Грудинин — российский Трамп, которого не любит Кремль

Исраэль Шамир об особенностях российских выборов и как просчиталась власть

  
36705
На фото: кандидат на пост президента РФ от КПРФ Павел Грудинин
На фото: кандидат на пост президента РФ от КПРФ Павел Грудинин (Фото: Вадим Массалимов/ТАСС)

Помните ужасные нападки мейнстримовских СМИ на кандидата в президенты Дональда Трампа в 2016 году? Дюжины откровений о фальшивых волосах, хватания женщин за причинные места, уклонение от налогов и чего только еще? Дюжины опросов общественного мнения о том, что страна хочет Хиллари и ненавидит Трампа? Статьи с оценками и мнениями, убеждающими вас, что только расистские белые отбросы могут проголосовать за него? Они даже напечатали еженедельник Time (или это был Newsweek?) с обложкой, приветствующей Госпожу президента! А потом наступил день подсчета голосов.

Эти события приходят мне на ум, когда я смотрю на ежесекундные нападки российских СМИ и соцсетей на кандидата в президенты Павла Грудинина (некоторые кличут его «ГРУ»). Российские государственные телеканалы по закону должны играть нейтральную роль в избирательной кампании. Они так себя вели на протяжении недели после того, как его имя появилось в списке претендентов. За эту неделю рейтинг Грудинина взлетел как ракета и почти достиг уровня президента Путина. Это стало неожиданным поворотом событий для Кремля, политические шаманы которого ожидали, что Грудинин покажет скромный результат и что это укрепит вызывающую сомнения легитимность предстоящих выборов.

Когда они осознали размеры своей ошибки, они дали команду своим послушным телеканалам, и Грудинин стал мишенью их ежедневных нападок. Из восьми кандидатов Грудинин — единиственный в отношении которого освещение ведется в негативном свете. О нем они либо не говорят ничего, либо говорят плохо — так же, как в США о Трампе в свое время.

Читайте также

Ветеран президентских гонок, старый националист Жириновский получает огромные объемы времени на ТВ за свое единственное послание: «Долой Грудинина!» его дикие нападки на Грудинина транслируются практически в каждой вечерней телепрограмме, посвященной выборам.

Есть еще спойлер — крошечная троцкистская партия «Коммунисты России», единственная цель жизни которой — увести голоса основной коммунистической партии КПРФ. Это — виртуальная партия, которая пропадает после выборов, чтобы вернуться к жизни перед новыми выборами. Некоторые невинные души в российской глубинке голосуют за них, думая, что они и есть та самая Коммунистическая партия. Они настроены буйно анти-грудинински и как безумные размещают посты-доносы в Фейсбуке, изобличая не-вполне-коммуниста Грудинина.

Однако, Грудинин не заурядный коммунистический кандидат. Он — успешный руководитель сельскохозяйственного холдинга «Совхоз им. Ленина». Он — положительный пример среди российских промышленников, которых иначе называли «красными директорами», т.е. один из тех руководителей советских заводов и предприятий, которые приспособились к новой системе. Они производят товары для потребления на местах, и их интересы не совпадают с интересами олигархов, которые сделали свои состояния, импортируя потребительские товары и экспортируя сырье; те — основа нынешней власти.

Производители — и промышленники, и сельскохозяйственники — хотят больше протекционистских мер и более дешевых кредитов, они хотят поднять покупательскую способность простых россиян, т.е. увеличить зарплаты и пенсии. Их судьбы вместе с судьбами обычных российских рабочих. Они не удовлетворены нынешним правительством, возглавляемым г-ном Медведевым.

Грудинин стал кандидатом для множества политических организаций от левых до правых. Его поддерживают русские националисты, хотя основной его союзник — КПРФ. Сам Грудинин — как комбинация Сэндерса и Трампа: за рабочих, против иммиграции, за протекционистские торговые барьеры и низкопроцентные кредиты для малых предпринимателей-производителей. Это человек из верхнего среднего класса, который «сам себя сделал», не миллиардер, но, определенно, богатый человек. Он не пугает русских из среднего класса, которых испугал бы настоящий «красный с зубами и когтями» коммунист.

И хотя официальная группа прогнозирования — ВЦИОМ — утверждает, что 70% избирателей проголосует за Путина и только 7% - за Грудинина, ощущение на земле совершенно иные. Имеется несколько сайтов, которые предоставляют людям выражать свои предпочтения путем «голосования». Самый большой из них, где из более 180 000 проголосовавших 60% отдали предпочтение Грудинину и только 30% проголосовали за президента Путина. На других сайтах Грудинин получает что-то от 30 до 80 процентов голосов.

Результат трудно предсказать. До дня голосования еще месяц, но оценка ВЦИОМа представляется чрезмерно заниженной, чтобы оправдать столь свирепую кампанию против Грудинина. Если бы он получал 6−7%, то заправилы кампании даже и не позаботились бы и не активировали бы свои фабрики троллей и фальшивые аккаунты в соцсетях, чтобы остановить Грудинина. Этот человек, кажется, имеет шанс — если только выборы будут сколь-нибудь честными.

Путин — хороший президент, популярный, но у него есть свои пределы. Он все еще считает себя обязанным соблюдать Сделку, которую он совершил с покойным президентом Ельциным, он все еще борется с памятью о советском прошлом, он окружен своими приятелями, которые купаются в деньгах, он не поддерживает местное производство, за исключением производства оружия. И хотя он был хорош долгое время, присутствует ощущение, что страна созрела для смены караула.

Учитель в подготовительном классе школы может быть прекрасен, но, рано или поздно, ребенку надо двигаться вперед, к новым учителям. Грудинин — первый человек, который взволновал и возбудил русских, начиная с 1996 года, и его заявка, скорее всего, будет сильной.

Российские левые отличаются от западных

Грудинин пользуется поддержкой и левых, и правых, рабочих и управленцев, коммунистов и националистов. Как это могло произойти? Главная причина в том, что российские левые отличаются от европейских. Российские — большевики. Западные левые — преимущественно меньшевики.

Сегодня большевики — это левые для большинства, а меньшевики — это левые для меньшинств.

Российские левые — это сила для большинства, для рабочих, для местных. Западные левые — за сексуальные, этнические, религиозные меньшинства. Если вы спросите западного рабочего о левых, он, возможно, скажет вам: левые не за нас, они заботятся о гомосексуалистах и мигрантах, которые отнимают наши рабочие места.

Меньшевики прекрасно вписываются в олигархию. Они верят в то, что Анна и Сюзанн Воджицки, бывшая жена Сергея (Google) Брина и ее сестра, это — несчастные дискриминируемые женщины, непохожие на сварщиков и автомехаников, которые являются белыми мужчинами, патриархальными господами мира.

Борьба большевиков за равенство женщин воплощалась в бесплатные детские сады. А меньшевики обеспечивали места для женщин в советах директоров в крупных компаниях.

Меньшевики озабочены правами трансгендеров на то, какие туалеты они предпочтут. Большевики озабочены правами рабочих на работу, на достойную зарплату, на свою долю в собственности на природные богатства. Так что, вы легко можете понять, какого рода левых предпочитают мейнстримовские СМИ и их собственники-миллиардеры.

Еще один повод различия во взглядах — мигранты. Рабочий класс Запада достиг многого за годы «холодной войны», когда правящему классу Запада приходилось конкурировать с коммунистами за лояльность рабочих. Сейчас правители страстно желают аннулировать эти достижения, и легчайший путь к этому — через замещение населения массивным ввозом мигрантов и беженцев. Ради этой цели Капитал ведет войны на Ближнем Востоке и разжигает вражду в Африке. И то, и другое усиливает и преумножает потоки беженцев в Европу и Америку.

Меньшевики, т.е. западные левые, поддерживают мигрантов как противовес местному населению во имя их анти-расизма и интернационализма. Однако, по вполне практичным причинам они не работают на своих властителей потому, что мигрантами легче манипулировать, они помогают снижать зарплаты, подрывать организации рабочих и разрушать естественную солидарность.

Большевики против причин массовой миграции, против использования мигрантов и беженцев для ухудшения положения местного населения. Это позиция российских коммунистов, анти-мигрантская риторика которых настолько откровенна, что даже трамписты сочли бы ее чрезмерно резкой.

За г-ном Грудининым тянется история анти-иммиргантских требований. Он призывает за введение визового режима со среднеазиатскими республиками — Узбекистаном, Таджикистаном и Киргизстаном. Он настаивает на том, чтобы каждый работающий мигрант получал такую же зарплату, что и местный российский рабочий. За этим стоит идея о том, что при таких условиях спрос на мигрантскую рабочую силу будет ниже. Возможно, имеет смысл нанимать неопытных низкооплачиваемых мигрантов-таджиков, но если за ту же цену вы можете нанять квалифицированного российского рабочего, вы, скорее всего, наймете последнего.

Предложения Грудинина — анафема для нео-либерального Кремля. Путин держит двери России широко открытыми для иммиграции, что ухудшает положение местных рабочих. Если поток иммиграции и сократился, то это, главным образом, результат обесценения рубля.

На Западе эти идеи целиком принадлежат правым или даже «альтернативным правым». Их описывают как «популистов», имея в виду, что они популярны, но их не одобряют правящие элиты. Левых Запада манипуляциями завели в непопулярную позицию, а популярные («популистские») идеи передали правым.

В России коммунисты не пошли по пути меньшевиков. Они шли на любые компромиссы, но всегда стояли за рабочих. Они не борются за гомосексуалистов, мигрантов и феминисток из высшего общества. Они вступают в союзы с производственниками и выступают против рантье и банкиров.

Возможно, российские коммунисты еще укажут дорогу своим западным товарищам так же, как они сделали это сто лет назад.

За свои достижения русские заплатили высокую цену, в то время как европейские народы больше всего выиграли от Октябрьской революции. Они получили все то, за что боролись русские, — бесплатно. Западные лидеры боялись, что их рабочие перейдут на сторону коммунистов — и так возникло государство всеобщего благосостояния.

В конце концов, обе ветви левого движения забыли свою историю. Западные левые забыли, что своими победами они обязаны мощи Красной Армии, и стали гордо проповедовать нелепые теории еврокоммунизма. Русские, всегда жаждущие чего-то нового, купились на это и разобрали социалистическое государство, искренне надеясь, что заживут, как шведы. Итог был грустным — русские на долгие годы погрузились в депопуляцию и де-индустриализацию. А флагманы западных левых — громадные еврокоммунистические партии Франции и Италии исчезли. Шведский социализм почти тоже пропал.

Вместо левых на Западе выросли псевдо-левые, которых Капитал вырастил в своих секретных лабораториях с одной-единственной главной целью — сделать само понятие «коммунизм», отвратительным, противным и отталкивающим.

Для большевиков «хорошими» были рабочие; они были солью земли. Каждый мог присоединиться к этому классу, идентифицируя себя с рабочими. Меньшевистские псевдо-левые предложили «политику идентичности», чтобы срезать путь и присоединиться к «хорошим». Вы «хороший», если вас дискриминируют. Если вы черный, значит, вы страдаете от дискриминации, даже если вы — Обама. Если вы женщина, значит, вы страдаете от дискриминации. Если вы любите BDSM*, значит, вы страдаете от дискриминации. Если вы мигрант, значит вы страдаете от дискриминации. Если вы еврей — Сорос или Ротшильд — вы все равно страдаете от дискриминации потому, что полвека назад вашему дедушке не разрешали вступить в загородный клуб.

Для большевиков дискриминация не насущная проблема. Они, конечно, против нее, но она где-то позади, после по-настоящему важного вопроса — отношений между трудом и капиталом. Когда рабочие победят, дискриминация пропадет, говорят они. Держа в поле зрения самый главный вопрос, большевики — самый большой естественный враг 1% населения.

Дело социализма потерпело поражение в 1991 году. Но это было не первое поражение. В ноябре 1941-го, когда германские войска достигли пригородов Москвы, тоже казалось, что социализм потерпел поражение. Однако, в 1945-м социализм одержал победу. После 1991-го победитель — Капитал — утверждает, что его победа окончательна и необратима. Это, говорят они, — конец истории.

Но победы и поражения обратимы. Советские этого не знали. Они считали, что «победа социализма неизбежна потому, что таков прогресс». Возможно, в конце концов, она и неизбежна, но это может произойти через тысячу лет, а тем временем ядерная война или биологические эксперименты смогут уничтожить род человеческий.

Читайте также

Ничего неизбежного нет. Советские большевики верили в неизбежность — и проиграли в то время, как их противники просто упорно боролись, не уступая ни пяди — и выиграли. Нужно повторять их отношение. Люди на Западе готовы к реальному повороту влево. Недавние успехи Джереми Корбина в Англии, Берни Сэндерса в США, Жан-Люка Меланшона во Франции подтверждают это. Они мягкотелы, но придут и те, кто покрепче.

Это — не начало конца жестокого людоедского неолиберализма и его меньшевистских союзников, но это — конец начала вселенской битвы за социализм, перефразируя высказывание Черчилля о победе над немцами при Эль-Аламейне. Свет в конце туннеля уже виден. И тогда российские коммунисты вновь станут маяками для рабочих всего мира.

Успех Грудинина может изменить очень многое. В его мировоззрении много общего с мировоззрением Трампа. Через месяц мы узнаем, насколько успешно удалось продвинуться вперед российскому Трампу

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод с незначительными сокращениями Сергея Духанова

* БДСМ — психосексуальная субкультура, основанная на эротическом обмене властью и иных формах сексуальных отношений, затрагивающих ролевые игры в господство и подчинение. В составной аббревиатуре-акрониме BDSM заключены названия основных составляющих этого явления:

BD (Bondage & Discipline — неволя и дисциплина, воспитание) — бондаж (связывание, ограничение подвижности), дисциплинарные и ролевые игры, игровое подчинение, унижение, наказания; DS (Domination & Submission — доминирование и подчинение (англ.)) — господство и подчинение; отношения, в которых в результате предварительной договорённости присутствует неравноправие партнёров; SM (Sadism & Masochism — садизм и мазохизм) — садомазохизм; практики, связанные с получением удовольствия от причинения или переживания физической боли.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня