Павел Грудинин: Агентов Госдепа ищите в Кремле

Кандидат в президенты Российской Федерации ответил на вопросы читателей «Свободной Прессы».

  
30566
На фото: кандидат в президенты России Павел Грудинин в программе «Открытая студия»
На фото: кандидат в президенты России Павел Грудинин в программе «Открытая студия»

Избирательная кампания по выборам президента Российской Федерации продолжает набирать обороты. Обороты, к сожалению, набирают и некоторые приемы так называемых игр без правил, когда против сильного противника используются далекие от порядочности, честности поступки и слова. Речь о кандидате в президенты Павле Грудинине — самом обсуждаемом, «рассматриваемым» из остальных претендентов на кресло хозяина Кремля. Злобно, цинично и бесстыдно. И — без фактов.

Поэтому «Свободная Пресса» вновь пригласила Грудинина в программу «Открытая студия», чтобы он ответил на вопросы избирателей. (См. также: Павел Грудинин: «Я — проект своих родителей, а не Кремля»; Павел Грудинин: «Я — опасность для нынешней власти»).

«СП»: — Павел Николаевич, после прошлой встречи с вами, когда вы ответили на вопросы читателей «Свободной Прессы», поток их не уменьшается. Хотели бы получить от вас ответ на самые важные и актуальные. Начнем с вопроса, который интересует многих, а именно: как планируете контролировать сам процесс голосования? Как предполагаете бороться с вбросами, возможными фальсификациями?

— Павел Грудинин: — После моего выдвижения к нам приходят те, кто заинтересован в честных выборах, в честных подсчетах голосов избирателей. Огромное количество людей предлагают свои услуги в качестве наблюдателей, объясняя свое желание, что надоела ложь, что выборы фальсифицируют: мол, очевидно, что большинство голосовало за одного кандидата, а выигрывает совершенно другой. Да, доверие к выборам было подорвано, но россияне хотят изменений в нашей стране, и поэтому они понимают, что это можно сделать только легитимным путем, путем выборов. Отсюда армия бескорыстных добровольцев, волонтеров. Мы сейчас готовим наблюдателей во все избирательные комиссии, их будет очень много. Я надеюсь, что так мы всё-таки поставим заслон тем людям, которые фальсифицируют выборы.

«СП»: — Алексей Дундин из Гатчины интересуется, планирует ли ваш избирательный штаб какие-то уличные акции в вашу поддержку, чтобы показать, сколько у вас сторонников.

Павел Грудинин: — У нас изменилось законодательство Российской Федерации. Теперь, к сожалению, очень сложно собраться на улице, даже депутаты не имеют права проводить там встречи с избирателями, потому что им теперь запрещено это законом. Мы немножко пережали, по-моему, перегнули палку в этом законотворческом процессе, и сделали вообще невозможными свободу слова, свободу собраний. То, что записано в Конституции, мы фактически дезавуировали федеральными законами. Поэтому сейчас по закону нельзя на улице собраться без дополнительного уведомления, без многих-многих бюрократических процедур. У нас были встречи с обманутыми дольщиками, были собрания «за честные выборы», и мы такую форму общения продолжим, согласовав мероприятия с властями. Но стихийных уличных шествий не планируем: они противоречат закону, а мы — законопослушные граждане.

«СП»: — В ваш адрес пришло много вопросов, касающихся внутренней жизни России, социальных ее аспектов. Но россиян интересует, какой будет и внешняя политика. Например, спрашивают, каково ваше отношение к частным военным компаниям? Что делать с этим элементом так называемой гибридной войны?

Павел Грудинин: — Законодательство Российской Федерации исключает возможность частных военных компаний. Это так называемое «наемничество», оно — в сфере уголовного законодательства, которым определено наказание в виде лишения свободы на весьма реальные сроки. Но у государства многие законы, что дышло: куда хочу повернуть, туда и выйдет. Так и здесь. Оно уверяет, что ЧВК у нас нет, нет наемников. И — награждает воюющих не в государственных вооруженных структурах, а в каких-то частных компаниях. По-моему, необходимо, прежде всего, четко написать в законодательных актах, определиться, есть у нас всё-таки ЧВК или их нет. И после этого в соответствии с законом, который будет принят Государственной Думой и подписан президентом Российской Федерации, можно будет определить, возможно это или невозможно.

Я вообще считаю, что у нашей страны должны быть одни вооруженные силы — это Вооруженные силы Российской Федерации. Никаких частных военных компаний, никаких военных отрядов в национальных республиках быть просто не может. Знаете, со времен Древнего Рима так заведено, что государство должно лечить, учить и защищать, в том числе и границы, и интересы страны. А вот эта гибридность может привести к очень нехорошим факторам. Поэтому я абсолютно убежден, что нам нужно всё делать на основании закона.

«СП»: — Целый блок вопросов можно свести к вопросу Юрия Ромунко из города Шахты. Он спрашивает о вашей позиции по Сирии и Украине.

Павел Грудинин: — Дружить будем. Нам же нынешний президент сказал, что Украина и мы, украинский народ и наш народ — это единый народ. И я не вижу каких-то противоречий, которые бы навсегда нас разделили на два враждующих лагеря. Я думаю, что во многих проблемах между нашими народами виновата власть, именно те люди, которые определяют политику. Политики ругаются, а мы почему-то должны воевать. Вы знаете, какое количество родственников у каждого из жителей России может оказаться на Украине, и наоборот?

Читайте также

Вот в нашем совхозе в результате этих конфликтов оказалось больше десяти семей беженцев из Донбасса. Они, русские по сути своей, вынуждены были бежать оттуда, некоторые чуть ли не босиком уходили. Их дома разбомбили. И кому этот конфликт принес, скажем так, пользу? Да никому. Но я думаю, что политики должны найти выходы, пути из кризиса, но не доводить свои страны, свой народ до войны.

А Сирия… Честно, я вообще не понимаю, что там делает российская армия, ну, делала. Формально, мы же помним, что как будто мы вывели оттуда войска. Но мы уже два раза оттуда «выводили» войска, а они всё там. Поэтому надо перестать врать и надо объяснить людям, почему мы ввязались в войну между шиитами и суннитами, с какой целью. Какие у нас там стратегические интересы? Причем, вы же помните, в свое время мы отказались от поддержки Ирака, фактически сдали Ливию и проголосовали за резолюцию ООН, которая потом привела к смерти Каддафи. Какая-то у нас двойная, скажем так, внешняя политика. Она должна быть одинаковой ко всем без исключения. Для этого нужны профессионалы, которые должны найти пути выхода из кризиса. Если дипломатия работает хорошо, то пушки не начинают стрелять. Надо работать дипломатам.

«СП»: — Павел Николаевич, вас одни называют «русским Трампом», из-за того что вы не относитесь к кремлевской элите, другие, наоборот, — «проектом Кремля»…

Павел Грудинин: — Если кто-то меня пытается обидеть, то будет называть «русским Трампом» или «проектом Кремля». Разочарую и тех, и других: я проект своих родителей — это точно. Никакого отношения к Трампу не имею, 100 процентов, я равноудален как от Кремля, так и от Госдепа. Некоторые сошлись на том, что я одновременно агент и Госдепа, и Кремля, то есть это, вроде как, одно и то же. Но некоторые действия правительства и Кремля порой и приводят к мысли, что они-то как раз и близки к тому, чтобы развалить страну. Потому что допускать такой разрыв между богатыми и бедными могут только враги нашей страны.

Я вспоминаю слова нашего великого деятеля, который говорил: «Россию извне невозможно разрушить, ее разрушить можно только изнутри». Вот кто-то и преуспел в том, что мы стоим, на мой взгляд, на краю пропасти. Помните, Владимир Ильич Ленин, именем которого назван наш совхоз, говорил, что такое революционная ситуация: когда верхи не могли, а низы не хотели. Вот как раз сейчас верхи в силу того, что на них обрушились санкции на Западе, не могут, а низы не хотят так жить. Потому что жить в богатой стране и едва сводить концы с концами, думать, как ты накормишь ребенка, или искать деньги на лечение младенца — это ненормально в самой богатой стране мира. И поэтому власти надо что-то делать срочно. Я не знаю, почему меня там называют «Трамп»… Назовите лучше «Сталин» (смеется). Это, по крайней мере, мне ближе, чем Трамп.

«СП»: — Есть вопрос о народовластии в век интернета. Как вы считаете, возможен ли переход к некому Народному Вече с помощью всенародного голосования через интернет? Или — в нашей стране пока рано об этом говорить?

Павел Грудинин: — Вы что, не слышали о дизлайках, о ботах? Слышали, да? Поэтому нет, давайте так — пока не придумано ничего лучшего, чем прямое волеизъявление граждан. Представляете, некоторые такие страны, как Швейцария, например, неплохо живут, но по любому поводу устраивают референдум, где люди приходят и голосуют, даже за цвет мусорных бачков. У них просто развито местное самоуправление, а не так, как у нас. Поэтому я считаю, что так именно народовластие определяется. В Конституции четко написано, что источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ. А народ никто и ни о чем не спрашивает. Где построить что-то — народ никто не спрашивает, что снести — народ никто не спрашивает.

Читайте также

И поэтому многое нужно вернуть обратно. Вот этот лозунг, который сто лет назад большевики провозгласили, «Вся власть Советам!», на мой взгляд, очень актуален. Нужно опять вернуть власть Советам, чтобы люди знали: они выбирают депутатов, чтобы те контролировали исполнительную власть и определяли направление развития территории, куда направить бюджетные деньги. Вот если бы у народа спросили, то вряд ли бы он проголосовал за строительство стадионов, куда ухлопаны миллиарды, отрицательно бы отнесся народ к идее прокладывать трубопроводы неизвестно куда. Зато приветствовал бы строительство новых современных больниц, школ: всего того, что улучшает жизнь. Поэтому я — за народовластие.

«СП»: — Наши молодые читатели интересуются, как вы относитесь к криптовалюте?

Павел Грудинин: — Также, как к «МММ». Понимаете, я производитель, всю жизнь работаю в сфере производства. Торговля акциями, фьючерсами и еще чем-то, на мой взгляд, очень сильно смахивает на какие-то мошеннические действия. Я более приземленный человек. Вслед за американским мультимиллионером, повторю его слова: «Я никогда не продавал то, что не имею, и никогда не покупал то, что мне не принадлежит». То есть торговля акциями для него была запретна. Вот эти все спекулятивные сделки, в том числе торговля валютой, игра на курсе — это не к нам, это к Грефу. И меня, например, сильно беспокоит, что в стране-то всё плохо, а банки показали прибыль за прошлый год 870 миллиардов рублей. Производство падает, а банки богатеют. Люди живут всё хуже и хуже, а долларовых миллиардеров у нас всё больше и больше. Знаете, что в 2000 году, когда президент наш равноудалял олигархов, было 9 долларовых миллиардеров, а сейчас — 89. Вот как интересно получилось. Казалось бы, всё делали правильно, а в результате все богатства оказались в руках узкой группы людей. На мой взгляд, это вызывает вопросы, которые требуют, ну, по крайней мере, ответов и перемен.

«СП: — То же самое, наверное, касается цифровой экономики, над которой сейчас так активно работает у нас правительство? Это первоочередной вопрос для нашей экономики сейчас?

Павел Грудинин: — Когда человеку нечего есть, а ему говорят: «Вот возьми там из цифровой экономики денег и купи себе еды», он спросит: «Слушайте, а как из нее взять чего-то?». На мой взгляд, нужно заниматься реальным производством. Как я в свое время не вкладывал деньги в акции «МММ», так я и не собираюсь вкладывать их, например, в криптовалюту. Рано или поздно этот пузырь лопнет, потому что он не подкреплен материальными ресурсами.

Материальные ресурсы — это вот то, что можно произвести и продать. Но еще раз, ничего плохого в том, что появляются новые отрасли экономики, нет. Другое дело, что всеми этими вещами надо пользоваться очень аккуратно. Мне кажется, нам нужно заняться реальным производством. Я тут принимал делегацию, кто-то подошел к компьютеру в школе и заметил: «Слушайте, а у вас компьютер китайский». Да, так и есть. Вот французы, например, несмотря на то, что можно было спокойно купить «Майкрософт», произвели свое программное обеспечение для госслужбы и неплохо живут. То есть это в их понимании защищает их государственное управление. А мы? С одной стороны, увлекаемся какой-то цифровой экономикой, а с другой стороны, вы посмотрите, у нас даже молочное оборудование всё импортное. Нам что, трудно молочный танк создать? Нет, мы не можем этого сделать.

Нам нужно заниматься реальным производством. А потом, обучив наших молодых ученых, дав возможность науке развиваться, если они посчитают, что криптовалюта — это хорошо, пускай.

«СП»: — Возвращаюсь тогда к реальной экономике. Люди интересуются, будут ли создаваться государственные колхозы и совхозы взамен разрушенных, и если да, то каким образом будет осуществляться их финансирование?

Павел Грудинин: — Люди должны понимать, что колхозы — это кооперативные хозяйства, а не государственные. И по большому счету, вот мой совхоз — закрытое акционерное общество — это такой «колхоз», со всеми вытекающими оттуда последствиями. Мы записали в своей программе, что собираемся национализировать стратегические отрасли экономики. И поэтому никаких, скажем так, попыток забрать у фермеров обратно землю не будет. Им нужно дать возможность выбирать и работать в конкурентной борьбе. У нас почему-то решили, что надо монополизировать рынок. Вот эти крупные агрохолдинги: на самом деле ни в одной стране мира этого нет. Потому что работает антимонопольное законодательство, которое не позволяет одному хозяину собрать большое количество земли, например.

Читайте также

Мало того, в американском законодательстве написано, что если предприятие становится большим, даже если это кооператив, и его выручка достигает 60 миллионов долларов, то ему сразу прекращается любая господдержка. И это не позволяет укрупнять предприятия. Это — экономические методы, а не запретительные, которые позволяют обеспечить конкурентную борьбу. А именно в конкурентной борьбе появляются новые технологии, модернизируется производство. Поэтому, ничего не запрещая, можно экономическими методами отрегулировать систему так, чтобы она была всё время конкурентоспособна. Это — основа экономики.

«СП»: — Много вопросов, касающихся социальной сферы. Это пенсии, пенсионная реформа. Вас спрашивают, как вы относитесь к идее увеличения пенсионного возраста и планируете ли индексацию пенсий для работающих пенсионеров, в частности?

Павел Грудинин: — Очень плохо, что нас не пускают на центральное телевидение, всё время блокируют встречи, арестовывают наши агитационные материалы. Все эти вопросы нашли ответ в нашей программе. Мы против повышения пенсионного возраста. Мало того, в этой же программе написано: мы считаем, что пенсия должна быть в ближайшее время повышена примерно до 25 тысяч, не меньше. И кстати, на Сочинском форуме один из руководителей правительства фактически, «позаимствовал» наше предложение, согласившись, что, действительно, пенсия, нормальная пенсия должна быть 25 тысяч рублей. То есть через месяц после того, как мы опубликовали нашу программу, правительство согласилось с этим.

Другое дело, что мы вообще против того, что сейчас происходит, например, в Пенсионном фонде. Мы считаем, что пенсии должны выплачиваться из бюджета. И кстати, недавно Голикова, руководитель Счетной палаты, сказала, что да, действительно, надо вернуться к классической системе пенсионного обеспечения. То есть все эти пенсионные реформы оказались несостоятельными. Фактически правительство расписалось в их полном провале, бесполезности. Реформы только привели к тому, что у пенсионных фондов по всей стране оказались огромные здания, а пенсионеры не могут получить достойную пенсию. Поэтому реформа пенсионная неизбежна, на мой взгляд, и мы примерно уже объяснили, что сделаем для того, чтобы пенсионеры чувствовали себя в богатой стране не бедными и жили достойно.

«СП»: — Еще есть вопросы о тарифах. Многие кандидаты обещают увеличить зарплаты, пенсии, но мало кто говорит о том, что тарифы-то постоянно растут.

Павел Грудинин: — Одно вытекает из другого. Если вы национализируете крупные стратегические отрасли и, если поставите под контроль рост тарифов, тогда дадите возможность среднему и мелкому бизнесу развиваться. Но если вы тарифы всё время завышаете, деньги из предприятий вымываете путем постоянного повышения тарифов, то, конечно, экономика развиваться не будет.

Поэтому тарифообразующие компании должны быть государственными, а тарифы должны быть такими, которые бы позволяли платить за ЖКХ и не думать о том, хватит ли денег — либо жилищно-коммунальные услуги оплатить, либо еду купить. То есть у большинства населения выбор между плохим и очень плохим должен быть исключен.

Мы записали в своей программе, что не более 10 процентов от доходов семьи надо тратить на ЖКХ. И такое, кстати, было, понимаете. Я жил в том времени, когда электричество стоило 1 копейку, а проезд на метро 5 копеек, и на автобусе тоже пятачок. А пенсия у моей бабушки была 120 рублей, никаких льгот не было, но она не чувствовала себя бедным человеком, потому что ей хватало денег на всё, в том числе и на лекарства.

«СП»: — Кирилл Петров из Москвы интересуется, как вы планируете развивать транспортную инфраструктуру страны, ваши первые проекты на этом пути?

Павел Грудинин: — Кирилл Петров прав в том, что у нас транспортная инфраструктура очень запущенная. Она фактически делает невозможным развитие страны. Сейчас средняя скорость движения грузов и поездов по Транссибу — 10 километров в час. Такого не было даже при царизме. Мы угробили свою инфраструктуру, ничего не вкладывая туда… Нет, у некоторых эта инфраструктура хорошая: по несколько самолетов, они даже собачек своих возят на самолетах, у них всё нормально, но это не должно радовать. А вот вкладывать государственные деньги, не в какие-то олимпиады или футбольные стадионы, какие-то сомнительные проекты, а в инфраструктуру — это задача государства.

Поэтому, конечно, первое — нужно наполнить бюджет, а мы уже говорили об этом, как это можно сделать. Нужно повысить для богатых подоходный налог, ввести госмонополию на алкоголь, национальные богатства вернуть опять государству, чтобы все деньги от продажи нефти, газа, полезных ископаемых приходили в бюджет. А после на эти деньги начать строить инфраструктуру, новые дороги. Кстати, китайцы построили огромное количество скоростных железнодорожных магистралей, а мы всё пытаемся эти «Ласточки» да «Сапсаны» пустить по старой колее, которая не предназначена для скоростных поездов.

Читайте также

Говорят, это невозможно сразу сделать. Вы знаете, некоторые лидеры нашей страны в прошлом веке добивались роста ВВП до 15 процентов в год. Они провели модернизацию, очень быстро появились новые заводы, были обучены специалисты, появились инженеры, которыми мы гордились, страна полетела в космос первой. Значит, можно, если захочешь. А если всё время воровать и рассказывать людям, что «вы живете хорошо», а они это не чувствуют, то, конечно, можно еще там какое-то количество лет продержаться, но это приведет страну в итоге к катастрофе.

«СП»: — Может быть, менее глобальный, но очень важный для многих вопрос. Планируете ли вы отменить плату за капитальный ремонт домов?

Павел Грудинин: — Да, в программе это есть. Мы считаем, что все эти поборы должны быть отменены. Я абсолютно убежден, если их не отменить в ближайшее же время, мы увидим судебные процессы над теми, кто разворовал эти деньги. Уже сейчас рассказывают, во что все эти «благие намерения» превратились. Власть всё время начинает какие-то «прожекты», а потом оправдывается, признаётся, что «не получилось».

Вот, например, я на днях встречался с обманутыми дольщиками. Государство говорило: «Слушайте, мы приняли закон, мы сейчас всё будем страховать», собрало 31 миллиард рублей страховых платежей через страховые компании, а потом сказало: «Знаете, все страховые компании развалились», и ни копейки денег в качестве страховых выплат никому они не произвели. А деньги куда-то пропали.

То есть мы видим, что деньги платили, в том числе и добросовестные строители, заказчики, а в результате деньги испарились. И опять виновных нет. Власть провела административную реформу, реформу полиции — то есть милицию в полицию переименовала, — судебную реформу, реформу образования, здравоохранения. А что улучшилось в стране после всех так называемых преобразований? Что, образование стало лучше, или здравоохранение? Нужно вернуть всё обратно. Это, конечно, очень большая работа, не для слабонервных, но мы готовы ее делать, и знаем, как.

«СП»: — Вы затронули тему обманутых дольщиков. Она касается многих наших читателей, которые спрашивают, как вы защитите их интересы?

Павел Грудинин: — Власть каким-то образом защищает же интересы, например, граждан, попавших под санкции. Слышали, как Государственная Дума большинством ретиво приняла решение: всех, кто попал под санкции, нужно освободить здесь от налогов? А я считаю, что можно совершенно по-другому сделать. Можно освободить от всех налогов тех, кого обманули. Ну, или, например, они платят ипотеку, надо просто обнулить им ипотеку — это раз. Второе, ликвидировать коррупционную составляющую. Ну, кто же дает в аренду земельный участок для строительства дома фирме, у которой уставный капитал 10 тысяч рублей?

Это же сделало государство, это чиновники сделали так, что люди оказались выкинутыми на улицу, стоят недостроенные дома. Вы что-нибудь слышали о проектном финансировании? Например, во многих странах мира ты не можешь продать ни одной квартиры, пока ты не построил фундамент и 15−20 процентов дома за свои деньги. А потом продавай, но продавай только ту часть, которая построена. Поэтому государство может сделать всё.

Другое дело, что есть политическая воля и есть коррупция. И коррупционеры, которые засели во властных структурах, на этом наживаются. Берут взятки с застройщиков, потом говорят: «Слушайте, они не смогли». Застройщики, даже попав в тюрьму, не отвечают своим имуществом. У нас нет системы конфискации всего, что они незаконно получили. Вы знаете, что делают китайцы, например? Они по всему миру отправляют спецслужбы, привозят из-за границы тех, кто нарушил закон, и те несут наказание. Возвращают вывезенное за границу обратно. Вот китайское правительство может это делать, а почему мы не можем? Нет политической воли. Поэтому я думаю, что с проблемой дольщиков можно легко разобраться.

Кстати, я был в Новосибирске, там мэр Локоть многие объекты уже достроил. У нас же, в той же Московской области, я вижу, что в ближайшее время число обманутых дольщиков в разы возрастет. Это заложенная мина замедленного действия, которая взорвется обязательно.

Что делать? Надо просто прекратить брать взятки.

«СП»: — Павел Николаевич, читатели задают вам и личные вопросы. Например, интересуются, какие вы читали работы Маркса, Энгельса, Ленина, и какие идеи извлекли из них?

Павел Грудинин: — Я был хорошим студентом, и в то время, когда я учился, мы сдавали марксистско-ленинскую философию, политэкономию. И у меня были «пятерки». Прочитал работы Ленина о пользе компромиссов, «Апрельские тезисы», ну и многое-многое другое. Надо приехать в «Совхоз им. Ленина», чтобы понять, как мы реализовали эти идеи у себя в хозяйстве. Почему у нас бесплатные кружки, почему у нас территория социального оптимизма, почему в парк, когда входишь, денег никто не берет, а это один из лучших парков в России и, думаю, даже, может быть, в мире. Почему у нас такой подход к молодежи, почему пенсионеры все довольны. Правда, есть у нас 6−7 человек, которым приплачивают наши противники, чтобы те время от времени объявляли миру, как все плохо в совхозе. Но проходят выборы и эти «недовольные» свертывают свою борьбу до очередной избирательной кампании. А так, в принципе, все довольны.

Читайте также

Вы знаете, что именно Ленин придумал Новую экономическую политику, НЭП. Именно Сталин провел модернизацию страны, индустриализацию. Именно он сделал так, что некогда полуграмотная страна стала одной из образованнейших в мире. У нас было лучшее здравоохранение, лучшее образование. Мы гордились и космонавтами, и фигуристами, и хоккеистами, и многими другими. И детский спорт был бесплатным. Поэтому вот эти принципы, которые провозгласила КПРФ, социалистические принципы, национально-патриотические силы, которые меня выдвинули, — они все претворены в «Совхозе имени Ленина».

«СП»: — Павел Николаевич, читатели интересуются: вы ожидали, что на вас выльется столько негатива, или это всё-таки стало некой неожиданностью?

Павел Грудинин: — Читатели должны понять: если всё время говоришь правду, не кривишь душой, то твои оппоненты, которые боятся потерять власть, каким-то образом постараются тебя опорочить. На прокремлевском радио сразу после выхода в эфир, а потом я на Первом канале появился, на «России 1», было голосование. Оказалось, что у нынешнего президента рейтинг почти 50 процентов, а у меня 45 — так распределились голоса. Естественно, это был шок, причем шок именно у власти. Я же несогласованный кандидат. Значит, наши идеи были настолько разительно встречены простыми людьми, что власть просто испугалась.

А что они могут еще сделать? Ну да, сначала рассказы о моих миллиардах, которых нет, потом рассказы о счетах, которые я не закрыл, — на самом деле всё было выполнено в соответствии с законом. Слушайте, я чист перед законом. Если бы я сделал что-то противоправное, меня бы давно бы уже сняли с выборов, это же понятно. Поэтому я абсолютно спокоен. Пусть это будет на совести тех, кто распространяет клевету. Наше дело правое.

«СП»: — Павел Николаевич, большое спасибо, что вы нашли время, чтобы ответить на вопросы читателей «Свободной Прессы».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня