Политика

Леонид Гозман: С амбициями Титова мы расстанемся без сожаления

Триумвират руководителей «Правого дела» распался — перспективы кремлевской наследницы СПС становятся все менее очевидны

  
16

Глава организации предпринимателей «Деловая Россия» Борис Титов написал заявление об уходе с поста сопредседателя партии «Правое дело». По его версии, причиной послужил конфликт с другим сопредседателем, Леонидом Гозманом из-за «разного понимания того, как должна работать партия». По словам г-на Титова, он оставляет только пост сопредседателя «Правого дела», уходить совсем из партии он пока не намерен. По его мнению, «Правому делу» важно стать партией, которой бы поверил бизнес.

Почему в лагере правых произошел раскол, рассуждает «антигерой» истории — сопредседатель «Правого дела» Леонид Гозман.

«СП»: — Леонид Яковлевич, почему Титов ушел с поста сопредседателя?

 — Фактически с самого начала создания партии Борис Юрьевич, в нарушение всех наших договоренностей, повел борьбу за лидерство в партии. По-видимому, он убедился в том, что у него ничего не получилось.

«СП»: — Титов говорит, что «Правому делу» нужно стать партией, которой бы поверил бизнес. Получается, бизнес в вашу партию не верил? В чем была проблема?

 — Считалось, что бизнес в нашей партии представлял именно Борис Юрьевич. Если бизнес не верил партии, значит, он не верил г-ну Титову — ему виднее.

«СП»: — В партии теперь появится новый сопредседатель?

 — Я этого не исключаю.

«СП»: — Почему обязательно нужен триумвират, а не, допустим, дуумвират?

 — Потому что партия имеет очень сложную структуру, сложную историю. И сделана была для того, чтобы расширить традиционный демократический электорат, который в последние годы катастрофически сузился. Я думаю, что ближе к выборам 2011 года мы тем или иным образом изменим структуру управления партией, и выйдем на более-менее традиционную структуру, в которой будет один лидер партии.

При этом, должен сказать, с самого начала создания партии было ясно, что ни один из трех ее сопредседателей не может и не должен претендовать на эту роль. Мы с Георгием Георгиевичем Бовтом этого обязательства придерживались, на эту роль не претендовали и не претендуем.

«СП»: — Получается, триумвират был переходной формой управления?

 — Это было то, о чем говорил Черчилль: демократия ужасна, но это — лучшая из возможных форм правления. Триумвират был лучшей из возможных структур в данной конкретной ситуации.

«СП»: — Вы горите, структура партии сложная, и Титов отвечал за привлечение бизнеса. Это значит, что третий сопредседатель будет из бизнеса?

 — Пока это ничего не означает, мы говорим о прошлом. Мы, действительно, рассчитывали, что Борис Юрьевич сможет привлечь к партии бизнес — и с точки зрения политического доверия бизнеса, и с точки зрения финансирования. К сожалению, не произошло ни того, ни другого. Борис Юрьевич не принес в партию ни рубля — не смог привести, — и не смог завоевать доверия. В итоге его борьба за лидерство нанесла партии гигантский ущерб. Теперь будем стараться его преодолевать.

«СП»: — Почему «Правое дело» развивается так слабо, в чем причина?

 — Их много, этих причин. Часть трудностей носила субъективный характер — например, проблема Бориса Юрьевича, которому очень хотелось быть главным. При создании проекта была договоренность, что он главным не будет, но он так и не смог с этим смириться.


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Владимир Прибыловский, президент Информационно-исследовательского центра «Панорама»:

 — Думаю, Титова в эту партию в cвое время попросту загнали. Ну, или очень настоятельно попросили подкрепить — если не своими деньгами, то хотя бы личным авторитетом успешного бизнесмена. Попросил, наверное, Владислав Юрьевич Сурков. С тех пор, скорее всего, Суркову «Правое дело» перестало быть нужным, а Титов выполнил свою задачу, и на него никто больше не давит. Тем более, Титову эта партия никогда не была нужна, а когда он пытался ее к чему-то полезному приспособить, он встретил противодействие со стороны других сопредседателей, у которых свои взгляды на это дело, и которые являются людьми Чубайса. Правда, остается открытым вопрос, зачем такая партия Чубайсу. Ну, вероятно, пусть будет на всякий случай — авось, пригодится.

В момент создания «Правое дело» было не столько созидательным проектом, сколько разрушительным. Чтобы разрушить СПС, в котором было оппозиционное ядро, лишить оппозиционеров регистрации, а не оппозиционерам эту регистрацию дать. Задача, повторюсь, в первую очередь была не что-то созать, а что-то разрушить. В данном случае — СПС, как полуоппозиционную партию.

Вторя задача находилась в рамках общей стратегии Суркова: на всех флангах, во всех сегментах политического сектора иметь управляемые псевдопартии. Есть псевдо-националистическая партия ЛДПР, есть псевдо-социал-демократическая «Справедливая Россия», есть псевдо-консервативная «Единая Россия»… ЕР ведь тоже никакая не правящая партия, а, в общем-то, департамент в администрации президента. А вот на либеральном фланге СПС не была полностью контролируема. В ней были агенты влияния администрации, были люди, готовые идти на большие компромиссы. Пример последних — Чубайс, который, разумеется, не агент влияния, но человек, часто идущий на компромиссы с другими крупными кремлевцами. Так вот, без пасевдолиберальной партии картина была бы не полной. Так появилось «Правое дело». Кроме того, думаю, хоть «Яблоко» — партия слабая, но иметь на нее дубину тоже не мешало. При честных выборах она проходит, едва-едва, а отнимешь у нее полпроцента-процентик — и уже не проходит даже по-честному.

Такая вот у нас схема, когда настоящих партий практически нет (исключения — КПРФ и «Яблоко»), но все господствующие вершины идеологии заняты — макетами, искусственными образованиями. И среди этих макетов «Правое дело» не самый важный — гораздо важнее «Единая Россия», «Справедливая Россия» и ЛДПР. Сейчас расклад изменился. Думаю, Чубайс и Гозман как-то хотят приспособить «Правое дело» под поддержку Медведева, и из этого макета вырастить что-то живое. Но не думаю, что это нужно Суркову. Сурков — не человек Медведева, ему совершенно не хочется помогать созданию партии верных медведевцев. А, я думаю, что в идеале Гозман и Чубайс хотели бы создать именно такую структуру. Возможно, когда-нибудь, при более благоприятных условиях, им что-то и удастся сделать. Но пока перспективы этой партии совершенно печальные. Ее верхний электоральный предел — от силы 2%. Ей никто не станет помогать административным ресурсом, потому что и так есть кому помогать — нужно протаскивать «Единую Россию», «Справедливую Россию». Даже на ЛДПР не хватает ресурса, чего уж говорить про «Правое дело».

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня