«Большая семерка» теперь в «шестерках» у Трампа

Больше других от скандального саммита ведущих мировых держав выиграла Россия

  
10222
На фото: канцлер Германии Ангела Меркель, беседующая с президентом США Дональдом Трампом (справа) в кулуарах саммита G7; рядом президент Франции Эммануэль Макрон, премьер-министр Японии Синдзо Абэ и Джон Болтон, советник по национальной безопасности США
На фото: канцлер Германии Ангела Меркель, беседующая с президентом США Дональдом Трампом (справа) в кулуарах саммита G7; рядом президент Франции Эммануэль Макрон, премьер-министр Японии Синдзо Абэ и Джон Болтон, советник по национальной безопасности США (Фото: DPA/TASS)
Материал комментируют:

Президент Франции Эммануэль Макрон как в воду глядел, когда грозился подписать итоговый документ саммита «Большой семерки» в Канаде без американского лидера Дональда Трампа. Так и случилось — Трамп ставить свою подпись под совместным коммюнике отказался. Мало того, покинул заседание досрочно и улетел в Сингапур на встречу с «северокорейским изгоем» Ким Чен Ыном.

Свое решение не заверять соглашение Трамп объяснил в духе времени — в Twitter. Причина, как оказалось, — «ложные заявления» канадского премьера Джастина Трюдо, который, как пишет Трамп, «во время наших встреч на G7 вел себя так кротко и мягко только для того, чтобы после моего отъезда заявить на пресс-конференции, что «пошлины США были своего рода оскорбительными». И он «не даст сесть себе на шею».

«Очень нечестно и слабо. Наши пошлины — это ответ на его 270% (пошлины) на молочные продукты из США!», — отчитал американский лидер северного соседа, напомнив ему, что «Канада взимает огромные тарифы с американских фермеров, рабочих и компаний».

Таким образом, все более напряженные отношения давних партнеров дали новую трещину. Что на официальном уровне подтвердила администрация президента Франции Макрона, распространив заявление, где поведение американского лидера названо «беспрецедентным оскорблением в более чем 40-летней истории группы государств G7».

Впрочем, «сеять зерна раздора» среди участников этого политического консилиума Трамп начал еще до его начала. С заявления, что вообще-то за столом переговоров явно не хватает Владимира Путина. Это внесло сумятицу в умы большинства членов «восьмерки» (премьер Италии Джузеппе Конте поддержал американского коллегу).

Читайте также

Но Москва встретила эту новость на удивление равнодушно. Мол, для России членство в «восьмерке», в общем-то, давно неинтересно. Пресс-секретарю президента РФ Дмитрию Пескову пришлось в который уже раз давать пояснения, что российская сторона заинтересована в иных формах общения.

Тем не менее, в итоговом документе канадского саммита нашу страну вниманием не обошли. И опять нам выдвинули целый пакет претензий и требований: «не дестабилизировать», «не подрывать», «не поддерживать Асада», «выполнять Минские соглашения». А не то обещают новые санкции.

И в этой части очередное заседание «семерки» не принесло миру ничего нового. На что обратил внимание и Путин, который на пресс-конференции по итогам поездки в Китай призвал западных лидеров «прекратить всю эту творческую болтовню и перейти к конкретным вопросам, связанным с реальным сотрудничеством».

Внемлют ли партнеры голосу разума? И что означает демарш Трампа — только очередную трещину или полный разрыв Америки с Европой? Эти и другие вопросы «СП» адресовала замдиректора Института истории и политики МПГУ, политологу Владимиру Шаповалову:

— С моей точки зрения, это, конечно, не разрыв. Это — кризис. Серьезный кризис в отношениях внутри западного сообщества. И хочу подчеркнуть: этот кризис не только и не столько связан с личностью Дональда Трампа. Серьезным упрощением ситуации является попытка все сводить к импульсивности и непредсказуемости американского президента. И рассчитывать на то, что вот, дескать, сменится лидер в Белом доме и все наладится.

Нет. Запад никогда не станет прежним, каким был до победы Трампа на выборах.

«СП»: — Почему?

— По той причине, что Трамп не является взбалмошным, эгоистичным ребенком. Нет. Он трезво выражает мнение Соединенных Штатов в новой ситуации. А это мнение простое: в условиях тенденции к падению экономического потенциала США, которое мы наблюдаем на протяжении нескольких десятков лет, страна вынуждена перейти от политики глобалистской к политике протекционистской.

Эти две тенденции в американской политике, конечно, будут бороться. Конечно, могут быть попытки вернуться к прежней политике и восстановить дружеские связи с Европой. Но общая тенденция, которая сейчас прослеживается, и которая, я уверен, будет преобладающей на протяжении ближайших десятилетий, может быть охарактеризована фразой «Каждый сам за себя». Соединенные Штаты будут спасаться и топить других. Борьба за выживание за счет союзников станет преобладающей. Вне зависимости от того, Трамп у власти или нет.

«СП»: — Но почему все же это кризис, а не разрыв?

— По той причине, что, во-первых, мы наблюдаем лишь начало процесса, который будет растянут на десятилетия. Во-вторых, потому что силы все-таки не равны. Мы видим не двух равноправных субъектов — США и Европа. Перед нами доминирующий партнер в лице Соединенных Штатов. И нескольких младших партнеров, которым бы между собой договориться.

Потому что у Франции — одна позиция, у Германии — другая, у Японии — третья. Итальянцы менее значимы, но, тем не менее, они имеют четвертую позицию. В таких условиях ни о какой прямой конкуренции между доминирующим игроком и всеми остальными речи не может идти. Силы не равны. И, несмотря на достаточно активную позицию президента Франции Макрона, на резкие заявления немецкого канцлера Меркель, европейцам придется идти на уступки.

«СП»: — Поэтому они в некоторой растерянности?

— Конечно. Они могут даже пойти на какой-то этап войны экономической со Штатами. Но в силу тотальной зависимости Европы от США рано или поздно им придется признать поражение. Трамп, естественно, скорее всего, будет вести дело именно к капитуляции Европы на условиях Соединенных Штатов.

«СП»: — Кто при такой междоусобной конфронтации в западном сообществе первым бросится мириться с Россией? Вашингтон или Брюссель?

— Здесь уже наблюдается очень интересная ситуация. Европейцы явно дают позитивные сигналы Москве. Это и недавний приезд Макрона, и приезд Меркель, и прямое заявление итальянского премьера. Одновременно появляются и позитивные сигналы от США. Чего стоит заявление Трампа, что Россию нужно вернуть в «Большую восьмерку»?

Думаю и США, и их европейские партнеры будут стремиться использовать любые контакты с Россией чтобы укрепить свои позиции. В том числе — и в конкурентной борьбе внутри западного сообщества. Но европейцы, разумеется, больше заинтересованы в России, чем Соединенные Штаты. Их интерес к нашей стране — сугубо прагматический. Россия очень важный экономический партнер Европы. И не является таковым для США.

И Франция, и Германия, и Италия — страны, безопасность которых в значительной степени завязана на нормальные отношения с Россией. Поэтому именно в интересах Европы развивать отношения с Москвой. В интересах лидеров Европы, замечу. Но, безусловно, не в интересах Польши и стран Балтии.

Но даже с Францией, Германией и Италией нормализация отношений произойдет не слишком быстро. Не стоит надеяться, что прямо сейчас Италия заблокирует пролонгацию санкций. Все зависит от Германии. Пока немцы не изменят позицию, позиция Евросоюза в целом в отношении санкций тоже не поменяется. Однако нарастает количество причин, которые будут работать на сближение европейских стран и России.

«СП»: — А что с обещанием Трампа «поладить с Россией»?

— Что касается Соединенных Штатов, то здесь ситуация принципиально иная. Экономического интереса практически никакого. Есть интерес в сфере безопасности. Этот интерес в том, чтобы, во-первых, договориться по спорным пунктам в военной области. Во-вторых — попытаться использовать потенциал России для продвижения интересов США в Северной Корее и Иране. И, в третьих, установить новые правила игры в мире. «Новые Хельсинки», «новую Ялту», если хотите. Ну и, естественно, общая борьба с терроризмом. Вот то, что может быть общего у нас и американцев.

Читайте также

Мы это достаточно четко понимаем. Соединенные Штаты, складывается ощущение, — не слишком четко. И до тех пор, пока не возникнет у американских элит понимание того, что Россия — достаточно мощный игрок, с которым нужно договариваться, кризис в отношениях будет иметь место.

Правда, есть еще фактор Трампа. Он в том, что Трамп достаточно непредсказуем. Он может в какой-то момент лично инициировать нормализацию отношений с Россией. По сути, позитивные сигналы Москве президент США подает постоянно. И его заявление о «восьмерке» из того же ряда.

Но при явном желании Трампа договориться с Россией возможностей у него пока таких нет. Поэтому, скорей всего, конфронтация между США и Россией будет пока продолжаться.

А в это время

Официальный представитель МИД России Мария Захарова так подвела итоги только что завершившегося саммита западных лидеров: «Призвав Россию прекратить „дестабилизирующее поведение“, члены G7 тут же сцепились в адской драке, обвиняя друг друга во лжи и обзывая последними словами».

Саммит G7: «Один кадр — и занавес поднят»: Захарова прокомментировала рассмешившее соцсети фото с G7

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня