18+
среда, 29 марта
Политика

Британская разведка: война в Ираке началась из-за русских

По новой версии Ми-6, во всем виноваты не США и их союзники по НАТО, а руководство России

  
195

Глава британской разведки (МИ-6) Джон Сорз объявил Россию виновницей вторжения в Ирак. Этим заявлением были открыты общественные слушания в Лондоне, посвященные расследованию обстоятельств начала второй иракской войны. По версии МИ-6, причиной войны стала не иракская нефть, а многомиллиардный долг, который в 2001 году Россия рассчитывала получить с Хуссейна, из-за чего была вынуждена поддерживать его позицию на переговорах.

Джон Сорз заявил депутатам британского парламента, что именно Россия ответственна за провал попыток ввести в 2001 году против режима Саддама Хусейна так называемые «разумные санкции», которые позволили бы избежать вооруженного столкновения. «Умные санкции» должны были разрешить импорт в Ирак всех товаров, кроме тех, которые считаются пригодными для использования в военных целях. В итоге, по словам Сорза, переговоры по санкциям «провалились из-за того, что на них не согласились русские». «Официальным предлогом для этого послужило то, что новый режим санкций якобы был, по их мнению, слишком широким и сложным. Но подлинной причиной было то, что, как признались нам высокопоставленные россияне, они беспокоились за свои коммерческие интересы в Ираке», — цитирует заявление британского разведчика BBC.

Джон Сорз напомнил, что в 2001 году действовала программа «нефть в обмен на продовольствие», которая устраивала Багдад больше, чем предложенные «умные санкции». «Иракцы пригрозили разорвать контракты с Россией, если она согласится на новые санкции. Это привело к тому, что русские, в свою очередь, пригрозили наложить вето на резолюцию, если мы представим ее на голосование», — рассказал Сорз.

Можно ли согласится с такой трактовкой событий, рассуждает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

«СП»: — Евгений Янович, Россия действительно виновата?

 — Я более-менее представляю себе, что тогда творилось в отношениях между нами, ООН, западным сообществом, а также Ираком. Исходя из этого, могу сказать, что здесь российская вина примерно такая же, как в восстании Уота Тайлера или подписании принцем Джоном Великой хартии вольностей. Можно перечислить еще несколько тяжелых российских интриг, в результате которых Великобритании пришлось страшно страдать, помимо захода в Ирак. Но если говорить серьезно — разумеется, разведчики и политики всего мира обязательно должны найти того, кто виноват в их глупости. В случае с Ближним Востоком это всегда будет Израиль, с Дальним Востоком — китайцы. Именно не Китай, потому что он большой и хорошо вооружен, а местные китайцы, которых после этого пойдут громить. А в случае с Великобританией, после того, как Наполеона не стало, во всем должна быть виновата, безусловно, Россия.

Это добрая традиция, которая закончилась только в 1907 году заключением подписанного главами МИД двух стран соглашения о разделе сфер влияния в Иране, Афганистане и несчастном, принадлежащем ныне Китаю Тибете. Но поскольку через 10 лет случился Октябрьский переворот, у нас опять все испортилось — мы последующие лет 90 с Великобританией находились, когда в более, когда в менее, но все равно — плохих отношениях.

Пожимаю плечами. Ну, уж от кого, а от человека, являющегося подданным Великобритании, трудно ожидать такого скептического отношения к защите бизнес-интересов. Британия состоялась на защите собственных экономических интересов. На том, что она посылала эскадры защищать эти интересы, посылала корпуса в Европу столетиями на войну за эти интересы — на Ост-Индийскую и Вест-Индийскую кампании. На этом веками строилась Великобритания — и построилась. Я не знаю ни одного случая, когда британская политика базировалась бы на идеях, которые не были бы основаны на хлопке и угле, стали и нефти, — короче говоря, на экономике.

Коль скоро в Британии это так, а мы страна, ориентированная на вестернизацию и модернизацию, чего же пенять, что Россия четко сориентировалась на англо-британскую модель защиты своих интересов в Ираке. Своих, а не, например, интересов Дика Чейни, Тони Блэра и других замечательных джентльменов, которые к российской экономике не имеют никакого отношения. А чьи интересы Россия в Ираке должна была защищать? Естественно свои. Разве, кто-то делает иначе?!

«СП»: — А как же идеи демократии?

 — С некоторых пор, разумеется, принято говорить, что вы действуете, контролируя то или иное нефтяное месторождение, или трассу транзита углеводородов, исключительно в интересах демократии. Собственно говоря, можно в качестве варианта говорить в таких ситуациях о распространении христианства, социализма, демократии. Аль-Каида говорит о распространении правильной версии ислама, например. Какая разница, какая именно форма ханжества составляет основу вашей риторики? В данном случае — в случае замечательного выступления г-на Сорза, развожу руками, понимая, что со времен Бенджамина Дизраэли британские политики значительно потеряли в риторике, но сохранили удивительную особенность сваливать собственные ошибки и провалы на других.

«СП»: — Вы говорите, они сваливают свои ошибки на нас. А они в чем ошиблись?

 — Воевать в Ираке было нельзя. Мы говорили об этом с американцами, с англичанами. Говорили разные люди, в том числе ваш покорный слуга. Мне не удалось донести свои слова дальше, чем до уха американского президента Джорджа Буша-младшего, а также Кондолизы Райз.

Мы говорили простую вещь: плох или хорош один бешенный тигр для демократии, мы не знаем, но то, что после него будет 10 тысяч бешеных крыс — это намного хуже для демократии. Каждый иракский шейх или руководитель общины в городском квартале станет маленьким Саддамом Хусейном, начнется война всех против всех. В страну придет Аль-Каида, куда дорога ей была заказана, потому что для тоталитарного диктатора Хусейна Аль-Каида была страшным врагом, — все это мы говорили. Говорить об этом бреде — войне в Ираке, могли только те, кому очень хотелось, чтобы русские или китайцы, а еще французы и немного немцы, просто потеряли доступ к тем месторождениям, которые у них там были.

«СП»: — Что получилось с Ираком в итоге?

 — А получилось сущее безобразие: проваливаются тендеры — никто, кроме китайской госкорпорации не пошел брать участки на тех условиях, на которых новое демократическое правительство Ирака их предлагает. Работать невозможно, потому что сплошной терроризм, Ирак сегодня — неуправляемая и неконтролируемая страна. Все понятно: надо, чтобы русские были виноваты. А кто еще?!

«СП»: — Почему мы были против санкций?

 — На самом деле, глупости по поводу санкций были ясны. Я прекрасно понимаю, что «Нефть в обмен на продовольствие» была абсолютно коррумпированной программой, воровской программой. Я прекрасно понимаю, что Кофи Аннан, который тогда возглавлял ООН, был кем угодно, кроме ангела. При этом я не уверен, что все нефтяные программы, связанные с развитием Ирака после того, как коалиция разгромила Саддама и оккупировала страну, стали более прозрачны. Точнее, полагаю, они были менее прозрачны. В случае программ Дика Чейни это было мега-воровство. А уж был или не был причастен к этому г-н Блэр сотоварищи — давайте предположим, что, конечно, не был. Этот человек в жизни никогда ни на чем не заработал. Он только получал зарплату, с которой регулярно платил налоги.

Но говорить о том, что санкции — умные, глупые, тупые, жесткие — ограничивали контрабанду в Ирак, значит не знать, что происходило в Ираке. Санкции давали такой поток контрабанды — и по нефти, и не по нефти — что Саддаму удавалось строить дворцы. Идея санкций очень хороша с многих точек зрения — она плоха только тем, что не работает. Поскольку Россия понимала, что санкции не сработают — как она понимает это по поводу Ирана сегодня — то играть в эту глупую игру, понимая, что силовое воздействие на ситуацию ее только ухудшит, Россия не хотела. Россия виновата только в том, что если бы мы могли воспрепятствовать в тот момент хотя бы чему-нибудь, возможно, не было бы гражданской войны в Ираке, или ядерной программы Ирана, подходящей к логическому военному завершению.

«СП»: — Мы пытались в тот момент задружиться с Западом?

 — Россия весьма тепло отнеслась к ударам по талибам в Афганистане, Россия выразила самое горячее сочувствие американским коллегам после 11 сентября и, вообще говоря, сильно напрашивалась на союз. Правда, довольно равноправный союз, а не союз большого начальника и маленького подчиненного. Не получилось — не по российской вине. Так чего ради надо было радостно приветствовать вторжение в Ирак, которое в итоге произошло, или умные санкции, которые не были приняты? И то, и другое — глупость все-таки не наша. И нести ответ за эту глупость должны те, кто ее на свет произвел. Включая британское руководство.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня