Кремль боится, что уход Кадырова разрушит «кавказский консенсус»

Что стоит за словами главы Чечни о необходимости перемен в республике

  
15305
На фото: глава Чечни Рамзан Кадыров
На фото: глава Чечни Рамзан Кадыров (Фото: Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС)
Материал комментируют:

Глава Чеченской республики Рамзан Кадыров мечтает оставить свой пост и считает, что пришло время для смены руководителя республики. Об этом он заявил в воскресенье в интервью программе «Действующие лица» на телеканале «Россия 1». «Можно сказать, это моя мечта [оставить пост главы республики]. Быть руководителем региона и нести ответственность за народ, за республику, перед Всевышним и руководством государства, перед народом — это очень сложно. Я бы сказал не то, что я устал, не хочу служить. Когда-то нужны были такие, как я, чтобы воевать, навести порядок, — а у нас сегодня порядок, процветание. Я считаю, что пришло время сделать изменения в Чеченской республике», — сказал глава республики.

Решить, кто станет будущим главой Чечни — прерогатива руководства государства и народа, добавил Кадыров, отметив при этом, что «есть несколько человек, которые на все 100% могут выполнять эти обязанности на высшем уровне».

Кремль исходит из высказываемых намерений главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова работать так, как ему поручит президент РФ. Так пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прокомментировал журналистам слова Кадырова о том, что тот «мечтает оставить свой пост».

«Рамзан Кадыров неоднократно говорил, что является достаточно последовательным и решительным членом круга единомышленников президента России Владимира Путина. В данном случае, имеет намерение продолжать работать так, как ему поручает президент страны. Иного он не говорил — из этого мы и исходим. Рамзан продолжает оставаться действующим главой республики», — сказал Песков.

Читайте также

В последние годы глава Чечни стал одним из наиболее медийных лиц российской политической системы. С чем может быть связан его неожиданный демарш?

— Фигура Кадырова для российской региональной политики прецедентна — выходит с общего ряда, — говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. — У нас практически не осталось глав регионов, которые присутствовали бы в федеральной или даже международной повестке дня. Кадыров — едва ли не единственное исключение. Это говорит о том, что он чувствует себя более чем уверенно в политической системе России. Его личный политический вес существенно превышает экономический и даже геополитический вес самой Чечни в России.

Что касается его заявления о желании уйти с поста главы республики, то я бы здесь «делил на 17», хотя бы в силу того, что господин Кадыров работает в рамках восточной политической культуры. В ней между словами и делами гораздо большая дистанция, чем в европейской политической культуре. Поэтому я бы тут увидел этакий красивый жест, но не только. Всё-таки отчасти за этим заявлением стоит осознание Кадыровым, что политическая система России, сегодня завязанная, прежде всего, на Владимира Путина, на его рейтинг, находится в транзитном состоянии. Она пришла в движение. Уже в ближайший год её ждёт серьёзная трансформация. По какому сценарию — пока неясно. И даже неясно, удастся ли власти полностью контролировать этот процесс трансформации. Но то, что система пришла в движение и господин Кадыров даёт понять, что он готов к этой динамике, этот посыл содержится в его заявлении.

«СП»: — Вы согласны с мнением ряда политологов в том, что именно на Кадырова завязан «кавказский консенсус»?

— Да, уход Кадырова с поста главы Чечни гипотетически может нарушить тот баланс, который сложился не только в республике, но и во всём кавказском регионе.

Внутри Чечни нет ни одной сопоставимой с ним по весу политической фигуры. Можно, конечно, предположить, что есть в федеральном центре те, кто хотел бы забрать Кадырова в Москву, а в Чечне выстроить новую властную вертикаль. Но все более-менее сильные политики самим же Кадыровым уже давно вытеснены из республики. А если вместо Кадырова, по согласованию с Кремлём, там останется его протеже, тогда на какое-то время ситуация будет законсервирована. Поскольку первое время сам же Кадыров и будет продолжать контролировать ситуацию в республике сверх своих федеральных полномочий.

Я думаю, что на самом деле в Кремле не очень хотят что-то менять, поскольку так называемое «замирение Чечни» остаётся одним из главных достижений Владимира Путина за все годы во власти. И если вдруг в Чечне ситуация выйдет из-под контроля, это бросит тень не только на текущий период правления Путина, но и практически на всю его деятельность с 1999 года. Поэтому в этой сфере Кремль предпочитает не совершать резких перемен.

«СП»: — Подобные заявления Кадырова могут быть некой попыткой торга с федеральным центром? Ещё раз подчеркнуть свою незаменимость и потребовать дополнительные преференции для Чечни…

— Не думаю. В данном контексте Кадыров, скорее, демонстрирует свою готовность занять высокую должность на федеральном уровне. Вот только мне кажется, в ближайшее время в Кремле в этом вопросе не готовы пойти ему навстречу.

«СП»: — Вообще, он и не производит впечатление человека федерального уровня. По крайней мере, он бы в Кремле был довольно неформатной фигурой…

— Да, ему трудно будет встроиться в российскую федеральную политику, потому что у него другая политическая культура, как я уже говорил в большей степени восточная. Правда, возможно, что ему дадут международную сферу ответственности, какой-нибудь исламский мир, Ближний Восток. Тут варианты возможны.

— В последнее время Кадыров как публичная фигура заметно активизировался, — замечает директор исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Станислав Тарасов. — Он делал заявления, как мы помним, в связи с захоронением Ленина, показом фильма «Матильда» и т. д. Надо понимать, что это не случайно. Складывается ощущение, что Кадыров даёт понять Кремлю, что ему уже тесно в Грозном, он может занять более заметную позицию на государственном Олимпе.

При этом федеральный центр относится к нему с явным пиететом. Его лояльность не подвергается сомнению. Кстати, насколько я знаю, в Кремле довольны тем, как отработали кадыровские добровольцы в ходе конфликта в Сирии.

Читайте также

И сам Кадыров даёт понять, что у него есть преемник, который в случае необходимости может управлять республикой не хуже его самого.

«СП»: — Между тем, Кадыров иногда себе позволял высказывания, которые вряд ли могли бы понравиться федеральному центру. Например, он публично отдал приказ стрелять по силовикам из других регионов России, которые проводят спецоперации на территории Чечни без согласования с чеченскими коллегами.

— Кадырова не любят многие, особенно либералы в нашей власти, которые теперь прикрываются патриотической риторикой. Не случайно, так был раздут на пустом месте скандал с положением представителей нетрадиционной сексуальной ориентации в Чечне. Кадырова пытаются скомпрометировать в исламском мире. Между тем, по ряду признаков Кадыров один из тех деятелей, кто проявляет абсолютную лояльность президенту России Владимиру Путину. Однако при этом он пытается сделать из Чечни образцовый во многих смыслах регион, строит своего рода социализм, и порой ревниво относится к тому, что его не понимают в Москве или других регионах.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня