Политика

Павел Золотарев: В Афгане мы помогаем НАТО по ленд-лизу

Россия и Североатлантический альянс нуждаются друг в друге, хотя многие интересы не совпадают

  
12

Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен 16 декабря проведет в Москве переговоры с президентом Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным. Это будет первый визит Расмуссена в Россию. Главным пунктом повестки дня станет Афганистан. В НАТО ожидают расширения содействия Москвы альянсу в борьбе с «Талибаном». Кроме того, Расмуссену наверняка придется выслушать предложенный президентом Медведевым план новой архитектуры евроатлантической безопасности.

Какие общие интересы сейчас у России и НАТО, рассуждает заместитель директора Института США и Канады РАН Павел Золотарев.

«СП»: — Павел Семенович, Расмуссен будет обсуждать с российским руководством проблему Афганистана. Сейчас США, НАТО и ненатовские страны антиталибской коалиции наращивают военный контингент. Плюс к тому, Штаты увеличивают численность афганской армии — к октябрю следующего года она должна вырасти до 134 тысяч солдат. Нам это на руку?

 — То, что американцы наращивают военное присутствие — это мера временная, вынужденная. Мечта у них одна — побыстрее из Афганистана уйти. Опасения, что как бы американцы не остались навечно, и не развернули там свои базы, далеки от реальности. Афганистан не та страна, где этот замысел может быть реализован, и американцы это прекрасно понимают.

У них сейчас полупризрачная надежда, что с помощью увеличения группировки войск они как-то блокируют интенсивность боевых действий талибов и смогут сформировать более-менее дееспособные национальные структуры. Дай Бог, чтобы им это удалось. И не дай Бог, чтобы после того, как американцы уйдут — а они уйдут довольно скоро — ситуация была такой же, как после вывода советских войск из Афганистана. Мы не заинтересованы в дальнейшей дестабилизации обстановки в этой стране.

«СП»: — НАТО, как утверждают, хочет видеть в Афганистане и российский контингент. При каких условиях это возможно, или это неприемлемо в любой ситуации.

 — В любой ситуации, и они это прекрасно знают. Не думаю, что кто-то серьезно может об этом рассуждать и в НАТО, и в США. Но, с другой стороны, они должны понимать, что если вести речь по поводу ОДКБ, то потенциал этой организации не исключает, что они могут именно от ОДКБ (с учетом заинтересованности в стабилизации обстановки центрально-азиатских стран) получить какую-то помощь и по военной линии. Во всяком случае, это можно обсуждать.

Но для этого НАТО нужно переступить через себя и признать эту организацию, увидеть перспективу сотрудничества с ней. А они не хотят видеть ОДКБ в упор.

«СП»: — То есть здесь есть момент для торга?

 — Да, конечно. Но если речь идет о какой-то серьезной помощи по Афганистану, ее надо увязывать с вопросами дальнейшего расширения НАТО. А то получится так: мы им окажем помощь в Афганистане, они спокойно оттуда уйдут, и приступят к дальнейшему процессу расширения НАТО, как они и планировали. Под флагом демократии тянуть туда и дальше Украину, Грузию.

«СП»: — Кстати о расширении НАТО. Какие страны, кроме Украины и Грузии, стоят еще в очереди?

 — Больше никто не стоит, но исключать, что в альянс захотят вступить и другие страны, нельзя. НАТО практически обозначило, что сфера их интересов выходит за пределы Европы. Если в НАТО хочет Грузия, почему не могут проявить желания и другие страны этого региона.

«СП»: — То есть, пока в Афганистане заваруха, и пока США нуждаются в российской помощи, хотя бы по доставке грузов, вопрос о расширении НАТО можно блокировать, так получается?

 — Нет, так ставить вопрос нельзя. Потому что одно другому абсолютно не мешает. Грузия продолжает эффективно помогать НАТО личным составом. А больше альянсу ничего не надо от стран, которые, задрав штаны, готовы бежать за США куда угодно — в Ирак, в Афганистан. Альянсу нужно пушечное мясо. И он готов выполнять определенные обязательства перед его поставщиками. Если эти страны будут интенсивно желать вступать в НАТО, там могут и не посчитаться с российскими интересами.

«СП»: — НАТО не остановит даже то, что в таком случае мы скажем: транзита не будет?

 — Ну, сейчас вопрос стоит не о расширении НАТО, поэтому забегать вперед не стоит. Расмуссен будет говорить о расширении сотрудничества с НАТО. Если брать политическую составляющую, Россия делает сейчас примерно то же, что Америка делала, поставляя нам помощь по ленд-лизу во время Второй мировой: мы воевали, а они помогали в тыловом обеспечении. Теперь они воюют, а мы им помогаем. Нам совершенно не нужно, чтобы из нас делали второй фронт, а когда американцы уйдут, чтобы мы остались на первом фронте.

«СП»: — НАТО готово пригласить наших инструкторов и поставить афганской армии российское вооружение. Для нас это хорошо?

 — Если это инструктора по военным делам, нам это не нужно — пусть сами афганцев инструктируют. А если речь идет о структурах МВД, о борьбе с наркобизнесом — здесь ОДКБ уже хорошо работает, и мы помогаем готовить афганских специалистов. В целом, в сфере обеспечения безопасности Россия вполне может оказать помощь.

«СП»: — Расмуссен и Медведев будут говорить о предлагаемом российским президентом плане нового Договора о Европейской безопасности. В НАТО де-факто на нем поставили крест. Что здесь можно обсуждать?

 — Я думаю, разговор не имеет перспективы. НАТО хочет видеть себя во главе европейской системы безопасности, поэтому они и отнеслись к предложению Медведева весьма прохладно. Они не заинтересованы в продолжении этого диалога, но ралли вежливости могут порассуждать, какая структура может быть, какая роль ОБСЕ. Но, повторюсь, НАТО видит себя ядром системы, и ожидать от них другого нет оснований.

«СП»: — Расмуссен заявил, что готов рассматривать включение России в архитектуру европейской ПРО, считает, что было бы неплохо объединить богатый опыт России и НАТО в области противоракетной обороны и даже «изучить возможности для сопряжения систем ПРО США, НАТО и России на ближайший момент». Нам интересно это предложение? И еще: американцы делают его всерьез?

 — Нам необходимо такое участие. У нас есть всего десять лет впереди до появления у американцев противоракет с возможностями поражения стратегических ракет. Эти ракеты могут размещаться не только на судах, но и на суше. И, возможно, через десять лет вновь встанет вопрос о размещении противоракет в той же Польше, и в других европейских странах.

То есть, если за эти десять лет мы не разовьем потенциал сотрудничества по ПРО, мы опять, как и год назад, столкнемся с той же проблемой, но на качественно другом уровне, и с весьма слабой перспективой нахождения компромисса.

Мы начинали работу по нашему участию в ПРО и с НАТО, и с американцами, но эти работы были прерваны после разговоров о размещении третьего позиционного района на территории Польши, и радара в Чехии. Так что это тема нужная и перспективная для России. А вот насколько искренни и готовы к реальному наполнению ее сотрудничеством США — тут могут быть сомнения.

«СП»: — Что будет главным итогом встречи в целом?

 — Поиск областей сотрудничества, и наполнение их реальными делами — вещь крайне необходимая. Мы должны сотрудничать с НАТО в плане безопасности на уровне, равнозначном уровню членов НАТО, и не ниже. Мы не претендуем на области, связанные со статьей 5 Вашингтонского договора, то есть на области, связанные с коллективной обороной стран НАТО. Но это должно быть единственным отличием между членами НАТО и партнерами. И в области безопасности мы должны сотрудничество только наращивать — это и должно быть главной целью визита генсека НАТО.

Фото [*], [*], [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня