18+
суббота, 18 ноября
Политика

Сергей Иваненко: ФСБ объявила меня дебоширом

«Яблоко» решило научить чекистов вежливости

  
421

Известного «яблочника» Сергея Иваненко задержали вечером 6 января в московском аэропорту Домодедово, когда он проходил паспортный контроль после прилета из Шарм-эль-Шейха. Политика задержали около 22:15, когда он высказал сотруднице пограничной службы недовольство плохой организацией работы службы паспортного контроля, вынуждающей пассажиров тратить на прохождение паспортного контроля много времени.

В ответ на замечание сотрудница погранслужбы отобрала у Иваненко загранпаспорт и вызвала начальника, представившегося подполковником ФСБ Владимиром Антиповым, который его задержал. В составленном протоколе Иваненко инкриминировали, что он не подчинился законному требованию военнослужащего пройти пограничный контроль, и нарушал общественный порядок.

Как под Рождество оказаться «под колпаком» ФСБ, рассказывает член политкомитета «Яблока» Сергей Иваненко.

«СП»: — Сергей Викторович, что случилось в аэропорту?

 — Обычная история. Мы с дочкой прилетели на родину, и встретились, с чем обычно: огромные очереди, никакой организации, самодовольство пограничной службы… В общем, все как всегда — тем, кто летал за границу, и возвращался обратно, не надо объяснять, что творится в наших аэропортах, на границе, на таможне.

Необычность ситуации состояла в том, что после моих довольно резких слов, которые я высказал женщине в погонах (она, к сожалению, не представилась), она неожиданно забрала у меня паспорт, отвела в комнату. Потом вызвала начальника. Пришел человек, который назвался подполковником ФСБ Владимиром Антиповым. Он сказал, что я теперь на территории ФСБ, что у них все строго — сейчас будет камера. Действительно, вскоре принесли камеру.

Так мы и сидели. Я сначала не понял, в чем дело. Но подполковник ФСБ вызвал наряд милиции, заявил им, что я нахожусь в состоянии алкогольного опьянения, что устроил практически дебош, всех оскорблял. Это вышло за рамки моего понимания, как вообще должны действовать пограничники, в особенности офицеры.

«СП»: — И что вы сделали?

 — Я возмутился. Потребовал, чтобы мне провели медицинское освидетельствование, что и было сделано. Оно показало, что алкоголя у меня в крови — 0,02%. Словом, обычная история с необычным финалом: практически на пустом месте меня арестовала ФСБ, продержала в аэропорту более трех часов (я уехал в полпервого ночи), и как в насмешку выписали штраф — за то, что я «отказался выполнить требование военнослужащего о прохождении паспортного контроля». Это просто смешно: я как раз добивался прохождения паспортного контроля!

«СП»: — Вы подписали протокол?

 — Естественно, отказался.

«СП»: — А с милицией были разборки?

 — С милицией ничего не было, там, с моей точки зрения, люди нормальные — они и отнеслись, и поговорили по-человечески. А вот как ведет себя ФСБ… Я расцениваю это как безнаказанность, кураж: они начальники, ты им что-то сказал — значит, посиди.

Вот и вся история. Она не политическая, с одной стороны. А с другой, мне кажется, она важна для понимания того, что нам надо защищать свои гражданские права. Если бы выступил не я один, а еще пять-десять пассажиров, все было бы по-другому.

Я сам много летаю, бываю в разных аэропортах. И неоднократно бывал свидетелем, как люди, которые защищают свои права, добиваются, чтобы чиновники работали нормально. Вопрос ведь не в том, плохие они или хорошие — они такие во всем мире. Проблема в том, что нет общественного контроля за ними, нет управы — вот они так себя и ведут.

«СП»: — Что все-таки вы сказали этой даме в погонах?

 — Я сказал, что крайне возмущен безобразной организацией работы по проведению паспортного контроля. Я указал ей на молодого человека, сотрудника погранслужбы, и сказал, что вот он сидит, и у него производительность в четыре раза меньше, чем у девушки, которая находится рядом с ним. Я не хочу обвинять рядовых сотрудников погранслужбы: девочки там работают, как умеют. Но организована эта работа плохо: из 15 окошек было открыто пять — как всегда.

Конечно, я сказал это резко, не так, как сейчас. С резкой интонацией.

«СП»: — Что вы в итоге будете делать?

 — Я планирую написать письмо директору ФСБ. Потому что даже не знаю, по каким каналам требовать, чтобы мои права соблюдались. Мне выписан штраф, но обжаловать его практически невозможно — в наших правовых условиях. Поэтому я и хочу обратиться к руководству ФСБ, чтобы они провели проверку, и сделали выводы. Объективную проверку — я вовсе не настаиваю, чтобы кого-то наказали, я лишь хочу, чтобы разобрались, что происходит в подведомственных директору ФСБ подразделениях.

«СП»: — Как вы думаете, они будут проводить проверку?

 — Я не знаю, не знаю. ФСБ — абсолютно закрытый орган, и в этом суть дела. Если милицию сегодня все склоняют — правильно или нет — то я и увидел результаты. Отношение милиционеров в отделении милиции аэропорта «Домодедово», и отношение сотрудников ФСБ, которые упивались своей принадлежностью к ведомству — это просто небо и земля. Это доказывает, что общественный контроль — вещь важная, и я не намерен это дело просто так спускать на тормозах. Я хочу, чтобы из таких сюжетов вырастала — пусть это громко сказано — гражданская позиция людей. Это единственное, что может защитить нас от бесправия.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня