18+
вторник, 17 октября

Венгрия: Порошенко надо вышвырнуть вон из Европы

Будапешт готов разорвать Соглашение об ассоциации ЕС и Украины из-за ущемления этнических венгров

  
20139
На фото: министр иностранных дел Украины Павел Климкини и министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто
На фото: министр иностранных дел Украины Павел Климкини и министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто (Фото: AP/TASS)

Международный скандал вокруг нового украинского закона об образовании, лишающего фактически национальные меньшинства в стране возможности обучаться на родном языке, может поставить жирный крест на европейских амбициях Киева. Венгрия, уже заявила, что будет требовать пересмотра Соглашения об ассоциации ЕС с Украиной. И даже пригрозила «незалежной» санкциями, если ее власти не отзовут дискриминационный документ.

Новый украинский закон об образовании «создает худшую ситуацию для венгров и других нацменьшинства, чем бывшая советская система», считает министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто.

Устраняя право на изучение родного языка, и запрещая работу национальных школ, Украина, по его мнению, нарушает все существующие международные нормы.

Понятно, что Сийярто, прежде всего, болеет за проживающих на территории «незалежной» этнических венгров, которых, по самым скромным подсчетам, там более 150 тысяч. Но есть ведь еще поляки, болгары, румыны, молдаване, греки и — в конце концов — русские, по которым этот закон бьет так же сильно.

Однако именно позиция Венгрии из всех стран ЕС, ущемлённых насильственной украинизацией, оказалась самой жесткой и принципиальной.

По информации ТАСС, уже в понедельник, 16 октября, глава внешнеполитического венгерского ведомства намерен поднять вопрос о пересмотре соглашения об ассоциации ЕС и Украины на встрече глав МИД стран Евросоюза, которая состоится в Люксембурге.

«Если будет признано, что Украина нарушила основные принципы соглашения, следствием для нее может стать введение торговых и экономических санкций», — сказал Сийярто.

Ранее, 9 октября, министр посетил Ужгород, где провел встречу с представителями венгерского меньшинства Закарпатья, и дал понять, что судьба соотечественников для Будапешта не является предметом торга.

«Мы будем бороться до последнего за отзыв Украиной этого закона. В этом деле не может быть компромиссов», — пообещал глава МИД Венгрии.

Единственным средством влияния на Украину он считает увеличение международного давления на Киев. Но в Киеве, судя по всему, на компромиссы тоже идти не желают.

Читайте также

В международном ведомстве Климкина по привычке приняли позу «оскорбленной невинности» и, сделав «круглые глаза», заявили, что «удивлены» заявлением венгерского коллеги. Потом, правда, пригласили противоположную сторону на дискуссию. Но им было сказано, что «поезд ушел», и обсуждать скандальный закон имело смысл до его принятия. В конечно счете, Сийярто просто отказался встречаться с главой МИД Украины.

В Верховной Раде после этого тоже отказались от европейской куртуазности, и перешли на свой обычный язык угроз и оскорблений.

«Наши соседи, венгры и румыны вместе с россиянами, ведут себя, как шакалы, которые нападают на раненого льва. Пусть не радуют себя надеждами. Сегодня нам трудно, но мы выздоровеем и станем на ноги. При этом мы никогда не забудем, кто воспользовался нашей слабостью. То, в чем обвиняют украинское государство, — банальные манипуляции и ложь. В Украине нет ущемления нацменьшинств по языку или чему-то другому. Более того, это нонсенс, когда министр Венгрии ведет себя в нашем Закарпатье, как у себя дома. За такие заявления его надо выдворить из Украины и никогда не пускать», — цитирует ИА «ПолитНавигатор» главного «радикала» украинского парламента Олега Ляшко.

Но интерес здесь вызывает даже не реакция украинских чиновников и политиков. А то, проявит ли ЕС солидарность с Будапештом, если венгры, действительно, поставят, что называется, ребром вопрос о расторжении ассоциации с Украиной и введении против нее санкций?

— На самом деле, это прецедент — т.е. ничего подобного еще не было, — комментирует ситуацию руководитель отдела европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. — Поэтому и процедура реагирования на подобного рода вещи, насколько я понимаю, еще не проработана. Но технически возможности и инструменты для решения этого вопроса во многом будут зависеть от политических решений.

Если — гипотетически — будет принято политическое решение в пользу пересмотра Соглашения об ассоциации, тогда будут найдены и технические возможности, как это оформить юридически. Если же, наоборот, такого политического решения и консенсуса внутри ЕС не будет, то не станут включать правовые инструментарии.

Поэтому речь сейчас идет о том, какие политические последствия будет иметь венгерский демарш.

«СП»: — То есть, реакция в любом случае будет?

—  Здесь следует понимать, что когда одна из стран ЕС ставит подобным образом вопрос, отмолчаться нельзя. Его придется обсуждать. И обсуждать конкретно в параметрах того, насколько Украина в данном случае соответствует своим обязательствам по ассоциативному договору. Обязательства эти прописаны достаточно конкретно и скрупулёзно, включая их политическую и правовую часть. И кстати, там есть значительные пассажи, которые посвящены как раз обязательствам в области соблюдения ключевых демократических прав и свобод человека. Украина взяла на себя эти обязательства.

Кроме того, до сих пор для европейцев все-таки очень серьезно — особенно после событий «арабской весны» — стоял вопрос, что такое вообще «принцип кондициональности», который ЕС озвучил.

По сути, этот принцип, сформулированный в европейских институтах, означал простую вещь — «большее за большее». Иначе говоря, чем больше вы приближаетесь к европейским стандартам, чем больше вы выполняете свои обязательства в этом направлении, тем больше Евросоюз идет навстречу вам. И тем больше вы получаете от Европейского союза.

Но что, скажем, делать, если наоборот: страна, ведущая переговоры с ЕС или находящаяся в определенных отношениях с Евросоюзом, нарушает свои обязательства? Означает ли это принцип обратный — «меньшее за меньшее»?

В этом случае, «если вы не выполняете, то соответственно, мы должны каким-то образом на это реагировать, вплоть до санкций и т. д…»

В отношении Украины, насколько я помню, первый раз был дан ответ на этот вопрос.

«СП»: — Когда же? И что это был за ответ?

— После референдума в Голландии по Соглашению об ассоциации. Референдум юридической силы не имел. Тем не менее, он определил во многом позицию правительства Нидерландов и парламента, которые должны были утвердить и ратифицировать соглашение с Украиной.

Так вот, в соответствии с результатами референдума Голландия выступила с целым рядом инициатив и предложений, критикующих этот документ. И Совету ЕС в итоге пришлось принять во внимание особую позицию Нидерландов.

Таким образом, в заключительных документах декларации Совета ЕС появилось приложение по поводу ограничений для Украины. Где было записано, что Соглашение об ассоциации не дает Киеву никаких гарантий по вступлению в ЕС, не подразумевает свободного перемещения рабочей силы и т. д.

Также было отмечено, что Украина берет на себя ряд обязательств, которые должна выполнять. И в случае невыполнения этих обязательств, ЕС оставляет за собой право пересматривать Соглашение об ассоциации, вплоть до его денонсации.

Так что, в практическом плане дискуссия по венгерской инициативе, несомненно, будет. Отмахнуться от этого нельзя. В ЕС должны будут проанализировать ситуацию. Должны будут сделать выводы.

Но, с другой стороны, понятно, что Венгрия в Евросоюзе находится, условно говоря, в стане оппортунистов. И на подобные венгерские демарши — вне зависимости от того, касается это Украины, миграции или чего-то еще — не каждая из стран ЕС пойдет.

«СП»: — Почему? Ведь Киев этим закон обидел не только Венгрию. И можно еще понять, когда ЕС молчит о дискриминации русскоязычных на Украине… Но Польша, Румыния, Болгария, Греция - это же страны, которые являются членами Евросоюза?

— Интересы различные. И тот интерес, о котором мы говорим, он, конечно, вписан в общеполитический контекст. В общеполитический контекст европейской политики тех или иных государств ЕС. В политический контекст отношений с Россией. И других направлений ЕС, таких, к примеру, как миграционный кризис… и т. д.

Речь идет о поиске балансов между национальными столицами — чем стоит рисковать, а чем не стоит? Стоит ли обострять эту проблему в условиях, когда ее можно решить более спокойным образом или чужими руками? Или, наоборот, не стоит ее педалировать?

Поэтому здесь необходимо говорить не только об этой проблеме. Говорить надо об ее весе. В данном случае вес этот проблемы в политических приоритетах национальных столиц государств, о которых вы говорите, не столь велик.

Для той же самой Румынии, например, может быть гораздо важней вопрос — несмотря на то, что в общем плане, она, наверное, готова поддерживать Венгрию — о том, а насколько она будет иметь политический вес в отношениях, например, с Францией. Насколько она будет иметь политический вес внутри ЕС. Насколько ее возможная радикальная позиция, связанная с венгерской позицией, улучшит или ухудшит европейский рейтинг Бухареста. И т.д.

Все эти вопросы важны. И в данном случае вряд ли стоит говорить о принципиальной и безоговорочной позиции со стороны европейских государств в отношении Украины.

«СП»: — А как же хваленая европейская солидарность? Нет ее, получается?

— Я не говорю, что ее не будет. Я говорю, что возможны варианты.

С другой стороны, ЕС может решить, что это как раз-таки очень удобный случай, чтобы использовать инструменты влияния на Украину. И вслед за этим показать тем же самым венграм и странам «Вышеградской группы», что ЕС готов на подвижки в их направлении, но ожидает того же по другим направлениям, скажем, по миграционной проблеме. То есть, здесь возможны варианты…

Сейчас будут играть роль политические калькуляции и расчеты будущих сценариев и балансов.

«СП»: — Но если, допустим, ЕС не отреагирует на проблемы украинских венгров и предложат разбираться самостоятельно. В одиночку венгры могут испортить жизнь Киеву?

— Здесь все на самом деле очень сложно. Поскольку то, о чем мы говорим, это не наднациональная политика, не политика Еврокомиссии. Это межгосударственная политика Европейского союза. То есть, та политика, которая формулируется на основе консенсуса всех членов.

И в этой связи особые позиции, именно несогласие одного из государств, становится проблемой для всего Европейского союза.

Читайте также

«СП»: — Во что эта проблема может вылиться для Киева, Будапешта и самого ЕС?

— Для ЕС это общая проблема с поддержанием общего единства в Евросоюзе. Для Киева, на мой взгляд, это обычная тактическая игра, связанная с приспособляемостью к условиям рынка — в данном случае, политического торга и политического рынка.

Для Венгрии это возможность еще раз заявить о своей самостоятельности. И независимости в сфере принятия межгосударственных политических решений внутри ЕС.

Но нельзя все-таки сбрасывать со счетов и то, о чем мы говорим. Все-таки нацменьшинства — это само собой. Это всегда было. Во всех концепциях безопасности нормальных государств этот пункт занимает очень большое место.

Для Венгрии — несомненно.

Я напомню, что у нас Венгрия, например, участвует в финансировании обучения школьников в поселении «Эстонка» в Красной поляне. И учебники присылает, потому что обучение ведется на национальном языке, между прочим.

Политика Будапешта в отношении своих нацменьшинств за территориями государства всегда была очень серьезная.

«СП»: — Тема национальной идентичности для венгров исторически просто очень важная. Отсюда, видимо, и такая их жесткая позиция по украинскому закону…

— Думаю, да. И они довольно резко продемонстрировали, что не хотят даже обсуждать с Украиной этот вопрос до тех пор, пока она не сделает шаг назад.

Но сделать шаг назад Украина может только под нажимом Евросоюза. Поэтому Венгрия и перенесла свои усилия с двусторонних отношений, на уровень Европейского союза.

Киев теряет в данном случае поддержку со стороны одного из государств ЕС. И уже не сможет рассчитывать на долгосрочную прочную платформу в своих отношениях с европейским сообществом. Поскольку все решения там принимаются на государственной основе.

По большому счету, для Киева это означает серьезную проблему в отношениях с ЕС в будущем. И не только по данному вопросу.


В среду вечером министр иностранных дел Украины Павел Климкин сообщил, что его ведомство направило ноту протеста в МИД Венгрии с требованием запретить запланированную на 13 октября в Будапеште акцию под лозунгом «Самоопределение для Закарпатья».

«Это что, Будапешт поддерживает сепаратизм? Немедленно направили ноту протеста с требованием запретить эту провокацию!» — написал украинский министр в Твиттере.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня