«Смотрящим» за Лукашенко будет экс-премьер Чечни

Какие задачи стоят перед новым послом России в Белоруссии

  
5663
На фото: Михаил Бабич ( в центре)
На фото: Михаил Бабич (в центре) (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)

24 августа в Республику Беларусь указом президента Путина был назначен новый посол — Михаил Бабич. Он сменил на этом посту Александра Сурикова.

Слухи о возможном назначении Бабича ходили без малого два месяца, но, что примечательно, состоялось оно сразу после визита в Сочи Лукашенко. Что дало повод белорусской оппозиции говорить о том, что он таки «прогнулся» — нет, чтобы «завернуть», по примеру Украины в 2016 году, этого человека действия, а вовсе не дипломата по профессии, потому что Бабич, мол, это «ясный сигнал о решимости намерений Москвы».

Действительно, еще только когда в прессу просочилась информация о том, кто именно может стать новым российским послом в Белоруссии, среди оппозиционных СМИ этой страны, в обязательном порядке уделивших внимание персоне Михаила Бабича, поднялась даже и паника. Упор делался на его работе в Чечне (в 2002 году возглавлял там правительство) и Приволжском ФО, с представлением Бабича как эдакого генерал-губернатора, даже с параллелью между ним и виленским губернатором императорских времен Муравьевым.

Как ни странно, но в данном случае эти СМИ отражали, пусть и несколько преувеличенно общее настроение белорусских властей, для которых А.Суриков — не как личность, но как тип российского посла на постсоветском пространстве — был очень удобен, своей нацеленностью на бесконфликтность в первую очередь. При том, что эта бесконфликтность являлась не итогом нормальной дипломатической работы с ее обязательными компромиссами, но, всего чаще, отлыниванием — грубо, но верно — от своих прямых посольских обязательств: по отстаиванию интересов Москвы, по, хотя бы, обозначению позиции РФ по тому или другому болезненному вопросу в том или ином споре.

Читайте также

В Москве, возможно, наконец-то осознали, что должность посла в Белоруссии — не место для «почетных пенсионеров». Теперь назначение состоялось, и встал вопрос: каких ошибок своего предшественника следует избегать Бабичу?

Особенность взаимоотношений РБ и РФ такова, что, собственно, экономическое сотрудничество, тем более хозяйственные споры, и тем более договоренности по ключевым хозяйственным направлениям, таким как энергетика, — идут мимо посольства, решаются на более высоком, зачастую самом высоком уровне. А договоренности об экономической кооперации между предприятиями достигаются, как правило, на экономических форумах, вроде Форума регионов Белоруссии и России, который совсем скоро состоится в Могилеве, или в ходе визита в Белоруссию того или иного губернатора.

В принципе, практика эта нормальная, пусть экономика и торговля во взаимоотношениях двух стран часто становятся вопросом политическим.

Но в сложившейся на сегодняшний день мировой обстановке вопрос культурный и исторический — также вопрос политический, и вот к его-то решению и следует как можно скорее подключаться конкретному российскому посольству в Минске. Ведь на постсоветском пространстве до недавнего момента такие послы, как Суриков, этим вообще не занимались, и о том, что российское посольство в Минске (а еще раньше — в Киеве) должно быть координационным центром «мягкой силы», и слыхом не слыхивали. Во многом потому, что придерживались такого наследия «дружбы народов» — «это наши люди, никуда от нас не денутся».

А между тем национализм, опирающийся если не на полное отрицание совместного прошлого, то на более-менее значительную нивелировку его и выпячивание характерного своего, часто прямо надуманного, после 91-го года был успешно введен в оборот местными элитами повсеместно на постсоветском пространстве. Белоруссия исключением не стала. Однако московские эмиссары этому не только ничего не противопоставляли, но зачастую еще и потворствовали: из-за нелепого стремления «не нагнетать» и быть снисходительнее к «младшим братьям», что бы те ни вытворяли.

Пусть пример и набил оскомину, но он показательный: Суриков отошел в сторону в нашумевшем деле «журналистов-декабристов», что для российского посла, учитывая надуманность обвинений в их адрес, выглядело и странно, и просто неприемлемо. Потом он даже оправдывался, отвечая на неудобные вопросы, — мол, внутреннее дело, гражданство-то у них белорусское. То же, что возглавляемое им посольство должно бы стать центром по поддержке всех тех, кто чувствует себя причастным России исторической, вне зависимости от их гражданства, ему, похоже, и в голову не пришло.

Так вот, есть веские основания надеяться, что новый посол не повторит этой самой главной ошибки предшественника: желания сгладить острые углы любой ценой, чаще всего — ценой односторонних уступок или же молчания, которое по факту наносит интересам Москвы ущерб. Время пустой риторики про «один окоп», когда нужно что-то выторговать, проходит. Такие как Бабич к подобным аргументам, похоже, нечувствительны, так что ожидать следует большего прагматизма — как раз через разделение дня сегодняшнего с его частными интересами и общего исторического прошлого.

Было бы также крайне желательно, чтобы новый посол осознавал всю опасность недооценки влияния на процессы политической самоидентификации той самоидентификации, которая связана с «национальным колоритом» и которая на навязывается большинству заинтересованным и «граждански продвинутым» меньшинством. В Белоруссии такое меньшинство давно наготове — не только прозападное, но и прямо пропольское, и заигрывание с той пока еще как будто безвредной «исторической археологией», которую оно практикует (шляхетская культура, Радзивиллы, западноевропейское рыцарство), обойтись может очень дорого.

А уж если говорить о той решимости, которой так опасаются белорусские оппозиционные СМИ, то почему бы именно Бабичу (рано или поздно все равно кому-то придется) с военной прямотой не признать того, что в истории мы бывали не только братьями, но и соперниками. Под равноправными отношениями, чего бывшие республики Союза и требуют, должно лежать принятие правды, какой бы неприятной она ни была. На мифотворчестве долговечного государства не построишь (это про тех, кто думает, что страна начинается с вышиванок и прочих отличительных, абы не связанных с Россией, вещей).

Читайте также

Президентом России посол Бабич наделен также статусом спецпредставителя по развитию торгово-экономического сотрудничества. Это, конечно, тоже важно. Но если с налаживанием торговых связей регионы давно справляются сами по себе, с разной степенью успешности, то с давнишней практикой покупать чью-то лояльность и при этом сквозь пальцы смотреть на разные «шалости» (вроде конференций «национально ориентированных» историков на тему «Наполеоновские войны и перспективы независимой Белоруссии в 1812 году»), покончить следует как можно скорее.

То ли в шутку, то ли всерьез Сурикову предлагалось подарить участок с коттеджиком на Нарочи — «за заслуги перед белорусским государством». Вот если в отношении Бабича такое сказать никому даже не подумается — тогда деятельность его на посту посла Российской Федерации в Республике Беларусь можно будет считать, по меньшей мере, удовлетворительной.

Белоруссия


Новости политики: Российское посольство пообещало «от мёртвого осла уши» за «советскую оккупацию»

Постсоветское пространство: Вилы Лукашенко: Между шоком и долгами

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Сергей Обухов
Сергей Обухов

Для меня «Свободная пресса» — одно из топовых федеральных изданий. Ее манера подачи информации, проверки фактов, сопоставления точек зрения задает высокий стандарт аналитики. На фоне деградирующей политической журналистики в России издание, можно сказать, стоит маяком.

В любом случае, коллективу удачи. Не снижать планку и развиваться — в том числе, за счет региональных приложений. И наращивать политический вес!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня