то поспособствовала его избранию.

Тем не менее, несмотря на эти внешние препоны и сумасбродное поведение самого Трампа, он остается открытым для нешаблонных альтернатив тому, что когда-то критиковал еще президент Обама, называя это «вашингтонской схемой игры». Речь идет о военном решении международных проблем.

Читайте также

В этом смысле примитивное понимание мира Трампом оказалось определенным преимуществом, поскольку он никогда не вписывался в вашингтонское групповое мышление. К тому же, сам он лично презирает видных политиков и руководителей СМИ, старающихся кастрировать его с самого первого дня после выборов. Но его невежество не дает ему возможности видеть, как глобальные кризисы пересекаются между собой, и не позволяет выработать связную и последовательную доктрину.

Это прошло почти незамеченным, но, вероятно, самое важное внешнеполитическое решение Трампа состояло в прекращении тайной поддержки сирийских повстанцев Центральным разведывательным управлением и в сотрудничестве президента с российским Владимиром Путиным в вопросе о расширении зон примирения в Сирии.

Этими действиями Трамп внес свой вклад в резкое сокращение кровопролития в Сирии. Сейчас уже представляется возможным, что сравнительно светская власть президента Сирии Башара Асада укрепляет свой контроль и что какая-то часть сирийских беженцев возвращается в свои дома. Сирия приступает к трудной работе по восстановлению разрушенных городов — таких, как Алеппо.

Но антипатия Трампа к каким-либо новым военным авантюрам в Сирии подвергается постоянным испытаниям со стороны израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, угрожающего наносить удары по силам Ирана и Хезболлы, находящимся в Сирии.

Совсем недавно, по сообщениям израильской прессы, высокопоставленная делегация во главе с шефом Моссад Йоси Коэном донесла до сведения американских властей угрозы Нетаньяху. Нет сомнений в том, что израильский лидер напрямую поднял те же самые вопросы в телефонном разговоре с самим Трампом.

Биби надоел

Как мне удалось узнать от своих источников, Нетаньяху Трампу все больше и больше надоедает. Трамп устал от его постоянных требований и угроз. Трамп решительно отверг возможность поддержки нападения со стороны Израиля и отмел страхи Израиля, отметив, что именно политика Нетаньяху, направленная на поддержку повстанцев в Сирии, послужила причиной трудного положения Израиля, поскольку эта политика содействовала вовлечению в конфликт Ирана и Хезболлы.

Позднее Нетаньяху лично съездил в Сочи, чтобы и Путину выдвинуть то же самое неприкрытое предупреждение о намерении Израиля нанести удары по целям в Сирии, если Иран не уберет оттуда свои силы.

Источник, осведомленный об обстоятельствах этой встречи, сказал мне, что Путин саркастически ответил «Удачи!» и что чванливый Нетаньяху выглядел «выбитым из колеи».

Тем не менее, какой-нибудь крупный удар Израиля по позициям Ирана в Сирии станет испытанием прочности Трампа, поскольку Трамп подвергнется громадному давлению со стороны конгресса и мейнстримовских СМИ. Они-то будут выступать за то, чтобы осуществить вторжение на стороне Израиля. В самом деле, реалистично говоря, Нетаньяху рассчитывает на свою способность втянуть Трампа в конфликт, поскольку в одиночку Израиль не в состоянии отразить возможный российский контрудар.

Но здесь Нетаньяху, возможно, идет по тонкому льду, поскольку Трамп, кажется, винит высокопоставленных покровителей Израиля в Америке — неоконов — за большую часть своих политических неудач. Они противостояли ему во время республиканских праймериз, они выступали на стороне Хиллари Клинтон во всеобщих выборах, они раскрутили «российский скандал» с целью его ослабить.

Президент Обама сталкивался со схожим политическим давлением, имевшим целью заставить его отстаивать региональные интересы Израиля. Именно поэтому Обама и утвердил программу тайных операций ЦРУ в Сирии и иные виды помощи повстанцам, хотя он никогда не был горячим сторонником Израиля. Ему тоже со временем надоело нескончаемое запугивание со стороны Нетаньяху.

Обама покорился требованиям неоконов официального Вашингтона и ястребов в его собственной администрации — таких, как госсекретарь Хиллари Клинтон, директор ЦРУ Дэвид Петреус, его предшественник Джон Бреннан и посол США в ООН Саманта Пауэр.

Сирийский конфликт был составной частью более обширной, выбранной вашингтонскими неоконами, стратегии по свержению и демонтажу тех режимов, которые, как казалось, причиняли беспокойство Израилю. Поначалу неоконы предполагали сместить династию Асадов сразу после вторжения в Ирак в 2003 году. Следующим пунктом в их «меню» стояла «смена режима» в Иране. Но катастрофическая война в Ираке опрокинула график неоконов.

Хаос «смены режимов»

Либеральные интервенционисты Демократической партии, состоящие в плотных союзнических отношениях с республиканскими неоконами, включили в свои планы и Ливию. Ее лидер Муамар Каддафи был убит в 2011 году. Вслед за этим оружие из арсеналов Каддафи было отправлено в Сирию, что содействовало укреплению позиций боевиков-повстанцев, связанных с союзником Аль-Каиды*, Фронтом Аль-Нусра**, и других исламистских группировок.

В условиях, когда поддерживаемые Вашингтоном «умеренные повстанцы» действовали бок о бок с сирийским филиалом Аль-Каиды, неоконы/либеральные ястребы прибегли к хитрым и изощренным пропагандистским уловкам, чтобы оправдать свою поддержку террористов. Адвокаты «смены режима» принялись изображать ситуацию в Сирии в черном и белом цветах. Естественно, сторона Асада носила черные шляпы, а различные анти-асадовские «активисты» — белые (буквально, «белые каски»). Госдепартамент и его подельники — мейнстримовские СМИ — распространяли леденящие кровь ужасные истории об Асаде (хотя скрывать правду о роли Аль-Каиды было невозможно), которые играли на руку повстанцам. Они навесили на Асада ярлык «магнита для террористов» (а позднее — для ИГИЛ***). Этот аргумент на годы стал излюбленным для Белого дома.

Однако гуманитарные последствия сирийского конфликта и других продвигаемых Соединенными Штатами войн по «смене режимов» были ужасны. Они сеяли смерть и разрушение по, и без того хрупкому, Ближнему Востоку, породили волны отчаявшихся беженцев, наводнивших Европу, что спровоцировало политическую нестабильность в ряде стран ЕС.

К осени 2015 года продвижение повстанцев в Сирии — с использованием передового противотанкового вооружения из США — заставило Путина принять приглашение Асада разместить российскую авиацию для поддержки вооруженных сил Сирии, Ирана и Хезболлы. Вскоре ход войны изменился в пользу Асада.

Неизвестно, что сделала бы Хиллари Клинтон, завоюй она Белый дом в ноябре 2016 года. Вместе со всем внешнеполитическим истэблишментом США она раз за разом призывала к установлению «бесполетных зон» в Сирии для того, чтобы воспрепятствовать действиям сирийской и российской авиации. Один только этот шаг мог бы привести к эскалации конфликта до уровня Третьей мировой войны.

Но Трамп, которому недоставало «утонченности и изощренности» официального Вашингтона, не мог взять в толк, как устранение Асада, который вел войну против террористических группировок, могло бы посодействовать поражению этих самых террористов. Трамп, кроме того, видел, как подобные же аргументы доказали свою несостоятельность в Ираке и Ливии, где «смена режимов» породила хаос и терроризм.

Потворство саудитам/израильтянам

Однако в начале своего президентского срока малообразованный Трамп в рассмотрении ближневосточных проблем шатался от одного подхода к другому. Поначалу он следовал в русле грандиозных замыслов своего зятя Джареда Кушнера, вознамерившегося подрядить Саудовскую Аравию на разрешение израильско-палестинского конфликта. То есть, саудиты должны были оказывать давление на палестинцев, чтобы Израиль мог диктовать свои условия решения проблемы.

Символом воплощения схемы Кушнера стали первые зарубежные визиты Трампа в Саудовскую Аравию и Израиль в мае этого года. Но, как мне сообщили мои источники, Трамп, в конце концов, охладел к идеям Кушнера и стал рассматривать тандем «Израиль-Саудовская Аравия» как составную часть ближневосточных бед, особенно после того, как ознакомился с длительной историей поддержки Саудовской Аравией Аль-Каиды и других террористических группировок.

Возможно, самым значимым в этом смысле является то, что в июле Трамп по-тихому отменил тайную войну ЦРУ в Сирии. В США некоторые адвокаты «смены режимов» жаловались по поводу этого «предательства» «дела повстанцев», а некоторые демократы попытались увязать это решение Трампа с «российским скандалом», разваливающимся у них на глазах. Т.е. они утверждали, что Трамп принял это решение в качестве отплаты Путину за якобы его помощь в ходе выборов.

Однако суть заключается в том, что эта политика Трампа поспособствовала сокращению масштабов кровопролития в Сирии и уменьшению перспектив победы Аль-Каиды и ИГИЛ.

Таким образом, происходит постепенно обучение Дональда Трампа. Оно время от времени прерывается из-за его нестабильного характера и его неспособности противостоять политическому давлению, как это имело место 4 апреля, когда он принял поспешное решение и возложил на власти Сирии вину за химический инцидент в контролируемой Аль-Каидой деревне Хан-Шейхун.

Трамп этим своим решением похвалялся. Это контрастирует с занудством Обамы. Однако, естественно, официальный Вашингтон и мейнстримовские СМИ не только приняли за чистую монету утверждения о вине властей Сирии, но и похвалили Трампа за то, что он нажал кнопку. Позднее Хиллари Клинтон сказала, что, будь она президентом, она пошла бы дальше и ввела бы «бесполетную зону».

Как бы бездумна и жестока ни была ракетная атака Трампа, она предоставила ему некоторое «прикрытие» для встречи с Путиным на саммите G-20 в Германии 7 июля. В центре внимания была Сирия и прекращение тайной войны ЦРУ.

Террор, который поддерживает Саудовская Аравия

По сведениям, полученным от моих источников, Трамп вернулся к своему прежнему отношению, которое сформировалось у него еще до выборов. Он считает, что Саудовская Аравия — это главный спонсор террористических группировок и ключевой провокатор беспорядков в регионе. Главная причина этого — ее соперничество с Ираном. И это — один из ведущих факторов войн и в Сирии, в Йемене.

И хотя Трамп повторял вашингтонскую двухпартийную (и покрытую мраком недоказуемости) мантру о том, что Иран это главный спонсор терроризма, он, как представляется, движется в сторону более честного взгляда и признает фальшивость неоконовской пропаганды об Иране.

Охлаждение Трампа по отношению к Саудовской Аравии, возможно, содействовало некоторому потеплению в отношениях этих двух стран, религии которых конфликтуют уже больше 1 400 лет. Недавно было неожиданно объявлено, что две страны планируют обменяться дипломатическими визитами. Даже в тех сферах, где Трамп допускал безрассудные высказывания — как это было в случае с «огнем и яростью» в отношении Северной Кореи, — его закулисная политика представляется более открытой к компромиссу и даже к примирению. От источника, располагающего достоверными сведениями, были получены данные о том, что за неделю напряженность в отношениях с этой страной снизилась, и появились завуалированные предложения поставить в Северную Корею продукты питания, чтобы стимулировать Пхеньян прекратить ракетные разработки и даже начать политические переговоры с Южной Кореей.

В Афганистане Трамп, возможно, тоже играет двойную игру. С одной стороны, он выступает с ястребиной речью, вроде бы, утверждая, что конфликт, который длится 16 лет, имеет «открытый конец». А с другой, он втихаря подает сигналы о готовности вести переговоры с Талибаном **** о политическом урегулировании.

Одна из альтернатив заключается в том, что может быть принята идея о коалиционном правительстве, в которое войдет и Талибан. А войска США будут отведены на базу, откуда они смогут наносить удары по террористам, если Аль-Каида и другие международные террористические группировки вновь разместятся в Афганистане.

Многие из последних внешнеполитических инициатив Трампа отражают враждебное отношение к интервенционизму неоконсерваторов бывшего главного стратега Белого дома Стива Бэннона. Госсекретарь Рекс Тиллерсон, бывший руководитель Exxon-Mobil, также разделяет более прагматичный подход к международным отношениям, чем некоторые из его идеологизированных предшественников.

Пусть еще и в зачаточном состоянии, но эта политика представляет собой новый реализм во внешней политике США. Он во многом схож с тем, что предпочитал президент Обама, но что он зачастую не желал или не мог довести до своего логического завершения. Его останавливали страх перед Нетаньяху и могущество неоконов и их союзников из лагеря либеральных ястребов.

Тем не менее, наиболее важные решения Обамы — не наносить мощного удара по Сирии в августе 2013 года и заключить соглашение с Ираном по ядерной программе — представляли собой сходный путь — отход от войны. И это навлекало осуждение со стороны израильско-саудовского тандема и американских неоконов.

Будучи республиканцем, который поднялся в политике благодаря потворству «электоральной базе» Республиканской партии и ее ненависти к Обаме, Трамп на словах всегда выступал против обамовской линии и по Сирии, и по Ирану. Но сейчас он, возможно, дрейфует в направлении именно этих позиций. Постепенно Трамп пришел к осознанию того, что неоконы и другие его политические противники стремятся стреножить и унизить его. И, в конце концов, снять его с должности президента.

Вопрос заключается в следующем: приведет ли Трампа его инстинкт выживания к такой политике, которая притупит стратегию его противников, или тот же инстинкт побудит его поддаться и уступить их требованиям.

Автор (англ. Robert Parry) — американский журналист-разоблачитель, известный своими журналистскими расследованиями в Ассошиэйтед Пресс и Newsweek по делу Иран-контрас, об американской помощи никарагуанским контрас, связанным с незаконным оборотом кокаина в США в 1985 году, а также о катастрофе рейса MH17, когда он опубликовал факты, объединение которых, по его мнению, убедительно показывает, что после нескольких месяцев безуспешных попыток спровоцировать повстанцев Донецкой и Луганской народных республик на уничтожение гражданских пассажирских самолётов вооружённые силы Украины сами сбили пассажирский самолёт.

В 1984 году был награждён премией Джорджа Полка (учреждена в 1948 году, в память корреспондента CBS Джорджа Полка, убитого при освещении греческой гражданской войны (Гражданская война в Греции).

Читайте также

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

* Аль-Каида («База») — международная террористическая организация, деятельность которой в России запрещена решением Верховного суда РФ от 14.02.2003.

** Аль-Нусра («Джебхат ан-Нусра») — созданная во время гражданской войны в Сирии террористическая группировка, деятельность которой в России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.

*** Исламское государство («Исламское Государство Ирака и Леванта», ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой в России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.

**** «Движение Талибан», террористическая организация, деятельность которой в России запрещена решением Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня